Перейти к содержимому
Главная страница Встреча Путина и Лукашенко: нюансы союзного взаимодействия

Встреча Путина и Лукашенко: нюансы союзного взаимодействия

Накануне в Петербурге состоялась не анонсированная заранее встреча президентов России и Белоруссии. Ещё до её начала в СМИ массово стали появляться материалы о якобы экстренном характере визита, звучали и фразы о том, что белорусский лидер «зачастил» в Россию: с начала года Александр Лукашенко приезжает в страну четвёртый раз. Опрошенные «Родиной на Неве» политологи по-разному оценивают характер взаимодействия первых лиц. Один из собеседников, в частности, выразил мнение, что Россию могут попытаться «объехать на кривой козе».

Встреча лидеров России и Белоруссии в Константиновском дворце в Петербурге

Встреча президента России Владимира Путина и президента Белоруссии Александра Лукашенко прошла 13 июля в Константиновском дворце в Петербурге и длилась свыше пяти часов. Политики обсудили ситуацию в экономике и в сфере международных отношений. Лукашенко отдельно акцентировал внимание на усилившемся давлении со стороны Запада и выразил убеждённость, что выстоять Белоруссии удаётся благодаря сохранившимся связям с Россией. Российский лидер в свою очередь назвал Белоруссию большим и надёжным партнёром в сфере экономики.

Соображение о том, носил ли визит «экстренный» характер, в общении с «Родиной на Неве» высказал доктор экономических наук, руководитель Центра белорусских исследований Института Европы РАН, профессор Николай Межевич. Он предложил шире смотреть на вопрос и вспомнить, что между формулировками «экстренный» и «плановый» есть множество других вариантов. «Об этой встрече действительно не было заявлено заранее. С другой стороны, почему бы президенту Республики Беларусь, дружественного государства, не посетить Санкт-Петербург в преддверии Дня Военно-Морского флота и не пообщаться  с президентом России? Тем более что вопросов в рамках союзного государства достаточно, ну а в рамках общеевропейского политического процесса так просто с избытком», — прокомментировал собеседник издания.

Формулировку «зачастил» он тоже назвал неуместной: «Встречи подобного уровня происходят не потому что кто-то с кем-то хочет встретиться или пообедать за счёт чужого госбюджета, а потому что существуют объективные предпосылки в европейской и общемировой политике, которые заставляют президентов двух союзных государств встречаться чаще. Они есть, одна литовская и польская политика на этом направлении даёт значительное количество оснований встречаться, обсуждать, думать, решать».

Доктор экономических наук, руководитель Центра белорусских исследований Института Европы РАН, профессор Николай Межевич

Одной из ключевых тем встречи, по мнению Межевича, была проблематика экономической интеграции: «Сейчас, два года назад, три года назад проблема признавалась сторонами, но существовали расхождения по тактике. На мой взгляд, белорусская сторона немного излишне оптимистично считала, что существует благоприятный внешний фон, который не требует ускорения интеграционных процессов. Но за последние три месяца внешние вызовы со стороны Европейского союза в адрес Минска настолько усилились, что тянуть с интеграцией на восточном фланге, на мой взгляд, уже невозможно. Думаю, что президент Республики Белоруссия исходит из таких соображений».

Вопросами экономики общение Путина и Лукашенко не ограничилось. Белорусский лидер сделал акцент на идеологическом давлении со стороны Запада, в том числе заявил, что Запад перешел к индивидуальному террору в отношении белорусов, поддерживающих действующую власть. Имелся в виду инцидент с нападением на дом главы Либерально-демократической партии Белоруссии и депутата Палаты представителей Национального собрания Олега Гайдукевича. Лукашенко сообщил, что агрессоров будут привлекать к ответственности «в серьёзной форме». Также он высказался по поводу НКО, НПО и западных СМИ, которые «тут демократию нам дарили — а фактически насаждали — и не демократию, а вот этот вот террор».

Профессор Межевич прокомментировал агрессивную риторику белорусского лидера: «Я сейчас нахожусь в Минске, и лишь несколько часов назад расстался с депутатом парламента Республики Беларусь Олегом Сергеевичем Гайдукевичем, на дом и семью которого было совершено покушение. Были брошены три устройства с целью поджечь дом. Я могу сказать, что акты устрашения в адрес не только политиков, несогласных с мнением так называемой оппозиции, но и членов их семей, в том числе, малолетних детей, — это уже последняя стадия террора, и здесь любые ответные меры, на мой взгляд, являются адекватными. Тем более что в Республике Беларусь, в отличие от России, смертную казнь не отменили».

«Этот факт является иллюстрацией той пропасти, в которую пытается завести так называемая белорусская оппозиция некоторую часть белорусского народа. Когда ранее эти люди говорили, что Лукашенко неправ по таким-то причинам, окей, это была политика. Потом они говорили, что Лукашенко плохой и перебирали кости его самого, его детей и его родителей. Это уже беспредел, но Лукашенко смолчал. Но сейчас речь идёт о попытках физического склонения людей, которые поддерживают его политику. На мой взгляд, президент Республики Беларусь закономерно делится своим беспокойством о ситуации с президентом России», — добавил Николай Межевич.

Очевидное стремление белорусского президента усилить контакт с Россией беспокоит, судя по многочисленным репликам в социальных сетях, немалую долю российских граждан. Люди переживают по поводу значительного объёма денежных средств, который уходит на поддержку союзного государства. Не все считают траты целесообразными, то же самое с иными мерами поддержки. А в этот визит теме экономического взаимодействия лидеры уделили много времени.

Петербургский политолог и публицист Юрий Светов не считает беспокойство граждан безосновательным. Более того, сам характер нынешнего взаимодействия между Россией и Белоруссией он считает непростым.

«Да, Белоруссия — это наш союзник, страна, с которой нас очень много связывает, и помогать в тяжёлой ситуации, конечно, надо. Но вопрос заключается в том, даёт ли эффект эта помощь. Люди беспокоятся именно об этом, скепсис связан с тем, что это продолжается год за годом. Когда в Белоруссии всё в порядке, то руководство Белоруссии в лице Лукашенко говорит о многовекторности, о том, что Белоруссия имеет и других союзников, кроме России. А когда клюнет жареный петух, и возникают проблемы, причём, проблемы, зачастую созданные политикой самого Лукашенко, то тут же идут обращения к России, — говорит Юрий Светов. —

Я лично очень сдержанно отношусь к этой ситуации. Я умозрительно понимаю, что надо помочь, иначе экономику Белоруссии просто придушат. Но ведь потом всё вернётся на круги своя. Да, надо цинично говорить: за наличие союзника приходится платить. Соединённые Штаты Америки безвозмездно вкладывают огромные деньги в Израиль, оказывают гигантскую помощь Египту, другим своим союзникам по военно-политическим соображениям. И нам тоже надо это делать. Но Путин в своей статье про Украину привёл цифры, сколько денег мы вложили в помощь Украине. И что мы в результате получили: 2014 год и наклейки в магазинах на Украине «русским свиньям вход запрещён»? Тут то же самое. Я не знаю, получаем ли мы хоть какие-то гарантии. Это очень трудный вопрос. Не позавидуешь нашему президенту, в шахматах такая ситуация называется цугцванг — какой ход не сделаешь, он ситуацию не улучшает».  

Петербургский политолог и публицист Юрий Светов

Судя по диалогу Лукашенко и Путина, белорусский лидер ждёт одобрения своей жёсткой внутренней политики. Светов пояснил, чем может руководствоваться Александр Лукашенко, а также указал на сомнительные моменты во взаимодействии стран-союзников:

«Лукашенко говорит  Путину: я веду себя так же, как это делаете вы. То есть, это жёсткая реакция на всё. Но исходные позиции совершенно разные! При внешней схожести, это совсем другое.

Мы видим Лукашенко у власти почти 30 лет, и всё это время было ощущение, что Александр Григорьевич хочет нас объехать на кривой козе и получить с этого выгоду. Давайте вспомним, как вывозилась по льготным ценам нефть, перерабатывалась, и потом Лукашенко втридорога торговал бензином и прочими вторичными продуктами в Европе. А история, когда начались санкции против России? Помните, все язвили: «белорусские креветки», «белорусские бананы». То есть, каждый раз он старался извлечь выгоду из тех сложностей, которые есть у России. Но, ладно, это можно объяснить. Но есть конкретный вопрос: он признал Крым российским — нет, он признал Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами — нет. То есть, приятель России Никарагуа признаёт эти государства, а он, ближайший союзник — нет. Он объясняет, какие у него будут сложности. Если мы с этим соглашаемся, то и дальше нет оснований не думать, что он не выторгует у нас ещё что-нибудь.

Я повторю, это очень сложная ситуация, в которой нет однозначного выхода. Но вопрос, стоит продолжать её сохранять в том виде, который есть? Вспомните, когда началась заваруха, какие он давал обещания вслух, в том числе, в России: проведение реформ, преобразования. Сделано хоть что-нибудь? Вот он встретился с Владимиром Владимировичем — о новой Конституции он хоть слово сказал? Нет, всё уже забыто и отложено».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: