«СВО»: Что дальше?

shakhed_2

На данный момент можно более или менее уверенно утверждать, что самая острая фаза оперативного кризиса, возникшего после поражения под Балаклеей и того, что произошло после, более или менее успешно преодолена. Новая линия фронта более или менее удерживается, несмотря на сохраняющиеся проблемы. Пока что это главное. Тем не менее, подчеркну: речь идёт только о самой острой фазе, а не об оперативном кризисе в целом. Который, напротив, всё ещё не купирован, о чём свидетельствует, как минимум, ситуация в районе Красного Лимана и реки Оскол.

Автор текста — Павел Кухмиров

Тем не менее, уже можно начинать рассуждать о том, какими должны быть дальнейшие действия нашей армии, если она рассчитывает снова переломить ситуацию в свою пользу и вернуть себе утраченную инициативу. Я сейчас выскажу свою точку зрения на этот вопрос. Повторюсь: я ни на что не претендую и делаю это исключительно на правах ветерана и человека, имеющего некое отношение к ситуации в целом.

Скажу сразу: мобилизация, объявленная накануне – это самое первое и необходимое условие, без которого говорить обо всём другом просто не имело смысла. Однако несомненно и другое: необходимое, но не достаточное.

Дальнейшее я вижу в двух ракурсах: стратегическом и тактическом.

Стратегический ракурс

И здесь я хочу указать только на одно (самое главное и самое ключевое), что должно быть сделано – это полная изоляция территории боевых действий в восточной части Украины, на левом берегу Днепра. Без решения этого вопроса мы не решим своим военных проблем глобально. От слова «никак».

Мы ведь воюем не с Украиной, а с НАТО, и в этом конфликте Киев – только поставщик мотивированной живой силы и территории для войны. А вот материальную базу поставляет совокупный Запад, который, вообще-то, превосходит Россию по ресурсам, населению, экономической мощи и военным запасам. И глупо рассчитывать, что у ВСУ просто закончатся снаряды, ракеты, танки и САУ, БПЛА, ect.  И для нас критически необходимо найти стратегию отсечения ВСУ от этого источника снабжения.

Мы не можем блокировать границу. Как минимум, пока такой возможности не просматривается. Единственный остающийся вариант: рассечение коммуникаций по Днепру. Географическое положение Украины тому способствует. Если это будет осуществлено и, соответственно, заблокировано Левобережье, то эффект от мощи НАТО в поставках всех видов вооружений будет нивелирован или, как минимум, минимизирован. Более того – это необходимо и на будущее, так как если данные коммуникации сохранятся, то рано или поздно мы там и натовскую пехоту получим в товарных количествах. Подчёркиваю – это всего лишь вопрос времени. Причём не факт, что долгого. Так что вопрос надо решать СЕЙЧАС. Вы и так слишком долго с этим тянули, г-не гениальные стратеги. Примерно также, как с мобилизацией.

Далее. Уничтожение транспортной инфраструктуры противника должно происходить в сочетании с уничтожением иных его коммуникаций – электро- и водоснабжения. Враг должен рухнуть в доиндустриальную эпоху. И это, кстати, дополнительно затруднит транспортное сообщение, так как выведет из строя электровозный парк (90 процентов подвижного состава «Укрозалiзници»). Это способно дать нашей армии колоссальное и очень быстрое преимущество. Может быть даже сделать ненужными следующие волны мобилизации (которые сейчас тоже предопределены).

Вопрос изоляции колоссальной массы мобилизованных сил ВСУ (а у них, напомню, за эти полгода прошло уже несколько волн буквально исступлённой мобилизации) в левобережье Днепра, лишение этих войск доступа как к западным поставкам и общему матснабжению – это ГЛАВНАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА, без решения которой мобилизация не будет эффективна. Она, максимум, стабилизирует ситуацию, но победить возможности не даст. А если так, то снова рано или поздно сработает тот самый футбольный принцип: если не забиваешь ты – забивают тебе. И мне тяжело его поминать, так как в прошлый раз я говорил вам эту фразу буквально за пару дней до начала трагедии в Балаклее. Искренне надеюсь, что на сей раз оно будет впрок.

Тактический ракурс

И здесь я тоже хочу сказать только об одном. Но ключевом и главном. Необходимо окончательно довести до ума вопрос с применением нашей армией БПЛА. То, что он начал решаться – это хорошо. На самом деле перед войной проблема с дронами в ВС РФ была не такой ужасной – в принципе, они имелись. Но дело в том, что требования к ним были неадекватны. В итоге наши «Орланы» и «Ланцеты» сами по себе гораздо круче ни то, что тех де турецких или иранских образцов, но и многих западных. Вот только их мало. Критически мало. А те же иранские боевые дроны «Шахет-126» – машины с совершенно иной философией. Они простые буквально как молоток. Но, во-первых, дешёвые и надёжные, а, во-вторых, за счёт этого их можно в кратчайшие сроки начать производить в буквально немыслимых количествах. А ведь именно массовость сейчас нужна на фронте. Искренне надеюсь, что решат вопрос локализации их производства в РФ (такие слухи ходили). Разумеется, при сохранении и доведении до ума отечественных высокотехнологичных образцов (для чего теперь может быть выиграно время).

Но помимо этого необходима отработка тактических схем работы при помощи этих БПЛА. Затыкать ими все дыры – тоже не вариант.

БПЛА – это как «Хаймарс». Инструмент работы по передней линии. По стратегической инфраструктуре ими бить не слишком умно. Для этого есть те же «Калибры» и «Кинжалы».

А значит дроны необходимо передать в оперативное командование. В данный момент «Геранями» работают на стратегическую глубину до 300 километров, но это чистое баловство. Их главной задачей должна стать охота на технику врага: «Хаймарсы», танки, САУ, гаубицы М-777, системы ПВО, самолёты на взлётных полосах и в ангарах. Так, чтобы враг больше и подумать не смел открыто перегонять всё это, как он делал перед атакой под Харьковом. И это, кстати, один из путей решения проблемы НАТОвских поставок оружия, когда рой дешёвых беспилотников выносит дорогущую технику. Вот на что надо делать упор, а не на баловство в Одессе. Которое красиво выглядит в СМИ, но каков там практический эффект? А по Донбассу, между тем, продолжают стрелять.

Повторяю: главное сейчас – это выбивание артиллерии (прежде всего, американских, немецких и французских гаубичных систем), РСЗО и танков. «Хаймарс» может работать на 70 километров. Но он должен потерять мобильность. У «Герани» радиус действия – 250 километров. Если по небу будут рыскать низколетящие охотники, то «Хаймарс» как инструмент может утратить критическое значение. Он становится уязвим, если всё делать правильно. А накрывать его можно как угодно – при смене позиции, на стоянке, в боевом порядке. Отслеживать и уничтожать. Их ведь не так много. И стоит каждый… Ну, скажем так – несколько дороже, чем одна «Герань». Чем даже десяток «гераней». То же и со всей остальной натовской техникой: американскими М-777, немецкими «Панцерхаубиц-200», французскими «Цезарями». Со семи, что сейчас стреляет по Донецку, и что сейчас концентрируется на всех участках фронта. И здесь размен «один дрон – один танк» – это более чем прекрасно.

В общем как-то так. Все эти мысли очевидны для людей «на земле». Искренне надеюсь, что до «высоких кабинетов» они тоже уже начали доходить. Как дошла мысль о мобилизации.

Напоследок хочу сказать вот что. Знаете, что мне напоминала линия поведения нашей «СВО» практически с самого начала? Один отрывок из любимого фильма «Особенности национальной охоты». Когда финн Райво уже насмотрелся на творящийся «отдых на природе» и спрашивает одного из своих русских камрадов: «Так чём же заключается смысл той самой русской охоты?». А тот чешет в затылке и пытается отвечать: «Смысл в том, чтобы напоить, накормить зверя…». Та что вконец обалдевший Райво ему говорит: «Какая гуманная охота…». Так вот, друзья мои, ваша «СВО» всю дорогу была именно такой «гуманной охотой», непонятно кому и зачем нужной. Что в итоге вылилось в трагедию и потерю времени. Дай Бог, чтоб не критическую. Так может уже хватит, а?

Может уже пора прекращать пытаться «напоит и накормить зверя», а начать всё делать всерьёз?

Всего вам доброго.

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой: