Перейти к содержимому
Главная страница Донбасс сегодня

Донбасс сегодня

В каком котле служили или головы сложили?

«Выдавливание украинской группировки, а не разгром» – это самая адекватная характеристика происходящего в эти дни на донецко-луганском фронте. Несмотря на успехи союзных сил на луганском направлении, говорить о каком-то переломе или кризисе украинских войск в Донбассе преждевременно.

Донецк хочет дожить до нашей победы

Когда думаешь, что ещё ужасного может случиться с Донецком и его городами-спутниками Макеевкой и Ясиноватой, учитывая опыт пережитого за восемь лет и последние дни, оказывается, что чашу испытаний дончане до дна не выпили. Теперь украинские ублюдки, кроме многочасовых массированных артобстрелов города, применяют высокоточные, дальнобойные и мощные орудия и реактивные установки из поставок стран Запада.

Синдром Потупчик

То, что началось 24 февраля 2022 года, очень многое вскрыло отнюдь не только на Украине. И если рассуждать о том, как нам быть после войны, то и говорить имеет смысл не только об Украине. В первую очередь речь имеет смысл вести о самой России.

Сердце гидры: пара слов о центрах принятия решений

«Очевидное» не реализовано до сих пор. Хотя многое обязано было реализоваться уже в первые часы боевых действий. Вариантов ответа на законный вопрос «почему так?» всего два. Это либо некомпетентность, либо торги.

Исчадья ада проецируют ад на Донецк

Каждый день Донецка, столицы ДНР, украинскими боевиками превращён в кошмар. Обстрелы стали тотальными – ВСУ ведут огонь одновременно по четырём районам Донецка из всех калибров ствольной и реактивной артиллерии. Такого уровня опасности и накала событий город не помнит с 2014 года.

В Донецке тыла больше нет

Последние дни мая для жителей Донецка вновь стали горькими и горячими. Украинские боевики уничтожают город обстрелами, накрывая плотным огнём жилые районы, школы и больницы везде – в центре и на окраинах, многоэтажках и частном секторе. Вой сирен скорых и пожарных машин, дым от разрывов, запах взрывчатки плотно висят в жарком мареве над цветущими зелёными берегами реки Кальмиус.

Победа невозможна без осознания ошибок

В случае с мобилизованными в Донбассе речь идёт уже не про ошибки, а как минимум – про серьёзные должностные преступления, повлекшие за собой, как гласят формулировки статей уголовного кодекса, «смерть одного и более человек».

Донбасс: где воюют и люди, и памятники

Когда победим, надо обязательно ставить памятники нашим новым героям – таким как Владимир Жуков, Олег Мещеряков, Андрей Каталов, Евгений Панасенко, многим другим, безвестным, всем погибшим и в ЛНР, и в ДНР, и в России. Везде, чтобы помнили. Нужны мемориалы, чтобы люди приходили, вспоминали, приносили цветы. Пройдут годы, зарастут окопы, затянутся раны, а примеры современных подвигов и человеческого духа останутся.

Праздник под канонаду: ВСУ мстит мирному Донецку

В День Победы власти ДНР отменили все праздничные мероприятия из-за стремительно ухудшающейся ситуации с обстрелами, но жизнь не отменить – кто-то выходил из дома ненадолго и больше не возвращался. В Кировском районе Донецка 9 мая прямо возле подъезда после прилета снаряда погиб 16-летний подросток, в соседнем квартале у дома погибла женщина. Такая же ситуация – во всех прифронтовых городах: Ясиноватой, Александровке, Горловке, Докучаевске.

Идёт война Народная

О том, что специальная военная операция на Украине стала для жителей России народной войной, можно судить по тому, какими рекордными темпами идут сборы финансовых средств на поддержку подразделений ДНР и ЛНР, состоящих из резервистов и добровольцев. Подразделения Министерства обороны РФ и Росгвардии, естественно, сборы не проводят.

На донецком фронте без перемен

Над Донецком продолжает греметь канонада: раскаты настолько плотные, что на определённом этапе перестаёшь понимать, где входящие прилёты от ВСУ, которые всё никак не сварятся в котлах, а где исходящие, которые падают на врага где-то там, за горизонтом.

ОБСЕ в Донбассе с широко закрытыми глазами

В змеиное гнездышко ОБСЕ ткнули палкой и оттуда полезли злые, опасные и коварные гадюки. Как оказалось, все восемь лет войны в Донбассе они занимались разведывательной деятельностью, сливом информации военного характера украинскому режиму и западным спецслужбам, корректировкой артогня по мирным кварталам донецких городов и позициям народных милиций.