Перейти к содержимому
Главная страница ПОСЛЕ ВОЙНЫ: Страх

ПОСЛЕ ВОЙНЫ: Страх

Процесс денацификации, который мы должны будем осуществить после военной операции на Украине, станет явлением глубоким и многофакторным. И прежде чем его начинать, нам необходимо будет понять целый ряд вещей, касающихся того, что необходимо сделать.

Автор — Павел Кухмиров

Нацизм на Украине (который, несомненно, существует, кто бы ни пытался с этим спорить) выстроен капитально и крепко. Его возводили не на пустом месте – при этом инженеры и архитекторы руководствовались уже имеющимися, отработанными и отточенными техкартами, при этом импровизируя и внося усовершенствования в модель. О том, насколько хорошо им это удалось, можно судить по поведению нынешнего украинского общества. Подчёркиваю: даже не государства, а самого общества. Глядя на которое, можно сделать вполне однозначный вывод: прежде всего, нацизм необходимо демонтировать как ментальную структуру. В немалой степени именно ею он и является.

А для того, чтобы это стало возможным, надо разобраться, что же именно лежит в её основе. Какой у неё главный, ведущий механизм. Какова её несущая конструкция.

Какова модель управления.

Вот об этом и хочу я сегодня поговорить. То, что сегодня будет сказано, относится не только к Украине. И говориться будет не только о ней, но и о любой системе, в ядре которой находится нацизм. Или фашизм, как более широкое понятие. Но главным примером, разумеется, будет всё она же – Украине. Давайте же посмотрим, как управляется и самоуправляется украинский социум. И на фронте, и в тылу.

Начнём с фронта. Киевская пропаганда рассказывает о героических украинских бойцах, которые не сдаются и не отступают. Отчасти она даже не врёт. Но только каким способом достигается такая стойкость? Ответ прост: методом жесточайшего запугивания.

Ключевым элементом ВСУ являются нацбатальоны, бойцы которых попросту убивают всех, кто «недостаточно героичен». При этом, используя простых ВСУшников, как пушечное мясо. В Мариуполе они придерживались следующей тактики: нацисту придавали отделение ВСУшников, с которым он занимал точку в гражданском секторе (в жилых домах). Нацбатовец имел право делать с ними всё, что угодно, и они об этом знали. Он вынуждал их держать позицию, а когда ВСУшники заканчивались, отходил на «переформирование». То есть за новым отделением ВСУшников и занятием новой позиции под прикрытием жилого сектора. Не стоит удивляться, что действительно активные сдачи ВСУшников в плен начались только тогда, когда нацистов зажали на «Азовстали» и армейские оказались предоставлены сами себе. Но это ещё не всё.

ВСУшники знают, что, если они убегут с фронта или перейдут на другую сторону, с их семьями в тылу просто расправятся «побратимы» всё тех же нацбатовцев. Причём сделают это настолько люто и свирепо, что даже представить это у оных ВСУшников фантазии не хватит. И это только два момента, а их куда больше.

В ближнем тылу происходят очень похожие вещи: все, кто имеет даже не пророссийскую, а не пронацистскую позицию, дрожат от страха и даже в мыслях не имеют высказать её вслух. Потому что их просто убьют. Причём с психопатической жестокостью. Даже на уже освобождённых территориях этот страх до сих пор буквально парализует большинство. И то, что он не беспочвенен, подтверждается целым рядом известных актов террора в нашем тылу.

В дальнем украинском тылу картина та же. По факту социум там регулируется СБУ, нацистскими активистами и теробороновцами (которых возглавляют те же активисты). Любое инакомыслие там карается с максимальной лютостью. Причём относится это не только к населению. Внутри самих этих структур порядки те же.

Чтоб вы понимали, я приведу пример не нынешних бандеровцев, а тех, с кого они берут пример. В одном из уставов УПА (Украинская повстанческая амия – запрещённая в РВ террористическая организация) в качестве наказания значилось «обезглавливание перед строем». Вот так, не больше, не меньше. Они даже тогда были впереди планеты всей. Сейчас они открыто головы не рубят, но тональность примерно та же.

И такие методы применяют и применяли не только бандеровцы. Примерно то же было на вооружении всех фашистских диктатур. Без исключения. Была такая немецкая писательница-антифашистка Анна Зегерс. Имя сейчас старательно забытое, но вот в советское время её книги издавали и даже рекомендовали. Книги свои она писала ещё тогда, когда Гитлер правил и неплохо себя чувствовал. Всё равно, что кто-то писал бы книги о бандеровцах, находясь на современной Украине. Так вот есть у неё хорошая, но запредельно жёсткая книги «Седьмой крест». О том, как люди бегут из концлагеря и смотрят на то, во что превратилось германское общество, как оно живёт и что делает с людьми. Они созерцают всю эту липкую, тягучую атмосферу тотального ужаса и звериной злобы. Всё это показано настолько наглядно, что я просто поражался, как оно близко сегодняшней украинской действительности. Я был крайне впечатлён этим чтением (хотя, литературная манера у неё та ещё).

Так вот, друзья, ключевым во всём этом является одно – страх.

Он – главный элемент управления их моделью общества, которую генерирует нацизм.

Нацисты производят страх. Такова логика нацизма. Любой нацизм не может существовать без производства террора и страха. Именно так управляется само их общество, включая и самих нацистов. Или фашистов, как более широкое понятие, опять же. И именно так фашистское общество, фашистское государство и фашистскую систему можно относительно точно идентифицировать – по модулю управления страхом. Если он есть и является основной операционной системой – перед нами фашизм.

И наша задача при демонтаже украинского нацизма будет прежде всего состоять в извлечении страха. Это то, чего нацисты будут стараться не допустить всеми силами. Потому что, если извлечь страх – они утратят контроль. Когда станет не страшно – украинский нацизм рухнет.

Как ментальная структура. Как государственная система. Как общество.

Вот такие дела, друзья мои.

А у меня напоследок вопрос: на замечательном и светоносном коллективном Западе сейчас их общество тоже управляется при помощи страха. Иначе организованного, иначе структурированного, но страха. И это несомненно. Он там тоже всё более очевидно выступает, как основной несущий модуль. Интересно, какие выводы здесь можно сделать? И с чем на самом деле воюет наша страна и наш народ?

Всего вам доброго.

 (с) Павел Кухмиров

В оформлении материалы использована символика батальона «Азов» — запрещённой в России террористической организации

Поделиться ссылкой: