Перейти к содержимому
Главная страница Пятая колонна пользуется разобщенностью нашего общества

Пятая колонна пользуется разобщенностью нашего общества

27 августа в одном из московских дворов был сожжен автомобиль BMW. Как оказалось, машина принадлежала высокопоставленному военнослужащему. Её владелец Евгений Секретарёв служит заместителем начальника 8-го управления Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. Вскоре поймали поджигательницу – женщина 65 лет, состоящая на учёте в психоневрологическом диспансере, которая заявила, что сожгла автомобиль в знак протеста против специальной военной операции на Украине. Родственники пенсионерки выдвинули версию о том, что её загипнотизировали сотрудники СБУ. Так или иначе, после задержания пенсионерка выкрикивала лозунги: «Слава Украине!» и «“Азов” (запрещённая в РФ террористическая организация) ­– сила!». Это, конечно, не убийство Дарьи Дугиной, но задуматься очередной подобный инцидент заставляет о многом.

Провокации пятой колонны – следствие атомизации российского общества

С начала специальной военной операции в самых разных городах и регионах России активизировались «оппозиционеры», которых правильнее было бы назвать «пятой колонной», а то и откровенными диверсантами. В ряде регионов страны, к примеру, атаковали военкоматы, забрасывая их бутылками с зажигательной смесью. Известно немало случаев, когда из-за георгиевской ленты или буквы Z поджигали автомобили, были и нападения на людей в майках с буквой Z.

Что любопытно, про поджоги автомобилей с украинскими номерами, нападения на противников спецоперации ничего не слышно. Неужели патриоты у нас «пацифичнее пацифистов»? Или чересчур интеллигентные? Нет, конечно, если какое-нибудь либеральное существо зайдёт в провинциальный бар и начнёт местным рабочим парням излагать свои взгляды на внешнюю политику нашей страны, возможно, оно выйдет оттуда с разбитым носом. Но в массе своей нормальные граждане, патриоты своей страны, оказались куда более законопослушными. Ну и, к сожалению, более пассивными, чем пятая колонна.

Можем ли мы представить, чтобы в Ереване армяне напали бы на другого армянина в майке с лозунгом в поддержку Карабаха? Или чтобы в центре Киева вот сейчас, в августе 2022 года, нападали бы на людей в майках с трезубцем или поджигали бы автомобили высокопоставленных чинов вооружённых сил Украины? Сами националистически настроенные граждане не позволили бы это сделать.

В России, к сожалению, всё по-другому. Если на человека в майке с символикой спецоперации пара-тройка негодяев считает возможным напасть на улице или в магазине, значит они уверены, что другие прохожие не придут на помощь атакуемому и не надают им по первое число. А откуда такая уверенность? К сожалению, пассивность и «травоядность» взращивалась в России десятилетиями, и во многом виновна в этом сама власть.

На протяжении всех тридцати с небольшим постсоветских лет российские власти очень подозрительно относились к любым национально-патриотическим силам. Речь не об отморозках, нападавших на людей с другим цветом кожи, а о национально-патриотическом движении в целом. В девяностые годы даже само слово «патриотизм» старались всячески опошлить, исказить его смысл. На эту цель работали огромные штаты журналистов газет и телевидения, шоу-бизнес, писатели и артисты.

Одновременно в обществе старательно «вымывали» любую склонность к самоорганизации, любые её проявления. Отсутствие нормального профсоюзного движения – одна из серьёзнейших бед современной России. Не приветствовалась и самоорганизация по территориальному принципу. Как результат – общество продолжало атомизироваться, люди отдалялись друг от друга, а принцип «моя хата с краю» становился господствующим в жизни большинства населения, особенно в крупных городах.

Сейчас плоды такой политики пожинает само государство. В стране с развитой общественной самоорганизацией попытки агрессивного, но ничтожного по численности меньшинства навязывать свою волю большинству пресекались бы моментально. Противники спецоперации боялись бы выйти на улицу не из-за риска получить административный штраф на пару десятков тысяч рублей, а потому, что их просто затоптали бы активные граждане. Но увы… Мы получили общество, в котором могут напасть за майку с символикой не вооружённых сил противника, а российских вооружённых сил. Где украинская диверсантка может снимать квартиру в доме Дугиной и следить за его дочерью, и никому нет дела до этой странной женщины, перемещающейся на автомобилях с иностранными номерами.

Наверное, не стоит призывать к тотальной подозрительности, к «охоте на ведьм» в современном издании. Но здоровая самозащита у общества должна присутствовать. Ведь в каждом дворе полицейского с дубинкой или даже казака с нагайкой не поставишь.

В России не смогли зачистить сферу культуры от врагов государства

Не менее печально и то, что артисты, которые в сложный для нашей страны период открыто встали на сторону противника, продолжают выступать в России, зарабатывать здесь деньги, и весьма неплохие, и ни государство им в этом не препятствует, ни общество не создаёт таких условий, чтобы эти выступления были бы невозможны. Хотя, по логике вещей, такие музыканты и артисты должны быть лишены права выступать, продавать свою музыку, лишены любых выплат от российского государства. Более того, следственным органам стоило бы провести проверку происхождения их собственности и доходов: те, кто выступают против государства, не должны иметь возможность кормиться за счёт собственности, приобретенной в этом государстве и с его помощью.

Но запрос на выступления создаёт публика. Если бы деятели эстрады знали, что после их заявлений и обращений количество посетителей их концертов сократится на 80-90 процентов, что их записи не будут продаваться, они трижды бы думали перед тем, как использовать свою популярность в интересах врагов нашей страны. Но люди, продолжая на словах спецоперацию поддерживать и даже своих кумиров критиковать, в то же время ходят на их концерты, платят им деньги, не устраивают против них акции протеста.

Впрочем, культурой у нас до сих пор «рулят» «птенцы гнезда Борисова», занявшие ещё в 1990-е годы все ключевые места на телевидении, радиостанциях, в продюсировании. Эти люди, даже если и не демонстрируют открыто своего неприятия нового внешнеполитического курса страны, вряд ли в действительности поменяли свой настрой.

Как они были пятой колонной Запада, так ею и остаются. И они в этом качестве хитрее и опаснее, чем открытые противники из числа уличной либеральной или левачествующей клиники. Ведь в руках у таких людей не похабные плакаты и даже не «коктейли Молотова», а кое-что покруче – рычаги управления медийной сферой, с помощью которой можно манипулировать сознанием миллионов россиян. У этих медиаменеджеров на Западе – не только капиталы, там их душа, которая с юных лет была пропитана преклонением перед всем американским и европейским. И глупо было бы считать, что с возрастом они забыли или поменяли свои представления о мире, свои жизненные ориентиры и ценности.

Если российская власть собирается всерьёз противостоять Западу, а это придётся делать хотя бы ради выживания и самой этой власти, и России в целом, то ей в любом случае придётся менять не просто повестку информационной политики, а всю систему массовой информации, все инструменты управления массовой культурой в стране.

Наследие ельцинской эпохи в лице прозападных и либерально настроенных «медиаменеджеров» должно быть вычищено на корню. Это одно из условий оздоровления российского общества. А второе условие – не препятствовать здоровой самоорганизации народа, будь то профсоюзы, советы самоуправления, народные дружины. В текущей ситуации власти пора перестать видеть угрозу в народном объединении, поскольку лишь многомиллионный российский народ и есть главное богатство великой России, её главный и подлинно великий ресурс.

Игорь Майский

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2