Некуртуазный «Трубадур»

Trubadur_2

«Трубадур» называют одной из самых популярных опер в мире. Джузеппе Верди написал её по одноименной пьесе испанского драматурга Антонио Гутьерреса. Нельзя не согласиться и с теми, кто утверждает, что сюжет «Трубадура» настолько запутан, что представляет собой настоящий ребус. Те, кто захочет разгадать его, а главное – насладиться великолепной музыкой итальянского маэстро, могут это сделать, придя в ближайший пятничный вечер, то есть 18 ноября, в Мариинский театр.

Пьер Луиджи Пицци доносит до нас произведение своего великого земляка в том виде, которое оно его заслуживает

Один из главных героев оперы – трубадур Манрико. Но мог ли стать трубадуром сын цыганки? Никто же не знает, что Манрико – младший сын графа ди Луны, похищенный цыганкой Азученой, которая по ошибке сожгла не его, а собственного сына. Трубадурами были люди разного происхождения, но всё же не цыгане. Так, трубадур Гираут де Борнель, мастер «тёмного стиля», был низкого происхождения, как и Пердигон (по одной из версий – сын рыбака), а вот Азалаис де Поркайрагас была представительницей знатного рода, владевшего землями под Монпелье, на Юге Франции, где, собственно, и появилось движение трубадуров. Трубадур Раймбаут Оранский родился в семье одних из самых могущественных сеньоров Прованса.

Наверное, читателям надо пояснить, что трубадуры – это не те люди, что дули в трубы, то есть – не трубачи, а поэты, как правило, странствующие. Слово «трубадур», по мнению большинства историков, происходит от окситанского глагола trobar, означающего «сочинять», «изобретать» и «находить» (окситанский язык распространён на юге Франции и в Каталонии). Кстати, по-итальянски трубадур — trovatore, от глагола trovare, что в переводе на русский — находить, обнаруживать. Движение трубадуров переживало расцвет в XII – XIII веках. Одной из его особенностей было пристрастие к куртуазной любви. Трубадуры поклонялись Прекрасной Даме, как правило, замужней и знатной.  Это был культ идеальной любви, наполненный мистическими переживаниями, это был мир сна, грёзы, видения (высмеянный потом Сервантесом). Словом, это была игра в любовь, без всякого желания конвертировать её в реальные земные интимные отношения.

В «Трубадуре» нет и намёка на куртуазность. Все страсти весьма земные, хотя и очень запутанные. Леонора влюблена в Манрико, которого впервые увидела на рыцарском турнире. Что делал на рыцарском турнире сын цыганки – тоже непонятно. Читал стихи и исполнял серенады рыцарям и их дамам? Вряд ли, если затем он ушёл воевать. То, что Манрико – воин, подтверждает и его желание до последнего оборонять от войск графа ди Луны замок Кастеллор. В общем, вовлечённость сына, считающегося сыном цыганки, в общество феодальной знати вызывает вопросы.

Напомним, что либретто по пьесе Гутьерреса написал Сальваторе Каммарано. И критики отмечают, что оно очень противоречиво. «Либретто настолько запутано, что даже при его внимательном чтении остаётся неясным, кто из детей был украден, кто сожжён и, следовательно, кто является подлинным представителем рода графа ди Луна. Каким образом Манрико, воспитанный цыганами, чтобы завоевать любовь Леоноры, становится трубадуром? Почему среди цыган он окружён таким почётом? Каким образом он получает от испанского короля высокий чин и по его приказу защищает замок Кастеллор, к тому же совместно с цыганами?» – недоумевал ленинградский музыковед Михаил Друскин.

По всей видимости, Верди не придавал большого значения этим противоречиям. Для него важна тема проклятия. Мы находим её не только в «Трубадуре», но и в «Риголетто», в «Силе судьбы». Наверное, трагедии, которые Верди пережил в молодости – его ребёнка, дочь Мария Луиза и сын Ицилио Романо, умерли младенцами, а затем скончалась и его жена – Маргарита Барецци, наводили его на мысль, что над ним довлеет какое-то проклятье. В «Трубадуре» цыганка Азучена прокляла род ди Луны за то, что он сжёг её мать – колдунью. (Получается, что Манрико – не просто сын цыганки, но и внук ведьмы, и тем не менее – рыцарь и трубадур).  И конце она удовлетворена тем, что граф ди Луна казнит (несмотря, правда, на её протесты, всё-таки она любила Манрико как родного сына) своего младшего брата.

Откровенно говоря, сюжетная несуразица несколько понижает градус восприятия оперы «Трубадур». Но если не знать, кто такие трубадуры, то и ладно. Главное – прекрасная музыка Верди. Она, по словам музыковеда Друскина, «богата красивыми, свободно льющимися мелодиями, близкими народным напевам». «Блистательно воплощены в музыке фигуры главных героев: пылкого, благородного, свободолюбивого Манрико; надменного, жестокого графа ди Луны; мечтательной, благородной, самоотверженной Леоноры. Ярко выписан фон, не являющийся нейтральным по отношению к героям. Здесь господствует тот же принцип контраста: цыганский лагерь и замок, сад и темница (последняя картина), в которой похоронный колокол и заупокойный хорал (за сценой) создают атмосферу действия. Партитура — образец гениального мастерства, вдохновения и таланта» – это уже мнение советского музыковеда Абрама Гозенпуда.

Энрико Карузо в своё время заявил: «Главная проблема при исполнении “Трубадура” заключается в том, что для этого необходимы четыре самых лучших певца в мире». Как отмечает музыковед Христина Батюшкина, «успех “Трубадура” действительно в первую очередь зависит от солистов, от того, как они исполнят арии-монологи, как прозвучат многочисленные вокальные ансамбли, особенно дуэты, поскольку именно в дуэтах образы героев раскрываются во всем своем объеме и богатстве». В Мариинском театре с этим полный порядок.

В Мариинском театре «Трубадура» поставил итальянский режиссёр Пьер Луиджи Пицци. Он – по образованию архитектор, и, как заметила арт-критик Ирина Сорокина, «натура архитектора всегда дает себя знать в сценографических решениях Пицци». Действительно, режиссёр нашёл не вычурные, но очень стильные и правдивые сценические решения. Долгое время он работали и как художник по костюмам. Пицци не стал экспериментировать с сюжетом и нарядами исполнителей. Зритель/слушатель не сомневается, что на сцене воспроизводится испанская история XIV века. В его «Трубадуре» нет и намёка на «режоперные» приёмы. Пьер Луиджи Пицци доносит до нас произведение своего великого земляка в том виде, которое оно его заслуживает.

Спектакль пройдёт на второй сцене Мариинского театра. Начало в 19 часов.

Дмитрий Жвания

Читайте также:

Поделиться ссылкой: