Перейти к содержимому
Главная страница России нужен новый Пётр I. К юбилею Табели о рангах

России нужен новый Пётр I. К юбилею Табели о рангах

Ровно три века назад Пётр I утвердил закон о порядке государственной службы в Российской империи, вошедший в историю как «Табель о рангах». Современные специалисты характеризуют документ как мощный социальный лифт, работавший, возможно, эффективнее, чем нынешние системы продвижения по карьерной лестнице.

Табель о рангах, одна из редакций XVIII века. Фото: russlovo.today

Четвёртого февраля исполняется триста лет со дня учреждения Петром I Табели о рангах, реформаторского документа, определившего на долгие годы порядок государственной службы в Российской империи. Табель о рангах упорядочил сословную иерархию, но главное — предоставил возможность выдвинуться талантливым, энергичным, но незнатным людям. Критерием роста с момента принятия табели стали личная выслуга и достижения, а привилегии «потомственных» дворян «обнулились». «Родина на Неве» обратилась к экспертам с просьбой оценить значимость документа и, возможно, провести параллели с современной Россией.

 Экономист Дмитрий Прокофьев:

«Надо понимать, что Табель о рангах появилась в Российской империи через сорок лет после того, как государь Фёдор Алексеевич приказал сжечь так называемые Разрядные книги и уничтожил “местничество”, систему рангов, определявшую, какой дворянский род выше, какой ниже. Дворяне все стали “одного ранга”.

Табель о рангах действительно была интересной историей о том, что в некоторой степени она действительно позволяла выдвинуться талантливым людям из низших сословий. Задача была действительно мотивировать людей к службе именно на государство. В дальнейшем Табель стала инструментом управления обществом. Каждый шаг наверх в Табели о рангах означал дополнительные привилегии. Касалось это и правил обращения, и пенсий, и что самое главное, привилегий, которые передавались по наследству. Действительно Табель служила инструментом социальной мобильности, в большей степени это касалось армии, где простолюдин действительно мог заслужить продвижение своей храбростью и талантами командира. Если чины когда-то означали сами должности, распределённые по классам, потом они уже получили самостоятельное значение, независимо от должностей. И выслужив “чин”, ты уже мог претендовать на “должность”.

Надо сказать, что классные чины употребляются и в современной России. Погоны носят всевозможные службы, мундиры и погоны есть даже в совершенно гражданских ведомствах — Роспотребнадзор, Россельхознадзор, в налоговой службе они есть, есть чины муниципальных служащих, все правоохранительные органы имеют систему чинов, максимально приближенную к армейским. А эффективности нет. Социологи говорят, что чиновничья каста у нас совершенно замкнутая и попасть на ключевые должности “со стороны” практически невозможно.

Проблема российской чиновничьей службы заключается в том, что в стране есть очень много компетентных, порядочных и абсолютно некоррумпированных людей на государственной службе, но не они определяют её общую атмосферу. И в абсолютном большинстве эти люди не допущены к принятию по-настоящему принципиальных решений, то есть тех, которые касаются денег.

У нас очень много работы на государственной службе, и никаких особенных привилегий для абсолютного большинства занятых там она не даёт. Но внутри этой государственной службы существует своя каста допущенных к распределению бюджетных средств людей, практически изолированных от общества, абсолютно равнодушных к его мнению и нацеленных только на обогащение и на расширение своих полномочий. Но это далеко не вся государственная служба, естественно».

Собеседник издания ответил также на вопрос, есть ли варианты изменения системы, чтобы работа была эффективной, а экономика страны развивалась интенсивнее:

«К мерам, о которых вы говорите, у начальства нет мотивации. Они считают, что стремление людей попасть за эту привилегированную черту, за которой “можно всё”, это сам по себе достаточно эффективный инструмент управления. Хочешь попасть в касту избранных, попробуй, покажи себя. Никаких гарантий никто никому, естественно, не даёт. Не стоит задача организации эффективной службы. Стоит задача создания такой вот властной касты, сам факт попадания в которую работает как инструмент манипуляции».

«Сейчас все эти классные чины расписаны в таких же деталях, но это не работает. Для этого действительно нужно награждать по заслугам. Вы думаете, что если бы сейчас приняли Табель о рангах, то всё было бы хорошо? Так она уже есть. У нас уже есть 15 классов государственных чиновников, 15 классов муниципальных чиновников. У нас несколько десятков государственных наград. Вы слышали, чтобы люди хвалились наградами (за исключением боевых, в лучшем случае)? Они их даже не носят. Потому, что понимают, за что дают такие награды. Вроде бы и много их, но как-то всё не то, как-то не работает», — дополнил Дмитрий Прокофьев.

Член Русского Географического общества и член Всемирного клуба петербуржцев, Владимир Дервенёв:

«Табель о рангах — прекрасный документ и более чем современный для наших дней, за исключением того, что определённый класс в табели о рангах давал большие льготы — право на дворянство, на потомственное дворянство и прочее. Собственно говоря, так получил потомственное дворянство с правом передачи по наследству отец Владимира Ильича Ленина — Илья Ульянов. Притом за реформу образования. Основу этой реформы использовали потом в Советском Союзе, провели её и сделали советской, хотя эта реформа была высочайше одобрена ещё государем Николаем Александровичем.

Таких случаев было немало и по гражданской линии, и в ещё большей степени по военной. В Первую Мировую войну люди из сословия разночинцев и других продвигались по службе очень быстро, получали военное образование, после этого получали чины и звания офицерские, которые позволяли получить дворянское звание.

В разные времена она была разная по эффективности, например, при Екатерине многое было доведено до абсурда, когда, например, на армейской службе шли чины, начиная с младенчества. Уже Павел это всё причесал и сделал, как надо. Кстати, многими, прежде всего в дворянских кругах, это воспринималось негативно. Ведь раньше к подростковому возрасту чин был уже достаточно большой.

Примерно подобное у нас существует и сейчас. Но, безусловно, если была бы взята за основу Табель о рангах, в которой были бы две линии, светская и военная, я думаю, это было бы неплохо и в наше время».

К слову, Владимир Дервенёв не разделяет мнение о современной деградации социальных лифтов: «Нет, почему они деградировали? Появляются новые люди, молодые, активные, здравомыслящие. Немало делается для их продвижения: эти все конкурсы и прочее. Конечно, есть и много пены, без этого не бывает.

Сейчас люди с самых низов, со студенческих лет, принимают участие в различных движениях, конференциях, конкурсах — и президентских, и правительственных. Их замечают, приглашают на обучение. Люди постепенно достигают верхов, примеров достаточно. И в руководстве крупных корпораций они есть, и в политике. В больших корпорациях немало молодёжи, и не сказал бы, что там одни сыновья и внуки. Протекции, безусловно, имеют место. Но ведь корпорации нужно, чтобы она работала — для этого там должны быть хорошие специалисты, и лучше взять хорошего специалиста, чем родственника-идиота. Посмотрите, кто занимает места в государственных объединениях, институтах — там много молодёжи, их отцы не были вхожи в верха. Власть, безусловно, толкает своих, но это не тотальная система».

Историк и публицист, главный редактор «Родины на Неве» Дмитрий Жвания:

«Пётр I, насаждая в России новые порядки, такими методами, которые иначе как революцией сверху не назвать, остро нуждался в новой элите, ибо старая элита большей частью саботировала его реформы. И введённая им система обновления элиты исправно работала.

Так, генерал Михаил Алексеев, выпускник Николаевской академии Генерального штаба, родился в семье бывшего солдата сверхсрочной службы, выслужившегося в фельдфебели, а потом и в офицеры, участника героической обороны Севастополя Василия Алексеевича Алексеева. Именно Алексеев склонил царя Николая II к отречению от престола. Не будем сейчас оценивать этот поступок генерала, но то, что сам император прислушался к мнению сына фельдфебеля, показывает, что механизм, заведённый Петром, работал. Или возьмём генерала Антон Иванович Деникина. Его отец был крепостным крестьянином, которого помещик отдал в рекруты. В армии Иван Деникин дослужился до чина майора. А Антон Деникин уже учился в Николаевской академии Генерального штаба.  

Словом, людей, которые в Российской империи поднялись, по поговорке, “из грязи в князи” было достаточно много. И не только в армии. Идеализировать имперские порядки я бы не стал, но всё же в Империи социальные лифты работали. Империя – это живой организм, он постоянно обновляется и развивается, и поэтому система управления ею всё время испытывает потребность в новых людях, в разных талантах.

Что касается советской системы, то она довольно быстро создала новый правящий слой, который очень быстро начал костенеть. Кстати, репрессии 1937-38 годов я бы объяснил в том числе и желанием Сталина встряхнуть этот слой, не дать “пролетарской элите” превратиться в буржуазию.

Но процесс её перерождения было не остановить. В итоге сформировалось “коммунистическое боярство”, которое за редким исключением не впускало в свой круг людей со стороны: дочери маршалов выходили замуж за сыновей “ответственных работников”, сыновья высокопоставленных партийцев женились на дочерях дипломатов… Этот слой высмеял Юрий Шевчук в песне “Мальчики-мажоры”: “Я чествую вас, сыновья дипломатов, юристов, министров и профессоров, ожиревших актрис, журналистов-магнатов, многотомных поэтов и супер-певцов”.

Советская элита десятилетиями жила в атмосфере ханжества, лжи, лицемерия, заставляя народ клясться в верности тем идеям, в которые сама давно не верила, более того, она жестоко карала тех, кто открыто заявлял о своём несогласии с коммунизмом. А когда представился случай, она с радостью избавилась от вериг коммунизма: бывшие партийные секретари и преподаватели научного коммунизма в миг превратились в ярых антикоммунистов.

Постсоветская российская элита большей частью – последнее поколение коммунистической номенклатуры. Эти люди совершили несколько превращений: вначале они клялись в верности идеям марксизма-ленинизма, потом восхваляли рынок и ценности либеральной демократии, а нынче изображают из себя державников-патриотов. Эти перевёртыши могли воспитать только проходимцев и прощелыг, которым наплевать на всё, лишь бы иметь солидный счёт в банке, бытовой комфорт на высшем уровне и прочие блага. Человеческий шлак, который правил СССР в последние десятилетия его существования, не мог породить ничего доброго и честного.

Этот слой выработал свои шифры, свои сигналы, даже свой кодекс поведения, в котором нет таких понятий, как честь и совесть. И он не пускает в свой круг никого со стороны. Этой стае чужаки не нужны. А если каким-то чудом чужак объявляется, они его загрызают. Делиться ресурсом никто не хочет.

Есть, конечно, исключения из этого общего правила. В нынешней элите можно отыскать людей, которые пробрались наверх, в 90-е, во время социальной перетряски, когда в государственном аппарате образовались щели. Но их немного, но они есть. В принципе глава российского государства — выходец из специальных служб, а не из партийной номенклатуры. В первое время его правления это позволяло надеяться на революцию сверху. Но президент, будучи юристом по образованию, предпочитает делать всё по процедуре — так, чтобы не спровоцировать потрясения.

Очевидно, что Владимир Путин осознаёт потребность страны в новых управленцах. Видимо, именно с его подачи работают разные программы, призванные обновить правящий слой, например, конкурс “Лидеры России”. Но правящий слой научился минимизировать риски, которыми для него чреваты эти конкурсы. Очень часто в них побеждают сыновья и дочери больших начальников. Так или иначе, российская элита (слово “элита” мы используем для простоты объяснения) формируется за счёт отрицательного отбора. И мы рискуем дожить до того времени, когда Россия попадёт под власть корыстных идиотов. Путин сумел остановить процесс распада российского государства, и в этом его огромная заслуга, её нельзя забывать. Путин Россию подморозил, чтобы она окончательно не сгнила. Но для того, чтобы в будущем спасти Россию от деградации, нужен новый Пётр I».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: