Надо ли России возвращаться в клуб западных стран, вновь расширив формат G7 до «восьмёрки»?  Стоит напомнить, что совещание группы стран G7 было создано и существует как некий координационный центр противодействия России и сдерживания её экономического развития. В тот короткий промежуток, когда Россия состояла в группе семи стран, превратившейся в «восьмёрку»,она как раз добровольно двигалась по пути самоликвидации, экономической сдачи, сознательного поражения в международных правах, раскрытия себя «для потребления» западным миром. Это был публичный, добровольный, медленный

Практика реализации цветных революций последних лет показала, что успешно реализовать цветной сценарий особенно на постсоветском пространстве, основываясь исключительно на либеральной повестке, невозможно. Либерализм и глобализм отвратительны всем, в том числе и на Западе, что продемонстрировал «кейс с Трампом». Либерально-глобалистскими тезисами больше никого не соблазнить, это не работает, эффективность – ноль. Напротив, на подъёме тренд возрождения патриотизма и традиционализма – если речь о постсоветском пространстве; национализма и евроскептицизма – если речь идёт о Европе; консервативных и

Одной из наиболее загадочных и вызывающих наибольшее количество вопросов партий в современной Европе, на взгляд из России, представляется «Альтернатива для Германии» («AfD»). С одной стороны, у очень многих здесь она вызывает безотчётную симпатию, так как позиционирует себя противостоящей нынешнему европейскому порядку, с его не всегда адекватной миграционной политикой и целенаправленным демонтажем традиционных ценностей. И эта симпатия чаще всего не бывает сопряжена с подробным изучением ни самой партии, ни её программы, ни её поведения, ни её

Американские евангелисты при Трампе перешли в наступление, требуя запретить аборты Приход президента Дональда Трампа к власти в Америке расценивался многими, как начало некой консервативной революции — реванша традиционалистских сил внутри США, уже очень давно тяготящихся «достижениями либерализма», накопленными страной за минувшие полвека. Но пока что, при взгляде со стороны, создаётся впечатление, что те ожидания, которые в этом смысле связывались с его правлением оказались несколько завышенными. Ведь несмотря на всю свою борьбу с мигрантами и прочие

В период грядущих глобальных изменений политической картины мира совершенно очевиден тот факт, что в ходе тех процессов, которые уже начали происходить по всей планете, произойдёт очень многое. В частности, будет происходить смена режимов, казавшихся стабильными и незыблемыми долгие годы. Очень часто подобная смена формата целых государств проходит крайне болезненно, сопровождаясь гражданскими войнами и потрясениями, длящимися, порой, долгие годы. Но происходит такое не всегда. Другой путь возможен и случается такое даже в той части света, где

За месяц, прошедший с того момента, как исполнилось ровно тридцать лет со времени трагических событий на пекинской площади Тяньаньмэнь, с 4 июня, в самом Китае не вышло ни одной статьи и ни одной телепередачи на эту тему. История вряд ли когда-нибудь скажет однозначно, что это было: попытка прогрессивных студентов начать демократические перемены в Поднебесной или чудом не состоявшийся кровавый майдан, очень далёкий от мирных форм протеста. Тем более, если это история Китая. Тридцать лет, по

Изучая последствия, оставляемые войной в разных частях света, следует помнить банальную вещь: война — это, прежде всего, насилие. Осуществляемое в разных формах, направленное против разных групп населения, степень массовости которого зависит от особенностей данной конкретной войны. Но гражданская война — это, зачастую, насилие, абсолютно вышедшее из-под контроля и принимающее особо экстремальный облик. При этом уровень цивилизованности народа имеет значение лишь на начальном этапе — если война идёт достаточно длительное время, то степень жестокости, проявляемой в

После недавнего инцидента в небе над Ормузским проливом, в ходе которого силы ПВО Ирана сбили высокотехнологичный американский беспилотник, звучали опасения, что американская сторона расценит это, как “casus belli” и начнёт то, о чём говорят уже так давно — открытый военный конфликт с исламской республикой. И ситуация действительно накалилась до предела, но, по сути в последний момент, президент Дональд Трамп решил не переступать черту. Тем не менее, складывается впечатление, что подготовка к этому военному конфликту на

Одна из главных тем внешнеполитического дискурса западных стран – это вопрос защиты прав человека, поднимаемый ими во всех точках мира и практически во всех ситуациях. Никакой аспект международной деятельности здесь не считается исключением и никакие обстоятельства здесь не оправдывают ущемление этих прав. Такова официальная, солидарная позиция всего западного мира. Но насколько последовательно реализуется этот принцип на самом деле? Так ли бескомпромиссны государства Запада в тех случаях, когда речь идёт об их собственной безопасности? Насколько внимательно

Многочисленные военные конфликты, уже полыхающие, либо тлеющие по периферии границ современной России, порождают целую серию серьёзных и, подчас, самых неожиданных проблем, решать которые придётся в любом случае. И огромная их часть настигает уже после того, когда война заканчивается. Так происходит не только у нас. Так происходит в любой части мира, где начинают и заканчиваются войны. И для того, чтобы понять, с чем нам, быть может, придётся столкнуться в будущем, имеет смысл взглянуть на опыт других

Необходимость мирного урегулирования афганского конфликта очевидна уже долгие годы. Война, бушующая на территории этого, во многом, ключевого, с точки зрения геополитики, региона отчётливо зашла в тупик — перспектив её окончания за явным преимуществом одной из сторон на данный момент нет. Равно, как и перспектив завершить дело убедительным миром. Причин у такого положения дел много. Это и многовековые межплеменные, межэтнические и межконфессиональные противоречия. И наложившаяся на них гремучая смесь политических конфликтов, привнесённых в Афганистан в результате

Одним из последствий кровавой войны на Ближнем Востоке для Европы является возможное возвращение на её территорию тех, кто, имея гражданство стран Евросоюза, участвовал в боевых действиях на стороне боевиков террористического «Исламского Государства».* И для этих европейских стран данная ситуация может, в перспективе, стать очень серьёзной проблемой, так как каждый вернувшийся боевик — это даже не потенциальная, а реальная спора нестабильности, вносимая в итак не самый спокойный пласт современного населения Европы. Европейские правительства демонстрируют озабоченность. В

72/95