Валерий КОРОВИН: «Эффект либералов во власти: коллапс экономики и общее недовольство»

Конечно, по сравнению с некоторыми, даже Дмитрий Медведев куда в меньшей степени либерал, хотя либеральные идеи ему явно симпатичны

Не успели американские элиты смириться с приходом Дональда Трампа, ещё не улеглись политические баталии между демократами-глобалистами и сторонниками Америки great against (и вряд ли уже когда-то улягутся), как авторитетное американское издание Politico выходит с заголовком — «Как разрешить такую проблему, как Дмитрий Медведев». Автор статьи отмечает, что рейтинг правительства Медведева упал до «беспрецедентно низких отметок», а в стране растёт недовольство ухудшением экономических условий и далёкими от жизни народа чиновниками.

Конечно, по сравнению с некоторыми, даже Дмитрий Медведев куда в меньшей степени либерал, хотя либеральные идеи ему явно симпатичны

Казалось бы, что американцам до Медведева, ведь они сами ещё не так давно им восхищались? Но то было при Обаме, ставленнике глобалистов, а сейчас у Америки новый курс, и либералы, коим является, по общему мнению, и Дмитрий Медведев, сейчас не в тренде. Причём не только в США, где устали от глобалистских авантюр вовне и либеральных экспериментов над собственным населением внутри, но и в Европе, да и в целом на Западе, не говоря уже про всё остальное, не западное человечество.

То есть конъюнктура сменилась, глобализм подходит к своему завершению, либерализм больше не в тренде, ибо везде провалился, и вот уже даже американцы замечают, что как премьер, так и само правительство России как-то несуразно либеральны. Даже из-за океана видна вся нелепость применения либеральных рецептов в экономике, которые ровным счётом нигде и никогда ещё в человеческой истории не приводили к росту экономики.

Сейчас у Америки новый курс, и либералы, коим является, по общему мнению, и Дмитрий Медведев, сейчас не в тренде. Причём не только в США, где устали от глобалистских авантюр вовне и либеральных экспериментов над собственным населением внутри, но и в Европе.

Скорее — наоборот: как только в Америке или где-либо на Западе начинался экономический спад, депрессия или же возникала идея совершить экономический рывок, как тут же происходило обращение к самым нелиберальным мерам – кейнсианство, инсуляция, автаркия больших пространств, протекционизм, патернализм, закрытие границ, заградительные пошлины — и т.д. То есть либеральные рецепты в экономике — это только на экспорт, для тех, кого надо ослабить, загнать в долги, привести к росту внутренних цен, вызвать социальную напряжённость, коллапс экономики — в этом случае, да, будьте любезны — либеральные рецепты от Джорджа Сороса и МВФ.

Тем нелепее смотрятся нынешние потуги либерального правительства под предводительством Медведева, которые, как и положено, ведут строго к ухудшению экономической ситуации, социальной напряжённости и нарастанию отчуждения масс от руководства страны. Всё то же самое, что и в «святые 90-е», когда страна стояла на грани краха и оставалось её только слегка подтолкнуть. На дворе XXI век, как любят выражаться прогрессисты, либерально-монетаристские рецепты уже давно не в моде, и лишь наши, уже довольно престарелые «молодые реформаторы», с упорством, достойным лучшего применения, вновь и вновь продолжают подтачивать и расшатывать российское государство своими устаревшими либеральными подходами.

Конечно, по сравнению с некоторыми, даже Медведев куда в меньшей степени либерал, хотя либеральные идеи ему явно симпатичны. В большей же степени он является пособником либерального наступления, хотя бы в силу неспособности как-то удержать адептов рыночных подходов или монетаристов от влияния на экономику. Здесь, наоборот, необходимо направить все усилия государства на минимализацию либеральной доктрины, так нет же — слабость, вялость и невнятность позиции и поведения премьера, плюс явная лёгкая симпатия к подобного рода подходам не дают ему этого сделать.

Как только в Америке или где-либо на Западе начинался экономический спад, депрессия или же возникала идея совершить экономический рывок, как тут же происходило обращение к самым нелиберальным мерам.

С другой стороны, даже у президента Владимира Путина существует некое заблуждение относительно того, что либералы представляют собой специалистов в области развития экономики. Несостоятельность либерального подхода уже подтвердилась, причём неоднократно, в течение последних 25 лет. Ибо давно установлено, что либералы в куда меньшей степени думают об экономике государства, нежели обращают внимание на реализацию либеральных рецептов как таковых. На проникновение либеральной доктрины в социальные слои, в экономические институты, в структуры государственного управления.

То есть либералы больше беспокоятся не о состоянии экономики, а о состоянии либерализма в стране, не обращая большого внимания на то, к чему приводят монетаристские и рыночные подходы, а они совершенно губительны, причём не только для России и для российской экономики, но и для любой экономики вообще. Именно поэтому либерализм является экспортным продуктом для западных стран, таких как США или стран Евросоюза, которые сами им не пользуются. Мало того, не чураются ни протекционизма, ни жёстких ограничений со стороны государства, ни нелиберальных методов воздействия на экономику и политическую среду.

Достаточно посмотреть на политическую систему США, чтобы понять, что она абсолютно не либеральна, не прозрачна, закрыта и тоталитарна. А если взглянуть на то, как в Европе обходятся с массами, с населением, с народами, то мы поймём, что это не то, что не либеральные подходы, а их полная противоположность. Достаточно, чтобы далеко не ходить, взглянуть на то, как представитель транснациональной олигархии Макрон жёстко подавляет восстание собственного народа: это искалеченные люди, расшибленные головы, выбитые глаза, множество увечий, тысячи брошенных в тюрьмы. Там то совершенно не церемонятся с несогласными, и это — не либеральный подход.

Несостоятельность либерального подхода уже подтвердилась, причём неоднократно, в течение последних 25 лет. Ибо давно установлено, что либералы в куда меньшей степени думают об экономике государства, нежели обращают внимание на реализацию либеральных рецептов как таковых.

Достаточно взглянуть, как обращаются с меньшинствами и в Европе, и в Америке, чтобы понять, что либерализм и все либеральные рецепты являются абсолютно экспортным продуктом, направленным на разложение тех государств, которые не вписываются в глобалистский проект, которые не в американском тренде и которые неподконтрольны глобализации. То же самое мы наблюдаем в сфере информационной политики, будь то США или Европа — полный контроль и изолирование от медиа-среды всего, что не отвечает генеральной линии правящего режима.

25 лет, прошедших с распада Советского блока, вполне должно было хватить на то, чтобы сделать три главный вывода: либерализм, во-первых, не подходит для России, и не работает здесь; во-вторых, он не используется даже на Западе; в-третьих, он ослабляет и разрушает нашу государственность и экономику и уж тем более нисколько не способствует её развитию. Отсюда возникает вопрос о присутствии, и вообще нахождении во власти либералов — носителей этой идеологии, людей зачастую одержимых, фанатично преданных именно идее либерализма, а не российской государственности. Какова целесообразность присутствия либеральных кадров в государственных структурах? Зачем они нам нужны в органах власти?

Понятно, что человек может исповедовать любую идею, в том числе либеральную, но в этом случае, находиться он должен за рамками принятия государственных решений, где-нибудь в либеральном гетто типа Высшей школы экономики (ВШЭ) или редакции «Эха Москвы». На собственном горьком опыте 90-х, и глядя на то, что происходит с экономикой и социальной сферой сейчас, нам нужно, наконец, понять, что все либеральные рецепты абсолютно несостоятельны. Особенно в России. Они не состоятельны нигде, но в России в особенности. Понять, и пересмотреть ошибочный стереотип о том, что либералы и их подходцы хороши для экономики. Чудовищны. И это неоспоримый факт!

Человек может исповедовать любую идею, в том числе либеральную, но в этом случае, находиться он должен за рамками принятия государственных решений, где-нибудь в либеральном гетто типа Высшей школы экономики (ВШЭ) или редакции «Эха Москвы».

Но самый, наверное, главный вывод, который нужно сделать из прошедших 25 лет и всех либеральных экспериментов, заключается в том, что идеи имеют значение. И от того, носителем какой идеологии является человек, зависит то, как он будет работать на том или ином государственном посту. К сожалению, президент Путин часто исходит, возможно, по инерции, из принципа, что неважно, каких взглядов придерживается человек, важно, чтобы он был эффективным менеджером. Но именно «эффективные менеджеры» и «молодые технократы» буквально на наших глазах, за два года просто разрушили весь тот социальный консенсус, все те достижения, которые были реализованы в области консолидации общества и продвижения патриотических подходов в течение многих предыдущих лет, особенно после возвращения Крыма.

Казалось бы, они всё делают технологично, чётко, буквально выполняя распоряжения президента. Действительно, если сверить количество распоряжений и количество исполнений, всё будет чётко, баланс сойдётся один к одному. Всё исполнено и доложено. Но как исполнено? Несмотря на то, что буква воли президента формально соблюдена, дух полностью извращён и развёрнут прямо противоположным образом. Мы видим, что последствия двух лет правления «молодых технократов» обернулись колоссальной социальной внутриполитической и мировоззренческой катастрофой. Это люди, которые презирают патриотизм и всё патриотическое. И это сквозит во всём. Их отторжение от позиции большинства — (а патриотизм, консерватизм, Традиционализм, евразийство в России — это позиция большинства) — видно всем и оборачивается тотальной неприязнью со стороны народа к структурам власти.

Фатальным является отчуждение «молодыми технократами» политического класса от структур власти. За два года политический класс, мыслящая его часть, интеллектуалы, эксперты, политологи, был полностью отслоён от государственных органов, от президента, от администрации. Он был демонстративно послан довольно далеко, в результате чего прекратился всякий диалог и контакт Администрации президента с политическим классом, что, естественно, настроило его против действующей власти. А ведь это и есть главный интерфейс взаимодействия власти и народа. Если ты отчуждаешь политический класс — готовься к тому, что ты столкнёшься с тотальным отчуждением со стороны масс, то есть абсолютного большинства. И всё это результат двух лет разгула носителей либерального мировоззрения; как бы усердно они не демонстрировали свою лояльность президенту, результат налицо.

Именно «эффективные менеджеры» и «молодые технократы» буквально на наших глазах, за два года просто разрушили весь тот социальный консенсус, все те достижения, которые были реализованы в области консолидации общества и продвижения патриотических подходов.

Конечно, наивно полагать, что президент сейчас вот так возьмёт и прислушается к советам американских журналистов. Или возьмёт вот так, и послушает призывы со стороны собственного политического класса. Или возьмёт, например, посмотрит рейтинги, и примет жёсткие кадровые решения. Конечно же нет, не для того он президент, чтобы слушать кого попало, а для того, чтобы самостоятельно, единолично всё решать. Тем более мы все знаем, и американцам не плохо бы узнать, как президент относится к кадрам. Поставил так поставил, раз и навсегда. Поменял местами — и хорошо, достаточно кадровых перетрясок.

Никого не менять — это отчасти верно, но когда мы говорим о государственной машине, конечно, это не всегда работает, потому что президента на всё не хватает, он не может на всё разорваться. Выстроив систему вертикального ручного управления, он рискует оказаться в ситуации управленческого коллапса, когда количество вызовов будет значительным и превысит его физические возможности решать всё самостоятельно.

Однако, обжёгшись на горьком опыте последних двух лет, глядя на стремительно обваливающиеся рейтинги, на экономический спад, на рост недовольства и социальной напряжённости, следует всё же понять, что идеи имеют значение, и ещё какое! И от того, носителем каких идей является тот или иной чиновник, исполнитель, менеджер, технократ он или консерватор, патриот или либерал, зависит буквально всё. Не стоит так пренебрегать идеей, мировоззрением и содержанием, мыслью, носителями которой являются те или иные государственные чиновники. Это принципиальный момент, от этого зависит устойчивость нынешней политической системы. Ещё не поздно всё исправить, но нужно кардинальным образом поменять кадровую политику.

Специально для «Родины на Неве»

 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий