Вирус украинства: Как русские становятся вырусью

Virus

«На донецком направлении к обстрелам мирного населения причастны военнослужащие украинских бригад под командованием Кокорева и Иванова», «установлены данные украинских командиров, виновных в массовых обстрелах городов ДНР – это командир мотопехотного батальона 54-ой отдельной механизированной бригады Лавров, командир 42-ого отдельного мотопехотного батальона “Рух опору” 57-ой бригады Степанов». «Украинские политики Данилов, Венедиктова и Денисова поддерживают геноцид людей в донецких республиках и одобряют решения об обстрелах и расправах». Заметили интересную деталь? У большинства украинских генералов, политиков, чиновников, рядовых вояк и боевиков разных националистических батальонов – абсолютно русские фамилии. И сами они – русские, и язык их родной – русский. Но активно участвуют в уничтожении русских в Донбассе и вытравливании всего русского на Украине.

Какие метаморфозы произошли с подобными им вырожденцами и предателями? В чём причины превращения русских в нерусь или вырусь? В толковом словаре Ефремовой «нерусь» трактуется со значением «русофоб». Почему обладатели славных фамилий прошли короткий путь от русофобов к массовым убийцам мирного населения? На чём базируется и чем подпитывается этот феномен? Сложные и актуальные сейчас вопросы и на Украине, и в самой России.

Недавно вышедший клип с песней «Я русский!» молодого талантливого певца Ярослава Дронова (Шаман) собрал не только миллионы просмотров и «завирусился в сети», но и вызвал нападки разных собчачек и «пародистов», требующих снизить пафос и накал текста. Их начало буквально корежить, как чертей от ладана. А сам исполнитель Шаман коротко и ясно ответил злопыхателям: «Я РУССКИЙ – это не песня, а состояние души!». Ярослав смог не просто точно попасть в нерв общественного сознания, но и создать песню, где идентификация себя как русского человека естественна и нормальна. Её не надо стыдиться, каяться и отрекаться. И в этом ценность песни на фоне происходящих событий, а её слова вызывают бешенство разномастных предателей и врагов, внутренних и внешних.

Появление выруси в самой РФ относительно понятно. Русофобия «звёзд и звездулек», бомонда и ряда политиков была густо замешана или на фрондерстве, или на болезненном нарциссизме, или на тривиальных товарно-денежных отношениях со страхом потерять капиталы, зарубежные виллы, контракты и контакты. Определённый процент российских обывателей тоже скатывался в фашизацию сознания, восемь лет подряд комментируя войну в Донбассе на уровне «сами виноваты: в Донбассе не так встали, как в Крыму!», «да у вас за годы войны детей погибло меньше, чем у нас в Беслане», «вы не русские, а донецкие хохлы» и тому подобный бред.

Сегрегацией русских на правильных – в России и в Крыму, и неправильных – в Донбассе и на Украине – занимались вполне реальные люди и разные ура-патриотические блогеры, даже не вникая, что уже скатились в бытовой фашизм.

Ботофермы тоже подогревали такие настроения.

В эту же топку усиленно подбрасывала дров и официальная пропаганда, корявая и беспринципная. Ещё свежи в памяти «А Донбассу никто ничего не обещал» и многочисленные «Это исключительно внутриукраинский конфликт, в котором Россия не является стороной конфликта».

Грянувшая СВО отчасти, но не полностью, смыла эту грязную пену.

А вот на Украине причины русофобии и оголтелого отрицания русского в себе гораздо сложнее. Разберём их по косточкам.

Мимикрия к среде или приспособленчество. Если для украинской «элиты» вытравливание русского сознания стало единственным путём вверх по карьерной лестнице, то обыватели банально запуганы и затравлены спецслужбами и активистами: быть русскими стало наказуемым и опасным для жизни. Людей лишали работы, средств к существованию и выдавливали из социума с помощью угроз, насилия, доносов, слежки, террора.

Всевластие боевиков и национал-озабоченных майдановцев на Украине стало тотальным. Несломленные русские вытеснялись в маргиналы или уничтожались. Их участь показала остальным, что надо или приспосабливаться, отказываться от корней, или эмигрировать. Например, самыми «упоротыми» и черноротыми в том же Киеве сейчас считаются «киевские донецкие» – те, кто выехал из Донецка в 2014-ом и осел в столице. Так, как они поносят, очерняют земляков и злобствуют над ними, не делают даже идейные враги. Они живут смакованием любой, даже мелкой неприятности в Донецке, а большая беда и массовые обстрелы шахтёрской столицы с жертвами для «киевских донецких» становятся чуть ли не личным праздником. Этим они заполняют свою никчёмность и пустоту, потерю привычной комфортной среды.

Но сколько бы они не меняли раскраску, как хамелеоны, своими людьми для Киева и титульных украинцев они никогда не станут. Они всегда будут гонимыми и отверженными, с печатью второсортности. Им придётся говорить по-украински, полностью принять правила режима, ломать свою психику и мучаться от последствий.

Пропаганда и внедрение в сознание ложных идеологем. Украинская машина пропаганды, куда государство и западные НКО вливали огромные деньги, за десяток лет переформатировала сознание большинства жителей страны, и особенно молодежи, в антирусское. Образ России и русских на всех уровнях подавался как образ врага, убивать которого – означает защищать Украину и нацию. Это внедрялось через расчеловечение и русских Донбасса, оказавших сопротивление, и касалось всего населения большой России.

Раскол прошёл через семьи, разорвав даже крепкие родственные узы, не говоря о других. Отрицание очевидного, отказ от критического мышления стали удобной моделью поведения – и всё это внушила пропаганда. Гораздо легче принять тезис, что «Донбасс обстреливают российско-террористические войска», чем правду, в которой террористы и убийцы – это украинская власть и армия при пособничестве или молчаливом согласии остальных.

Гнусный посыл о «самообстрелах или взрывах кондиционеров» легко снимает груз вины с совести и сопричастности к убийствам, и поэтому удобен. Промытыми мозгами легко манипулировать, легко внедрять в них любые, самые жестокие идеи и теории, вызывать истерию, гнать на убой. Как отмечает российский историк Олег Неменский: «Никакому другому народу не приходилось осознавать себя национально, отказываясь от прежней идентичности. Украинство требует замены наименования, аргументируя это тем, что старое имя было навязано “москалями”, теперь необходимо себя называть иначе. Это приводит к странному психологическому состоянию, когда человек русской культуры, которому удобнее говорить на русском языке, вынужден доказывать, что он не русский, что ему всё русское противно. Утверждаться такая идеология может только за счёт ненависти разрушительной силы. Она настроена не на созидание, так как ничего не взращивает. Сознательный украинец в первую очередь борец со всем русским. Он психологически настроен негативно, он настроен не на созидание, а на разрушение, на борьбу не столько даже с соседской, сколько со своей собственной культурной традицией».

Примечательно, что идеологами украинского национализма были русские. Николай Костомаров – сын помещика Воронежской губернии, Михаил Грушевский – сын профессора русской словесности, Дмитрий Донцов –автор теории украинского интегрального национализма и создатель идеологии ОУН (запрещена в РФ). В поиске новой идентичности в виде агрессивного украинства они возненавидели Россию.

Такой отказ в итоге приводит к разрушению целостности сознания, оно фрагментируется, и на обломках расцветает кризис самоидентификации. Его последствия – отсутствие моральных норм, деградация, поиск других традиций и опор, поклонение деструктивным культам, вроде сатанизма и фашизма. Недаром на брошенных или разгромленных украинских позициях на фронте часто находили символику и литературу на эти темы, а по татуировкам на телах боевиков можно изучать демонологию.

Приверженцев нацизма ещё больше. Из последних – записи Александра Кравцова, главаря украинской нацистской диверсионно-штурмовой группы «Медведи»: «Нацизм, как вариант для спасения нации. Как пример любви к нации. За нацию убийство всех, кто против нации». Также обнаружена его переписка с другом Мыколой из 128 горно-штурмовой бригады ВСУ, виновной в артиллерийских обстрелах мирных жителей Донбасса. «Не знаю, что делать. Мучают сомнения», – пишет Мыкола. «Какие сомнения, друг? Там только “русня”». Те, кто исповедуют русскую веру и культуру – не украинцы. Те, кто общаются по-русски – не украинцы. Значит, они все враги, как и их дети. Поэтому не переживай и делай свою работу. Как все мы», –отвечает ему Кравцов. И ещё раз обратим внимание на фамилию этого человека – она русская.

У всех представителей выруси – проблемы с психикой в широком диапазоне. На этом фоне особенно ярко выделялась бывшая украинская омбудсвумен Людмила Денисова с болезненными садистскими и сексуальными фантазиями. Со всех трибун, включая международные, больная дамочка вещала об «украинских младенцах, изнасилованных российскими солдатами ложками». Западная общественность хотела получить доказательства страшных историй, но их не было. Генпрокуратура Украины в итоге признала: все заявления омбудсмена Денисовой об изнасилованиях были ложью. 

Ещё один фактор формирования выруси и, возможно, главный – это материальный фактор. За деньги продаётся и покупается всё. Исходя из этой логики, быть русским на Украине – не модно и стыдно, а быть нацистом и боевиком – престижно и в тренде. Их награждают, героизируют, у них власть, деньги и безнаказанность. Идёт какой-нибудь «правосек» (участник запрещённой в России организации) себе по улице и чувствует себя круто: медальки бряцают, девки падают от восторга, остальные боятся или завидуют.

Культ убийц в погонах поощряется и щедро финансируется украинскими олигархами типа Ахметова, Коломойского и прочих, а олигархическая медийная обслуга – «обычные продажные шавки капитализма», чья задача – оболванить, ограбить и сократить население под предлогом войны с русскими.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов называет этот процесс масштабнейшим прецедентом дерусификации десятков миллионов людей: «Националистический выбор Украины неоспорим на далёкую перспективу. Его использует в своих интересах крупный бизнес. Украина консолидировалась как жёстко антироссийское государство на достаточно длительный период».

И противостоять этому, разрушить морок, оставалось только военным способом. Но для победы над агрессивной вырусью нужно работать над перестройкой сознания. Военный психолог Александр Карияни говорит о жёстких, но неизбежных мерах: «Важную роль в способности армии вести боевые действия играет поддержка народом армии, а также негативное отношение к армии противника. Солдатам ВСУ киевский режим внушил ненависть к России и ко всему русскому. Опыт войны убедительно показывает, что в сражениях чаще побеждает та армия, воины которой видят в противнике лютого и ненавистного врага, посягающего на свободу и достояние их Родины. Великая Отечественная война подтвердила верность выявленной военными психологами закономерности: необходимо уже в мирное время прививать воинам ненависть к армиям тех стран, которые выражают в своих действиях агрессивные устремления и являются потенциально опасными. Это означает, что всякая война требует длительной работы по формированию военного сознания людей». Украина этим занималась долгие восемь лет, пока шла война в Донбассе. И слишком много времени было упущено. Пора исправлять.

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой: