Глухая заимка «генерала» Чернова — парк для народа

Chern6

Усадьбу Сосновка на Октябрьской набережной, долгое время бывшую закрытым объектом, обещают превратить в зону отдыха. Интересно, будут ли раскрыты тайны этого дома и окружающего его парка?

«Охотничий» замок до сих пор увешан антеннами «глушилок»

Накануне новогодних праздников премьер-министр России Михаил Мишустин подписал распоряжение №4387-р. Согласно этому документу объект культурного наследия федерального значения «Усадьба А.И.Чернова «Сосновка»» подлежит «передаче акционерным обществом «Дом.РФ» без проведения торгов в собственность акционерному обществу «Садово-парковое предприятие «Невское» с одновременной передачей в собственность земельного участка… (площадь 116934 +/- 168 кв. метров) и предоставлением в аренду земельного участка… (площадь 112560 +/- 67 кв. метров) по цене, равной их рыночной стоимости».

Кстати

Ранее старинный дом (Октябрьская набережная, 72) площадью более 2000 квадратных метров и участок в 23 гектара принадлежал ФГУП «Российская телевизионная радиовещательная сеть», затем был передан АО «Дом.РФ». Предполагалось, что объект будет продан на торгах. Ходили слухи, что особняк будет признан аварийным и снесён, а территорию парка новые владельцы застроят очередными элитными или не очень «человейниками». Такого развития событий пока не случилось и вроде бы теперь не предвидится.

Представители городских властей говорят, что, возможно, будет проведён опрос петербуржцев и прежде всего жителей Невского района о том, как следует «распорядиться Сосновкой».

При этом уже излагается идея преобразования объекта в некое «общественное пространство» по типу московского парка Зарядье с разбивкой на несколько зон для прогулок, спортивных занятий и рекреации для жителей прилегающих жилых кварталов, а в усадебном доме разместить культурный или молодёжный центр.

Вид на особняк «с высоты птичьего полёта»

Кстати

Что касается сильно заросшего и одичавшего парка Сосновки, то его юго-западная часть, имеющая статус зоны зелёных насаждений общего пользования, находится, по мнению чиновников и депутатов, «в более-менее удовлетворительном состоянии», а северо-восточная, наоборот, «требует срочных комплексных реставрационных работ». Восточный участок парка вообще не входит в охранную зону объекта культурного наследия и «представляет собой пустырь», где можно разместить какие-то социальные объекты для местных жителей, в том числе, например, и физкультурно-оздоровительный комплекс.

Помещичья усадьба с обширными охотничьими угодьями на этом месте возникла, как предполагают исследователи, ещё в первые годы существования Санкт-Петербурга, если не раньше. В XVIII и начале XIX века она принадлежала князю Гавриилу Петровичу Гагарину (1745-1808) — действительному тайному советнику, члену Императорского совета при Павле I, министру коммерции при Александре I, видному масону и «знаменитому в узких кругах» писателю.

Затем владельцы поместья многократно менялись вплоть до конца 1880-х, когда её приобрёл некто Александр Иванович Чернов (годы жизни установить не удалось), которого почти во всех источниках информации о Сосновке именуют полковником, впоследствии получившим генеральское звание.

Именно он поручает построить в усадьбе новый дом начинающему, но уже подающему большие надежды, архитектору фон Гогену.

Александр Иванович фон Гоген (1856-1914), выпускник, академик и действительный член Императорской Академии художеств. Окончил это учебное заведение в 1883 году, работах архитектором на Сестрорецком оружейном заводе, сотрудничал в качестве помощника с такими известными в то время петербургскими зодчими, как Павел Сюзор, Александр Красовский, Иван Богомолов. На момент получения заказа от Чернова только-только начал самостоятельную практику. Впоследствии по его проектам в Петербурге построены Суворовский музей, Соборная мечеть, особняк Матильды Кшесинской, здание Николаевской академии Генерального штаба и другие уникальные сооружения. Из-за мучительной болезни почек фон Гоген покончил жизнь самоубийством — застрелился в марте 1914 года. Был похоронен на Смоленском кладбище, могила не сохранилась.

Выдающийся архитектор фон Гоген покончил жизнь самоубийством

В работе над проектом черновского усадебного дома фон Гогену помогали два тоже молодых архитектора — Григорий Ипполитович Люцедарский (1870-1938), о котором «Родина на Неве» уже рассказывала в связи с историей Народного дома императора Николая II, и Алексей Иванович Кузнецов (1865-1904), вскоре после окончания строительства в Сосновке он был назначен городским архитектором Иркутска.

Именно последний из упомянутых опубликовал в 1889 году в журнале «Зодчий» статью о проекте усадебного дома «господина Чернова» с довольно подробным описанием здания, чертежами его фасадов и схемами поэтажной планировки.

«Выбор стиля фасада предоставлен г. Черновым на наше усмотрение, за что мы только можем принести ему свою искреннюю признательность, так как он, таким образом, дал нам возможность не обращаться к заработанным западным формам, а рискнуть трактовать фасад в более симпатичном нам характере старинных русских построек», — пишет Кузнецов.

Проект фасада со стороны Невы

По предварительной смете стоимость здания (без отделки помещений и возможной замены фасадной штукатурки на облицовку натуральным камнем) оценивалась в 88 072 рубля 42 копейки. В целом дом построен из кирпича завода Петра Беляева, располагавшегося недалеко от Сосновки.

«Расположение помещений в общем обусловливалось главным образом желанием г. Чернова иметь все официальные комнаты, а также те, которые предназначались экономке и приезжим гостям, совершенно изолированными от его личных апартаментов. Затем, в частности, кабинет хозяина должен носить интимный характер рабочей комнаты, отнюдь не предназначенной для приёма лиц, обращающихся к г. Чернову по делам; наоборот, доступ туда будут иметь лишь его близкие знакомые. Фотографический павильон требовалось устроить так, чтобы он имел связь посредством лестницы с кабинетом и длинной стеклянной стороной был обращён на северо-восток. Наконец, размеры почти всех помещений были предложены нам самим заказчиком», — сообщает в своей статье Кузнецов.

Проект планировки первого и второго этажей особняка Чернова

«В кабинет, размерами своими превышающий остальные помещения, можно попасть из передней, но не непосредственно, а лишь пройдя библиотеку, или, вернее, комнату, предназначенную для помещения книжных шкафов. Посредством особой чистой четырёхмаршевой лестницы, заключённой в стенах башни, он сообщается с винным погребом, находящимся под ним в подвальном этаже, и со спальной, расположенной над кабинетом во 2-м этаже. Между оборотами этой лестницы устроено небольшое (2 аршина на 2 аршина) помещение, каменное, перекрытое сводиком, которое предназначено для хранения ценных вещей и документов. Вход сюда устроен лишь из кабинета», — сообщает далее Кузнецов.

Эти описания планировки дома и пожеланий его владельца невольно обращают внимание на особенности личности господина Чернова. Кто же это? Информации о нём в открытых источниках содержится крайне мало и та вызывает большие сомнения.

Во-первых, в списках высших чинов Российской императорской армии имя генерала Александра Ивановича Чернова не значится. Может быть, конечно, он имел соответствующий гражданский чин (по Табели о рангах — действительный статский советник).

Во-вторых, судя по изображению герба, сохранившегося на дверях особняка в Сосновке, хозяин дома — потомок (внук или правнук) нарвского первой гильдии купца Андрея Чернова, который именным указом императора Николая I от 10 Февраля 1838 года «в воздаяние личной его и предков его службы и производства им оптовой торговли» возведён с потомством в дворянское достоинство, «на которое 26 Сентября 1841 года пожалован ему диплом».

Герб дворян Черновых (на дверях особняка и в гербовнике)

Якобы такова была награда за снабжение российских войск во время войн. Ближайшая по времени из таковых — подавление польского восстания 1830-1831 годов. При этом в открытых источниках фигурирует информация, что в православном крещении Андрей Чернов — сбежавший в Прибалтику от гонений в Польше иудей Аарон Чихман.

Кстати

Эта версия только усугубляет удивление по поводу возведения в потомственное дворянство купца, успешно поставляющего армии продовольствие. Впрочем, есть относящиеся к первым годам XIX века упоминания нарвского купца Ивана Чернова, занимавшегося перемещением товаров по бурной реке Нарове между Псковом, Дерптом (нынешний эстонский город Тарту — древний русский Юрьев) и Нарвой, входившей тогда в состав Санкт-Петербургской губернии.

Одна из проблем поиска истины в этой истории — сама фамилия «Чернов», входящая в сотню самых распространённых и самых старинных в России (первые упоминания относятся к XV веку). При этом её носители могут быть русского, болгарского, азербайджанского, еврейского и др. происхождения.

В-третьих, другие отрывочные данные о «генерале» Чернове тоже весьма противоречивы. Якобы он был любителем парусных яхт, лихим наездником (то ли сам выступал на скачках, то ли содержал породистых лошадей, на которых в гонках участвовали нанятые наездники), владел несколькими доходными домами в Петербурге, в том числе на Васильевском острове. Но вдруг этот плейбой поселился в усадьбе, расположенной за Невской заставой, где тогда уже вовсю строились и активно расширялись крупные промышленные предприятия.

В-четвёртых, уже будучи владельцем Сосновки, Чернов попытался продать дальние и сильно заболоченные участки «охотничьих угодий» своего имения по завышенной цене, но дело закончилось скандалом — пришлось возвращать деньги покупателям. Кроме того, он установил для грибников за вход в свои лесопарковые владения плату в 2-5 копеек «с носа».

Черновский дом на фото начала ХХ века

В общем, все эти штрихи к портрету «генерала» дают обильную пищу для детективных фантазий. Кто же этот владелец дома с отдельным входом из парка в кабинет с «фотографической комнатой»? Развратник и порнограф? Шпион/разведчик, принимавший в своём доме на окраине Петербурга агентов и делавший снимки с доставляемых секретных документов? Король шантажа, хранивший в специальном отсеке под лестницей компромат на представителей высшего света столицы Российской империи?

Здесь уместна знаменитая мелодия из сериала «Шерлок Холмс и доктор Ватсон»…

Немножко о логистике. Добраться до черновской усадьбы, когда она только-только была построена, было сравнительно легко (с учётом качества местных дорог) по правому берегу Невы — с Охты и района Финляндского вокзала. Ближайший действовавший мост — Литейный (Александровский), вступивший в строй в 1879-м. Большеохтинский (мост Петра Великого) открыт в 1911-м. То есть добраться из центральной части Петербурга до Сосновки по левому берегу Невы было возможно только с переездом по льду зимой, на лодке или по паромной переправе (располагалась ниже по течению Невы возле фабрики Торнтона). В общем, приехать к Чернову «в гости» было не просто…

Витражи, сохранившиеся на парадной лестнице особняка

После 1917 года хозяин усадьбы исчез в неизвестном направлении. В советское время здесь располагался сначала дом отдыха, потом — поликлиника и роддом. По постановлению Военного совета Ленинградского фронта от 25 апреля 1943 года на территории бывшего черновского имения была оборудована радиостанция. Объект много раз модернизировался и менял свои функции. В конце концов он использовался наряду с другими аналогичными для глушения иностранных радиостанций на территории города и сопредельных районов Ленинградской области. Несколько лет назад радиоцентр переведён из Сосновки на другую площадку, но гигантские антенны на территории усадьбы ещё частично сохранились.

Будем надеяться, что они больше не будут использоваться, а этот петербургский Баскервиль-холл «генерала» Чернова действительно скоро превратиться в общедоступный парк культуры и отдыха. Аминь.

Игорь Теплов

Использованы фотоматериалы сайтов www.citywalls.ru, Администрации Санкт-Петербурга и справочных ресурсов Интернета

Вам будет интересно