Субкультуры как семена будущего

Семенами, из которых при определённых условиях может прорасти будущее нашей страны, являются политические субкультуры. Но есть ли уже сейчас среди них такие, в которые можно всматриваться, как в некую «бездну Ницше»?

Автор – Павел Кухмиров (Раста)

Давайте рассмотрим, где на нашем политическом поле могут существовать субкультуры как таковые.

Для начала оговорю несколько моментов.

Во-первых, мы рассматриваем именно субкультурное начало, а не все возможные политические группы. Это абсолютно разные вещи.

Во-вторых, это ограничение вводится потому, что именно они, в случае резкой перезагрузки реальности, устоят и получат возможность поучаствовать в дальнейшем формировании будущего, за счёт своей внутренней устойчивости к окружающей враждебной среде (по сути, в этих условиях они существуют и в «мирное время»).

В-третьих, руководствуясь первыми двумя вводными, я выключаю из рассмотрения правящие партии «ЕР» и «СР» (насколько устойчивы подобные чиновничьи корпорации в условиях высвобождающегося отрицательного потенциала, наглядно показал пример Партии регионов на Украине, которую просто сдуло, как горсть сухого песка) и старые политические партии легального поля (ЛДПР, КПРФ, ect.) — причины те же, достаточно вспомнить судьбу КПУ (практически добровольно ушедшую в небытие, не оказав ни малейшего сопротивления). Равно, как и всех без исключения парламентских партий царской России. Не хочу обидеть адекватных и правильных людей, состоящих в этих партиях, но давайте смотреть правде в глаза: они — такая же часть системного пула, как и упомянутая ранее двойка правящих партий. Они существуют в тепличных условиях и при наступлении экстремальной среды не устоят.

Насколько устойчивы политические чиновничьи корпорации (партии) в условиях высвобождающегося отрицательного потенциала, наглядно показал пример Партии регионов на Украине, которую просто сдуло, как горсть сухого песка.

Итак, в каких нишах политического мейнстрима находятся субкультуры. Лично я таковых вижу несколько. Давайте рассматривать их сегментарно.

Либеральный сектор. Субкультурное начало в нём, безусловно, присутствует. Наиболее ярко оно выражено в квазидвижении Навального и политической «тусовке», клубящейся вокруг него. Данное образование ведёт себя агрессивно и имеет поддержку внешних акторов. Делает активную ставку на разрастание за счёт молодёжи старшего школьного возраста (на которую ставит акцент, формируя пропагандистскую модель клиповым образом). Слабое место — низкий уровень внутренней сплочённости, обусловленный социальной и идеологической базой, отсутствие сверхидеи, отсутствие собственного нового нарратива. Моя личная оценка: ресурс внутренней прочности для экстремальной среды критически низкий. Максимальная роль, которую способна сыграть данная субкультура — это роль запала при запуске процесса перезагрузки. Недооценивать её я бы не стал. Но и переоценивать тоже.

Левый фланг. На нём существуют два субкультурных начала. Первое и главное из действующих в данный момент – «Суть времени». Вне зависимости от оценочных суждений по поводу этого движения, оно безусловно и вне всякого сомнения соответствует всем субкультурным признакам (в связи с чем неудивительно сравнение с сектой, часто звучащее в их адрес). Обладает серьёзным боевым стержнем, что показало участие её представителей в событиях на Донбассе. Кроме того, оно обладает собственным идеологическим центром, что придаёт ему дополнительную прочность. Несмотря на явный застой в его деятельности, длившийся более трёх лет, оно вне всякого сомнения устоит в условиях турбулентности и получит возможность выдвинуть собственную повестку дня. Насколько оно этой возможностью воспользуется — вопрос практической реальности.

Субкультура — это сгусток духа. А именно он всегда творит историю.

Вторым субкультурным началом на левом фланге являются национал-большевики Эдуарда Лимонова. Некогда очень мощная и сплочённая субкультура. Так же обладает серьёзным боевым стержнем, что так же показало участие её представителей в событиях в Донбассе. Слабые стороны: замкнутость на фигуру харизматического лидера (альтернатив которому нет), нечёткая идеологическая платформа. Тем не менее, на формирование образа будущего повлиять так или иначе способно. Хотя, маловероятно, что единолично.

Существует также некая вероятность формирования третьего субкультурного начала на левом фланге, обусловленная резким повышением активности представителей «классического советского марксизма» (со значительным налётом троцкизма) из числа молодого поколения, представленного такими фигурами, как Константин Сёмин. Впрочем, говорить о чём-то более или менее конкретном в этой части субкультурного поля пока что более чем преждевременно.

Правый фланг. Прежде всего, на нём присутствует старая, но обширная евразийская субкультура, собранная вокруг профессора Дугина. В данный момент переживает не лучшие времена, однако имеет значительную платформу. Присутствует в довольно рассредоточенном виде. Она не едина, имеет массу ответвлений, послужила идеологической отправной точкой для массы политических групп. Повлиять на формирование образа будущего тем или иным образом вполне способна. Как минимум, на уровне интеллектуального влияния. Слабые стороны: прямой боевой потенциал минимален. Сильная сторона: наличие собственного идеологического центра.

Далее идут те, кого я бы назвал «европравыми». На данном поле существует сразу несколько субкультурных групп, наиболее чёткой из которых является сообщество, некогда возникшее вокруг «Спутника и погрома» Егора Просвирнина. Имеет довольно стройный идеологический концепт и внятную систему мировоззренческих установок. Слабая сторона: отсутствие внутреннего сплочения, отсутствие боевого потенциала. В целом, перспективы в ситуации экстремальных изменений очень схожи с перспективами группы Навального. Моя личная оценка: влияние на создание образа будущего может быть оказано лишь опосредовано, на уровне скрытого идейного опыления. В брутальной политической борьбе данная субкультурная группа сойдёт с дистанции в первом туре.

Следующая очень мощная, но максимально атомизированная субкультура: ультраправое несистемное сообщество. Состоит в общем рамочном идейном мейнстриме. При этом критические расхождения между разными группами внутри одной субкультуры носят фатальный характер, исключающий единство. Расколы существуют сразу по нескольким принципиальным моментам, самым накалённым из которых является т.н. украинский вопрос. По факту, он разделил одну субкультуру на две, абсолютно антагонистичные друг другу (до уровня стрельбы). Характерно не просто отсутствие единого идеологического тренда, а и сколь-нибудь ощутимых внутренних центров притяжения. По сути, «правый движ» напоминает не дом, а гору стройматериалов. В современном состоянии имеет шанс лишь на значительное участие в уличной составляющей возможной радикальной перезагрузки системы. В случае появления объединительного начала и выстраивание общего идеологического стержня — будет претендовать на первую роль.

Наиболее яркой субкультурной общностью на правом фланге представляются неоязыческие группы. Способны к сплочению, обладают идеологическим накалом. Тем не менее, перспективы создания образа будущего в их русле видятся мне весьма сомнительными — слишком велико отчуждение от основного культурного кода. Моё личное мнение: для того, чтобы их образ будущего имел шанс на реализацию, на политическом поле не должно остаться больше никого. Что вряд ли возможно. Хотя в истории случалось и не такое.

Так же большая субкультурная общность имела шансы быть аккумулированной в Донбассе и вокруг него, но здесь процесс был искусственно замедлен и практически заморожен извне. Здесь субкультурная основа отличается от прочих, так как в основе своей имеет объединительное начало национально-освободительной войны, в которой состоят включения из всех ранее перечисленных субкультур. В какой именно пропорции они сформируют основное тело субкультуры, в случае её создания — предсказать крайне тяжело. Тем не менее, в случае разморозки и формирования данная субкультура так же способна претендовать на первые роли в случае обрушения основного культурного нарратива.

Существуют ещё и малые субкультуры экзотического свойства, перечислять которые нет смысла. Они структурированы хуже, так как собственного идеологического центра притяжения у них нет. Но, тем не менее, в исследовательском плане они ценны, так как тоже имеют шанс на поле глобальной исторической неопределённости.

Я не берусь рассуждать о том, какая из них из образа будущего может стать будущим. Предоставляю это право вам. Я, всего лишь, говорю, в каком направлении надо смотреть, чтобы увидеть искомое с наибольшей долей вероятности. Разумеется, это не догма — это всего лишь набор вероятностей, существующий на данный момент. А сам процесс отнюдь не статичный — в любой момент в нём может появиться что-то новое и отсеяться что-то старое. И тем не менее, направление взгляда всегда будет именно это.

Ведь субкультура — это сгусток духа. А именно он всегда творит историю.

Павел Кухмиров
© Павел Раста

Вторая часть эссе «Образ будущего». См. первый текст цикла «Каждая субкультура несёт в себе зародыш большой культуры»

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий