Перейти к содержимому
Главная страница ОБСЕ в Донбассе с широко закрытыми глазами

ОБСЕ в Донбассе с широко закрытыми глазами

Миссия наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе координировала украинскую армию и плодила шпионов

В змеиное гнездышко ОБСЕ ткнули палкой и оттуда полезли злые, опасные и коварные гадюки. Как оказалось, все восемь лет войны в Донбассе они занимались разведывательной деятельностью, сливом информации военного характера украинскому режиму и западным спецслужбам, корректировкой артогня по мирным кварталам донецких городов и позициям народных милиций.

Мониторинговая миссия ОБСЕ в Донбассе передавали полученные данные напрямую западным спецслужбам и украинскому командованию / AP Photo/Mstyslav Chernov

Собственно, люди Донбасса все годы криком кричали, что наблюдатели – это явные враги и шпионы, изгоните их немедленно, кто и зачем вообще их допустил на нашу землю? Но некая политическая «целесообразность» перевесила доводы рассудка и весь предыдущий негативный имидж этой структуры, запятнавшей себя позором в других военных конфликтах.

Например, с появлением на территории Косово «наблюдателей ОБСЕ» террористическая активность «Армии освобождения Косово» против сербского населения не только усилилась, но и скрытно поощрялась. В Южной Осетии миссию ОБСЕ обвинили в шпионаже за южноосетинскими ополченцами и передаче информации об их действиях и расположении грузинским военным во время августовских событий 2008 года. Армения обвинила ОБСЕ в своём поражении в войне в Карабахе, заявив, что к этой войне привёл «целый ряд деструктивных процессов на пространстве ОБСЕ».

После вскрытия новых фактов поведения и преступлений «непредвзятых европейцев» в донецких республиках на «миссионерах» просто нужно ставить крест и перестать поощрять деятельность подобных организаций. Апелляции к «мировому и европейскому сообществу» оказались профанацией: голос слабых никому не интересен, а сильному достаточно даже шёпота, чтобы его уважали. Токсичность европейской миссии состояла не только в равнодушии и вредительстве: она привела к конкретным человеческим жертвам в ЛДНР. И от этой крови европейцам уже не отмыться.

До 30 апреля мониторинговой миссии ОБСЕ ультимативно предписано покинуть территорию Донбасса. Её деятельность признана неправомерной, а против ряда сотрудников из местных жителей ведётся следствие по статьям «госизмена и шпионаж в пользу иностранного государства».

Ещё 24 февраля генсек ОБСЕ Хельга Шмид сообщила о решении эвакуировать из Украины сотрудников всех международных миссий ОБСЕ. С началом спецоперации большинство иностранных наблюдателей на бронированных белых джипах с прицепами спешно покинули территорию донецких республик, но некоторые выезжать не спешили. Они искали зацепки, чтобы остаться, и лепетали про «административный статус полевой операции ОБСЕ», хотя никакого такого статуса документами организации не предусмотрено. Впоследствии такая навязчивость пребывания объяснилась просто, так как скандалы, интриги, расследования, связанные с ОБСЕ, хлынули потоком.

Мониторинговая миссия оказалась вовсе не набором слепо-глухо-немых наблюдателей, как их называли дончане и луганчане за избирательные подходы в определении вины за обстрелы и игнорирование военных преступлений Украины. На самом деле, «миссионеры» и видели далеко, и слышали хорошо, и передавали полученные данные напрямую западным спецслужбам и украинскому командованию.

Кроме развединформации, «миссионеры» поставляли мины ВСУ, а их броневиками теперь вовсю пользуются украинские боевики, забравшие машины со стоянок на украинской территории. С каждым днём появляется всё больше доказательств открытого пособничества европейских наблюдателей украинской армии.

Недавно в штаб-квартире миссии ОБСЕ в Мариуполе на Приморском бульваре был вскрыт склад миномётных мин итальянского производства, доставленных морем 11 марта 2022 года, согласно маркировке на ящиках. В разгар боёв ОБСЕ получали мины и хранили их в своём гараже. Зачем итальянские мины нужны организации, позиционирующей себя как «невооружённая гражданская миссия наблюдателей, составляющих отчёты о ситуации на Украине и выступающих посредниками в переговорах между сторонами конфликта»? Если этот факт сопоставить с массовой накачкой европейским оружием украинской армии, то вопрос риторический. Только спешное бегство «миссионеров» из Мариуполя не позволили уничтожить улики.  

Вторая находка в мариупольском офисе тоже объясняет, что отчёты были лишь прикрытием совсем иной деятельности миссии. Все отчёты об обстрелах ВСУ и их преступлениях в Донбассе с 2014 года были спрятаны в архиве, при этом сотрудники миссии не отправляли их в Европу, и они не попадали в официальные сводки ОБСЕ на Украине. Зато в официальных сводках публиковались невнятные сведения о неустановленных направлениях обстрелов и всячески избегались формулировки, обвиняющие ВСУ в агрессии. Наблюдатели закрывали глаза на убийства Украиной мирных жителей Донбасса, но с упоением перекладывали вину на ЛДНР и Россию.

А вскоре всплыл и массив доказательств именно шпионской деятельности наблюдателей. ОБСЕ передавали ВСУ полную информацию о дислокации и перемещениях республиканской армии для корректировки огня. В посёлке Бердянское и ещё нескольких, ранее подконтрольных Киеву, были найдены электронные носители, доказывающие связь ОБСЕ с украинскими вояками. Информация с ноутбука, карт памяти и видеофайлов показала, что ОБСЕ передавала данные объективного контроля со своих видеокамер, размещённых на линии боевого соприкосновения, для корректировки артиллерийского огня ВСУ. Также представители миссии скидывали со своих серверов украинским воякам координаты военных объектов народной милиции ДНР и ЛНР.

«К нам попали документы, где указаны координаты, как они называли, военных целей на территории донецкой республики. Почти половина этих координат была передана ВСУ представителями миссии ОБСЕ и это установлено однозначно. В частности, на базе автомобильного прицепа обнаружено устройство с видеокамерой высокого разрешения, предназначенной для видеофиксации нарушения режима прекращения огня на линии боевого соприкосновения сотрудниками мониторинговой миссии ОБСЕ. На её карте памяти также обнаружены файлы, указывающие на корректировку оператором ударов по сёлам Безыменное и Саханка», –рассказал спикер НМ ДНР Басурин.

В Луганске в офисе ОБСЕ республиканские спецслужбы также нашли сервер для передачи засекреченной информации украинским воякам. Специалисты Минсвязи неоднократно фиксировали передачу информации со станций ОБСЕ под Луганском на территорию, подконтрольную украинским войскам. Из сейфов «наблюдателей» изъяты карты и схемы, с обозначенными на них позициями народной милиции ЛНР. Всё это предназначалось для западной разведки и Минобороны Украины, а передавалось по зашифрованным каналам связи миссии.

Имитируя контроль над соблюдением разных «перемирий», ОБСЕ на разных участках фронта установила видеокамеры широкоформатного разрешения и вела наблюдение, точнее, шпионаж, в режиме онлайн. Этой информацией пользовались украинские командиры, вплоть до взводного, и наносили удары. Кроме этого, ОБСЕ сбрасывала координаты для корректировки артиллерийского огня ВСУ. Так что украинское командование и сотрудники ОБСЕ находились в самом тесном контакте, координировали совместные действия и регулярно обменивались развединформацией.

Ещё «миссионеры» фиксировали точные координаты госорганов и учреждений в черте городов и отправляли их в Главное управление разведки Министерства обороны Украины и СБУ. Сейчас завели уголовные дела по поводу обстрелов территорий ДНР и ЛНР при пособничестве ОБСЕ и шпионаже.

«Было установлено, что гражданка Испании, заместитель руководителя луганской команды ОБСЕ по вопросам соблюдения прав человека Пилар Кастро Мото поручала руководителю северодонецкой команды ОБСЕ гражданину Польши Ярославу Кураку собирать сведения об объектах инфраструктуры в Луганске. Впоследствии по этим объектам, на которые указали Пилар и Ярослав, вели огонь украинские боевики, выводя их из строя», – рассказали в МГБ ЛНР. Мирные жители обеих республик постоянно рассказывали, что самые ожесточённые обстрелы со стороны ВСУ начинались сразу, как отъезжали автомобили ОБСЕ. И наоборот, обстрелы и провокации немедленно прекращались перед визитом сотрудников миссии в прифронтовые районы.

Скорее всего, подробности соучастия ОБСЕ в военных действиях Украины в Донбассе будут всплывать ещё долго – по мере освобождения городов. Например, до сих пор неизвестно, почему так много машин ОБСЕ двигалось то в сторону Донбасса, то в сторону украинской территории. Кого и какие грузы перевозила ОБСЕ, чем ещё занималась, кроме липовых отчётов, шпионажа и корректировки артогня, лишь предстоит узнать. Кстати, даже после своей эвакуации из ЛНР, иностранные сотрудники миссии пытались продолжить разведдеятельность и вербовку шпионов, в том числе среди журналистов и чиновников. О том, что под прикрытием наблюдателей работали и разведчики, и бывшие военные НАТО, и офицеры запаса было известно ещё с 2014 года, судя по биографиям и послужному списку «миссионеров». Но возникает вопрос, так кто именно позволил таким врагам настолько долго и вольготно себя чувствовать и действовать в воюющих республиках?

Люди в Донецке и Луганске требовали от обсешников прекратить отсиживаться в ресторанах и начать объективно работать, митинговали, приносили к офисам ОБСЕ фотографии жертв украинской агрессии – своих детей и родных, осколки снарядов, которые ежедневно собирали в руинах своих домов. «Хватит обедать! Прекратите войну!» – просили они. Но европейским господам, большинству из них (справедливости ради, были в миссии и несколько порядочных людей, не желавшие участвовать в фарсе или шпионить, и изгнанные за это из состава), плевать хотелось на призывы к совести.

Ничего личного, только бизнес и собственный комфорт: дорогие отели типа «Park Inn» в Донецке и «Славянский» в Луганске, где жили сотрудники миссии, самые элитные бары, рестораны и спортклубы, ленивые выезды к линии фронта на бронемашинах в бронежилетах ненадолго поглазеть на войну и жизнь аборигенов. И прекрасная зарплата, по слухам, превышающая 500 евро в сутки, за небольшой дискомфорт при общении с местными, постоянно жалующихся на украинские обстрелы и свои потери.

Вспоминается рассказ местной жительницы Ольги Ивахненко, жительницы зверски расстрелянного Петровского района Донецка: «Я и несколько пожилых женщин стояли возле автостанции, когда подъехали белые джипы ОБСЕ. Из них в касках и бронежилетах вышли представительные мужчины-наблюдатели и стали расспрашивать про обстановку. Невдалеке раздался привычный нам грохот обстрела. Мы, женщины, стоим спокойно, а наблюдатели, как горох, посыпались на землю, закатились под бордюры и опоры, закрывая головы. Так и лежали, даже когда стихло. Мы на них презрительно посмотрели и разошлись по своим делам».

Не только поэтому к наблюдателям относились без пиетета. За восемь лет обсешники регулярно вляпывались в разные грязные скандалы. То правоохранители ЛНР установят причастность действующего сотрудника ОБСЕ к контрабандным перевозкам посылок, то несколько сотрудников луганской команды ОБСЕ нелегально ввозили в ЛНР из ЕС транзитом через Украину легковые автомобили для продажи с уклонением от уплаты налогов, то попадали в ДТП и уходили от ответственности. В 2020 году группа сильно выпивших «миссионеров» избила у ресторана «Каретный двор» жителя Луганска, вступившегося за девушек, к которым приставали наблюдатели. Кроме девушек, случались и альтернативные сексуальные скандалы, когда наблюдатель ОБСЕ Пат Эванс, работавший на Донбассе под прикрытием, оказался кадровым американским разведчиком и гомосексуалистом. Он завёл роман с агентом, которого сам завербовал, потом соблазнил и бросил. Парень встречался с Эвансом на съёмной квартире в Донецке и надеялся на помощь с эмиграцией. Оставшись обманутым, он разразился скандальными откровениями.

Вербовкой агентуры среди местных «миссионеры» занимались системно. Известно, что два агента уже задержаны в ЛНР, один – в ДНР. Они передавали сведения из разряда гостайны иностранным и украинской спецслужбам. Например, арестованный Алексей Козаков, менеджер в луганской команде ОБСЕ, рассказал, что служба безопасности ОБСЕ просила его сообщать подробности обстановки в ЛНР во время начала спецоперации союзных сил России и ЛНР, докладывать о передвижениях военнослужащих и обнаруженных автомобилях. ОБСЕ собиралась и дальше использовать свои видеокамеры для слежки за техникой Вооружённых сил РФ, местами проживания российских военных и другими деталями. Это стало концом миссии «наблюдателей» в Донбассе после их восьмилетней лицемерной и враждебной деятельности. Россия проявила волю и прекратила работу симулякров.

Пока без реакции остаются и требования председателя ОБСЕ Збигнева Рау немедленно освободить задержанных в ЛДНР членов миссии, и резкое недовольство постоянного представителя США в ОБСЕ Майкла Карпентера.

Такова неприглядная история миссии ОБСЕ, ставшая, по мнению политологов, «символом деградации международных отношений». К этому надо добавить, что многие международные организации себя дискредитировали, потеряв право считаться демократичными, объективными и непредвзятыми. В той или иной степени это касается и структур ООН, и Международного Красного Креста, и остальных. Однозначно заняв сторону украинских боевиков и выступив единым фронтом против русских и против России, Европа вступила на гибельный путь образца Первой и Второй мировых войн и её мир уже не станет прежним.

Напоследок европейские «наблюдатели» подленько не оплатили своё проживание за два месяца в гостинице и счета в ресторанах. Администратор гостиницы «Славянская» в Луганске, где жили 34 сотрудника ОБСЕ, поведал, что при выезде они не рассчитались: «Мы в последние дни стали подозревать, что с оплатой могут начаться проблемы, но мы их не выгоняли. А теперь из-за неоплаченных счетов ОБСЕ у отеля возникли трудности с оплатой коммунальных долгов». Отказ платить по счетам стал мелкой местью за унижение и позорное выдворение европейских господ из донецких республик.

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой: