Царскому Селу подарено горестное «Прощание»

czarskomu-selu-podareno-gorestnoe-proshhanie

Царскосельский заповедник представил 10 раритетов, полученных им в дар от российского благотворителя. Среди уникальных предметов — картина, напоминающая о трагической судьбе 19-летней дочери Николая I. Императоры тоже плачут…

Коллекции Царского Села пополнились новыми уникальными экспонатами

Речь идёт о полотне работы Карла фон Штейбена «Прощание с великой княгиней Александрой Николаевной». На сравнительно небольшой картине изображена явно в интерьере Петропавловского собора (императорской усыпальницы) коленопреклонённая девушка в красном сарафане. Она замерла перед надгробием, накрытым парчовой мантией с горностаевой опушкой и вышитым вензелем «АН» под короной.

Понятно, что перед нами аллегория страны, оплакивающей безвременно ушедшую в мир иной царскую дочь. А вот какая страна скорбит по Адини (так в семейном кругу называли Александру Николаевну) — это вопрос.

История этой небольшой картины пока остаётся загадкой

Младшая дочь императора Николая I и его супруги прусской принцессы, именовавшейся после перехода в православие Александрой Фёдоровной, появилась на свет в Царском Селе 24 июня 1825 года. То есть на престол её отец взойдёт только через полгода.

«Совсем ещё маленьким ребёнком она привлекала к себе прелестью своей болтовни. Она обладала богатой фантазией и прекрасно представляла не только людей, но даже исторические персонажи, словно переселяясь в них. В одиннадцать лет она могла вести за столом разговор, сидя рядом с кем-нибудь незнакомым, как взрослая, и не казалась преждевременно развитой: её грациозная прелесть и хитрая мордочка говорили сами за себя. Все в доме любили её, дети придворных её возраста просто обожали».

«Грациозность сказывалась во всем, что она делала, играла ли она со своей собакой, влезала ли на горку или же просто надевала перчатки. Её движения напоминали Мама, от которой она унаследовала гибкую спину и широкие плечи», — вспоминала об Адини её старшая сестра Ольга Николаевна, впоследствии королева Вюртембергская.

“Свадебный” портрет великой княжны Александры Николаевны кисти Кристины Робертсон (1843)

Кроме того, великая княжна прекрасно рисовала, пела (сопрано с диапазоном в три октавы), музицировала, обладала актёрским талантом (участвовала в домашних спектаклях и успешно разыгрывала близких, например, «в образе» провинциальной дамы, случайно пробившейся на аудиенцию в императорский дворец), много и вдумчиво читала. Правда, она так и не научилась чисто говорить на русском языке — воспитатели сплошь были иностранцы. По аккуратно сформулированным свидетельствам современников, Александра по красоте, обаянию, интеллекту, творческим способностям была самой привлекательной из трёх дочерей Николая I.

И это подтверждается дальнейшей любовной историей. В 1843 году в Петербург по приглашению императора приехал принц Гессен-Кассельский Фридрих Вильгельм (1820-1884). Молодой человек (претендент на трон датских королей) рассматривался в качестве возможного жениха упомянутой выше великой княжны Ольги Николаевны, но эти планы не осуществились.

Принц влюбился в обаятельную Адини, чувства были взаимны, Николай I и императрица Александра Фёдоровна на просьбу руки их младшей дочери ответили согласием, помолвка состоялась в июле 1843-го, а свадьбу предстояло сыграть через полгода. Жених отправился на это время обратно в Данию, а главным украшением скромной комнаты великой княжны в царскосельском Александровском дворце стал его портрет, исполненный всё тем же Штейбеном.

Портрет принца Фридриха Вильгельма Гессен-Кассельского кисти Карла фон Штейбена

Карл Карлович фон Штейбен, он же Шарль Август Гуильям Анри Франсуа Луи де Шарль, барон де Стейбен во французском варианте (1788-1856), художник немецко-русского происхождения, работавший как исторический живописец и портретист в России и во Франции. В детстве вместе со своим отцом переехал в Петербург, где в 1802-1803 годах Карл учился в Императорской Академии художеств в качестве вольноприходящего студента. Позднее отправился в Париж, где учился у нескольких знаменитых французских художников, в том числе и у Жака Луи Давида. На тамошнем салоне 1812 года представил полотно «Пётр Великий в бурю на Ладожском озере» (впоследствии по этой картине был выполнен гобелен, который король Людовик XVIII подарил российскому императору Александру I, находится в Государственном музее-заповеднике «Петергоф). Как раз в 1843 году Штейбен был приглашён в Петербург для исполнения семи картин-икон для Исаакиевского собора. Проработал в России до 1854-го, когда вернулся во Францию. Несколько выполненных им портретов и исторических картин находятся в Эрмитаже и Русском музее.

Так великая княжна изобразила свою скромную комнату в Александровском дворце Царского Села (виден портрет жениха)

Свадьба великой княжны Александры и принца Фридриха состоялась в конце января 1844 года. Но здоровье новобрачной уже на тот момент подавало тревожные сигналы, на которые, впрочем, никто не обратил особого внимания.

Есть свидетельство сестры Ольги Николаевны:

«Её английская воспитательница, поставившая себе задачей закалять Адини, выходила с ней на прогулку во всякую погоду, что в один прекрасный день вызвало сильный бронхит, и её жизнь была в опасности».

В связи с проблемами с голосом о возможном нездоровье Александры высказался её учитель пения Солива, но придворные врачи успокоили императора и императрицу, а проницательный итальянец был вынужден покинуть Россию.

Уже после свадьбы:

«Адини простудилась, когда возвращалась с бала от Нессельроде. Одно из окон экипажа было по недосмотру какого-то лакея опущено при десяти градусах мороза. На следующий день она проснулась с жаром. Никто не придал этому значению, полагаясь на её здоровую натуру», — вспоминала великая княжна Ольга.

Правильный диагноз (туберкулёз), равносильный смертному приговору, был поставлен только во второй половине мая 1844-го, когда Александра Николаевна уже страдала от постоянного кашля, чуть позднее начались проблемы с дыханием, при этом принцесса Гессен-Кассельская была беременна.

Надеяться оставалось только на чудо, которое не случилось. 10 августа, за три месяца до срока, Адини родила сына, который подал голос (она это услышала). Ребёнка успели окрестить (по одной из легенд процедуру провёл сам Николай I, а прибывший позднее пастор только удостоверил правомерность обряда). Мальчик прожил (по разным воспоминаниям) то ли два, то ли три часа. Забывшаяся после родов сном 19-летняя мать об этом, судя по всему, не узнала и в тот же день тоже скончалась.

Картина-икона кисти Карла Брюллова “Святая царица Александра, возносящаяся на небо”

Царская семья была потрясена. Очевидцы свидетельствуют, что рыдал и сам Николай I. На месте комнаты, где умерла младшая дочь императора, впоследствии была оборудована часовня, для которой великий Карл Брюллов безвозмездно написал картину-икону «Святая царица Александра, возносящаяся на небо», придав героине портретное сходство с Адини. А в парке Царского Села соорудили открытую капеллу, для которого статую Александры Николаевны с ребёнком на руках выполнил замечательный скульптор Иван (Джованни) Витали (ныне экспонируется в павильоне Шапель).

История написания Штейбеном полотна «Прощание с великой княгиней Александрой Николаевной» неизвестна. Может быть, она была предназначена безутешному принцу Фридриху Вильгельму тогда, возможно, фигура плакальщицы на полотне олицетворяет не Россию, а Данию, которая так и не дождалась в свои пределы дочь российского императора…

Статуя Александры Николаевны работы Ивана Витали

Кроме этой картины, в Царское Село переданы часы в стиле второго рококо (корпус выполнен из гипсовой мастики с матовым и глянцевым золочением — редкая техника), два зеркала (конец XVIII века, изготовлены в русских мастерских по английским прототипам), два табурета (изготовлены во Франции в 1870-х в стиле шинуазри), банкетка работы мастерской краснодеревца второй половины XIX века Габриэля Виардо (тоже в японско-китайском стиле), стол и полушкаф русской работы 1820-1830-х годов (декорированы золочёной резьбой и фанерованы амбоином и орехом, тонированным под красное дерево, ножки выполнены в виде звериных лап, дверца шкафа украшена по центру ажурными накладными пальметтами с розеткой). «Эти произведения искусства украсят дворцовые интерьеры и будут выставляться на тематических выставках», — информирует дирекция музея-заповедника.

Уникальные предметы подарены Михаилом Карисаловым. С их учётом коллекции Царского Села пополнились усилиями этого благотворителя уже 222 единицами хранения.

Ранее он передал сюда или помог приобрести на аукционах картину Григория Чернецова «Молитва Александра I у гробницы Александра Невского накануне отъезда в Таганрог», блюда фабрики Веджвуда, украшавшие когда-то Императорскую ферму, пейзаж со Скрипучей беседкой кисти Фердинанда-Виктора Перро, фарфоровую вазу из Китайской Голубой гостиной Большого Царскосельского дворца, комплект из трёх ваз Императорского фарфорового завода в китайском стиле из убранства Спальни Александровского дворца, мебельный гарнитур в неоготическом стиле и др.

Для справки:

Михаил Карисалов (родился в Ленинграде в 1973 году) — генеральный директор и председатель правления ООО «Сибур» (управляющая компания ПАО «Сибур Холдинг»). Группа производит олефины и полиолефины (полипропилен, полиэтилен), а также пластики, эластомеры и промежуточные продукты (синтетические каучуки, пенополистирол), используемые в производстве потребительских товаров, автомобилей, строительстве, энергетике, а также в химической промышленности и других отраслях в 100 странах мира. В 2020 году выручка холдинга составила 7,2 миллиарда долларов США.

Напомним, что весной этого года Царскосельский дворцово-парковый музей-заповедник получил в дар от Карисалова 75 предметов из двух императорских фарфоровых сервизов — Корбиевского и Рафаэлевского, почти полностью распроданных и розданных «совслужащим» после октября 1917-го.

А летом этого года Петергофский музей-заповедник представил тоже подаренные Карисаловым предметы из Собственного сервиза цесаревича Александра Николаевича (будущего императора Александра II) и из Этрусского сервиза, созданного на Императорском фарфоровом заводе специально для Царицына павильона, расположенного в Колонистском парке, в 1844 году. Кроме того, тут же были экспонированы тарелки, блюда и кувшин, выполненные в этрусском стиле в Санкт-Петербурге в 1830-х годах.

Игорь Теплов

Использованы фотоматериалы сайта ГМЗ «Царское Село»

Поделиться ссылкой: