Перейти к содержимому
Главная страница Энциклопедию сдают в утиль ради отеля

Энциклопедию сдают в утиль ради отеля

Здание в Прачечном переулке, 6, где собиралась и печаталась энциклопедия Брокгауза и Ефрона, «реконструируют» в гостиницу. Останется только фасад, несколько капитальных стен и кирпичные своды. Опять «чисто петербургское убийство»?

Заброшенный дом в Прачечном переулке доживает последние дни?

«Родина на Неве» в статье «Петербургский фасадизм», опубликованной в октябре прошлого года, уже касалась судьбы этого здания, обречённого на перестройку, равнозначную гибели. Но сейчас появилась возможность поговорить подробнее о старом доме, включённом в 2001 году в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Здание, в котором в конце XIX — начале XX века размещались издательство и типография Акционерного общества Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон, расположено на участке с восточной стороны Прачечного переулка, в квартале, ограниченном с трёх других сторон рекой Мойкой, переулком Пирогова и Фонарным переулком.

По данным на 1849 год, этот участок, уже выделенный как самостоятельный, принадлежал коллежскому асессору Антону Игнатьевичу Малевичу и не был застроен.

Кстати

В 1855 году его владельцем значится некий надворный советник П. А. Сухачёв, о котором никакой дополнительной информации найти не удалось. Правда, в исторических источниках упоминается, что в 1845-м он купил за очень внушительную сумму 27400 рублей серебром большой каменный дом на Канонерской улице,11, у наследников знаменитого мореплавателя Юрия Лисянского.

На прямоугольном участке Сухачёва в Прачечном переулке в 1855 году располагались жилой двухэтажный кирпичный флигель слева (если смотреть со стороны улицы) и одноэтажное служебное строение (сарай) справа, они были обращены фасадами во двор.

Чертёж фасада жилого флигеля и ограды со стороны Прачечного переулка. 1855 год

Именно тогда по проекту архитектора П.М. Карлеса двухэтажный жилой флигель был «доведён» до красной линии улицы и возведена каменная ограда с воротами со стороны Прачечного переулка. Чуть позднее появилась и хозяйственная постройка в глубине участка «по восточной меже».

Чертёж фасадов флигелей и ограды со стороны Прачечного переулка. 1871 год

В 1871 году, когда был утверждён разработанный архитектором Карлом Руска проект одноэтажной пристройки к южному флигелю по красной линии Прачечного переулка, дом №6 принадлежал купцу первой гильдии Рудольфу Эйхгольцу. Это первые персонажи нашей истории, о которых имеется вполне достоверная информация.

Карл-Иосиф Карлович Руска (1832-1912), подданный Швейцарии, принадлежал, судя по всему, к семейству работавших в России архитекторов с той же фамилией, самым известным из которых был Луиджи (Алоизий Иванович) Руска (1762-1822). Он построил, в частности, портик Перинной линии Гостиного двора на Невском проспекте, казармы Кавалергардского полка на Шпалерной улице, оформил несколько залов Зимнего дворца. Карл появился в Петербурге значительно позднее и в 1853-м обратился в Академию художеств с просьбой назначить ему программу на получение звания архитектора. Ему предложили представить проект «вокзала в саду», с которым он успешно справился и был удостоен просимого звания неклассного художника. Построил в столице Российской империи несколько доходных домов и зданий для учебных заведений в стиле классицизма.

Рудольф Готлиб Иванович Эйхгольц (1822-1888), обрусевший швед, владевший, помимо усадьбы в Прачечном переулке, двумя поместьями с винокуренным заводом в Смоленской губернии, несколькими доходными домами и антикварным магазином на Большой Морской улице. Купец коллекционировал произведения искусства, жертвовал значительные суммы на благотворительность, слыл меломаном и часто устраивал домашние концерты камерной музыки. Похоронен на Смоленском лютеранском кладбище. Его сын Евгений работал с 1912 года врачом в Смоленской каторжной тюрьме, позднее — в Шлиссельбургской крепости. В 1917 году Эйхгольцы эмигрировали из России.

У наследников Рудольфа Эйхгольца, скончавшегося в 1888-м, в 1889-м «каменный дом со всеми строениями и землёю» в Прачечном переулке,6 был куплен Ильёй Ефроном для размещения своего издательства, типографии, конторы и квартиры. Через год весь комплекс зданий был кардинально перестроен по проекту архитектора Александра Максимова.

Илья Абрамович Ефрон (1847-1917), российский предприниматель, издатель, родился в Вильно (ныне Вильнюс, столица Литвы) в еврейской семье, получил образование в гимназии Ломжи (город в Польше), Главной школе и университете Варшавы, владел четырьмя языками. Первоначально занимался бизнесом, связанным со строительством и обслуживанием железных дорог. В конце 1870-х приезжает в Петербург, где в 1886-м приобретает небольшую Семеновскую типографию на набережной Фонтанки. В конце 1880-х он знакомится с историком литературы, редактором и библиографом Семёном Венгеровым, работавшим тогда в правлении Либаво-Роменской железной дороги. По его совету Ефрон решает сосредоточиться на издательской деятельности, а именно — на справочной энциклопедической литературе. В 1889 году он заключил договор на издание в русском переводе немецкого словаря «Большой Брокгауз». Так и появилась совместная компания, просуществовавшая до 1930 года. О деятельности издательства — чуть позже. Илья Ефрон скончался в Петрограде в апреле 1917 года, место погребения неизвестно.

Илья Абрамович Ефрон в самом расцвете сил

Александр Павлович Максимов (1857-1917), архитектор и гражданский инженер, в 1879-м окончил строительное училище и далее пару лет работал на Курско-Киевской, Московско-Рязанской и Рязанско-Козловской железных дорогах. В 1881-1884 годах работал помощником у известного архитектора Виктора Шрётера (перестройка и расширение Мариинского театра, реконструкция здания Дворянского собрания, огромное количество доходных домов в Петербурге и других городах империи). Затем состоял на службе в городском управлении, в том числе был архитектором первого строительного участка (Адмиралтейской и Казанской частей, где и расположен дом в Прачечном переулке,6). Спроектировал здание больницы Святого Пантелеймона и перестроил Обуховскую больницу, автор проектов нескольких доходных домов в центре Петербурга. Скончался в феврале 1917-го, был похоронен на Смоленском кладбище.

Вернёмся к дому в Прачечном переулке,6. «К середине 1870-х годов на участке существовали двухэтажный северный и одноэтажный южный флигели, узкими лицевыми фасадами выходящие на красную линию застройки Прачечного переулка. Между лицевыми фасадами флигелей располагалась кирпичная оштукатуренная ограда с рустованными столбами и воротами. К 1890 году все эти строения были утрачены», — утверждают в своём заключении эксперты.

Подчёркивается, что общая структура застройки участка была Максимовым сохранена — дом и примыкающие к нему флигели расположены по периметру, по габаритам они совпадают с уже существовавшими. При этом архивная документация (современная), конструктивные особенности (например, металлические балки большого пролёта) и применённые при строительстве материалы свидетельствуют о том, что старые здания были снесены.

Вид на двор “убитого” дома издательства Брокгауза и Ефрона

То есть эксперты, которые провели исследования «с применением методов натурного, историко-архивного и историко-архитектурного анализа в объёме, достаточном для обоснования вывода государственной историко-культурной экспертизы», уверяют нас, что в 1890 году на участке были снесены все прежние строения, с нуля сооружены новые, и, таким образом, аналогичный подход сегодня тоже вполне допустим?

Отметим лишь несколько нестыковок:

Во-первых, проект архитектора Максимова в архивах не обнаружен, то есть полноценного документального свидетельства об использовании целиком или фрагментарно прежних построек при сооружении новых нет.

Во-вторых, «натурный анализ», то есть просто осмотр, не позволяет в полной мере судить о возрасте тех или иных стен и фундаментов. Надо местами сбивать штукатурку и смотреть кирпичную кладку, а также рыть шурфы и исследовать основу здания. Якобы эти работы уже выполнил проектировщик отеля. А ему выгодно искать на будущей стройплощадке что-то старинное?

В-третьих, даже осмотра фасада достаточно, чтобы задать вопрос: зачем Максимов, если он строил здание со стороны Прачечного переулка заново — «с чистого листа», на уровне первого (высота старого правого флигеля) и второго этажей (высота левого жилого флигеля) «проложил» карнизы? Такое встречается на старых петербургских домах, которые в разное время были надстроены.

В-четвёртых, наличие металлических балок «большого пролёта» и использование в отделке помещений строительных материалов ХХ века тоже, по большому счёту, ничего не доказывает. Типография в этом здании располагалась и в советское время. Укрепление и даже замена перекрытий для установки тяжёлых печатных машин могли быть произведены и без «капитального вторжения» в структуру здания. Правда, о многочисленных строительных переделках разных времён эксперты упоминают.  

Одна из комнат второго этажа (квартира Ефрона). Современное состояние

Итак, согласно официальной версии, по проекту Максимова на очищенном от прежних строений участке сооружены новые в три этажа и местами с мансардами (включая корпус, выходящий фасадом в Прачечный переулок). К 1892 году здесь разместились: квартира домовладельца (восемь комнат на втором этаже), типография (два зала в двух этажах, 14 скоропечатных машин и два станка), контора редакции (шесть комнат на третьем этаже), кладовая (в подвале), а также на дворовой территории — конюшня и сарай.

Кстати

Издательство Брокгауза и Ефрона располагалось в этом здании до 1927 года, а затем переместилось в арендованное помещение в Гостином дворе. Позднее по адресу «Прачечный переулок, 6» находились производственный кооператив «Печатня», получивший здание в бесплатное бессрочное пользование (с возмещением стоимости строений), 2-я типография Гидрометиздата (1940-е), издательство «Техническая книга», типография № 8 Главполиграфпрома.

В 1920-х южный дворовый флигель надстроен четвёртым этажом, в 1930-х надстроен четвёртым этажом и северный. К 1947 году на участке существовали лицевой трёхэтажный корпус с мансардой и четырёхэтажные дворовые флигели. В 1970-х мансарда со стороны Прачечного переулка была переделана в полноценный этаж, а дворовая часть лицевого корпуса и южный дворовый флигель были надстроены пятым этажом.

Одно из типографских помещений второго этажа (современное состояние)

С 2010 года участок и здание находились в собственности ООО «ИнвестОптима». Некоторое время здесь сдавались в аренду офисы, но уже несколько лет здание не использовалось, было отключено от инженерных сетей и практически заброшено, всё техническое оборудование демонтировано.

В 2020-м объект приобрело ООО «Культурный центр “Братислава”», которое и намерено превратить его в отель. Сумма сделки неизвестна, но в объявлении о продаже здания и участка фигурировало 165 миллионов рублей (примерно 85 тысяч рублей за квадратный метр — площадь строения составляет около 2000 м2.

Проект отеля общественности не предъявлен. Более того, в качестве его проектировщиков указываются некие ООО, у которых даже нет своих сайтов в интернете, то есть получается, что творческие достижения, которые можно продемонстрировать широкой публике, у них просто отсутствуют?

Зато в заключении экспертов о планах «реконструкции» здания значится демонтаж дворовых построек, снос флигеля и возведение нового с монолитным железобетонным каркасом, устройство подвала во внутреннем дворе и светового фонаря над ним.

«Элементами предмета охраны, рассматриваемыми в связи с представленным проектом, являются: конструктивная система здания — наружная фасадная капитальная кирпичная стена лицевого корпуса в уровне первого-третьего этажей (выделено нами — Ред.); капитальные стены лестницы здания лицевого корпуса в отметках первого-третьего этажей; сводчатое перекрытие воротного проезда; в том числе крестовый свод; помещения первого этажа (сводчатые перекрытия); архитектурно-художественное решение лицевого фасада без стилевых признаков; материал фасадной поверхности — цоколь, облицованный известняком, гладкая штукатурка; в отметках первого-третьего этажей конфигурация и расположение оконных и дверных проёмов, в том числе лучковая перемычка воротного проезда и его расположение; элементы архитектурно-художественного решения фасада — профилированные межэтажные карнизы второго и третьего этажей».

“Запомните меня таким”

При этом высотные габариты здания (а отель предполагается в пять этажей с мансардами) не включены в предмет охраны объекта, так как искажены при прежних ремонтах.

В общем, из этого перечня более-менее понятно, что при реализации проекта (если, конечно, до этого дело дойдёт) будет хотя бы формально сохранено подлинного в этом старом петербургском доме.

Для справки:

Первый том своего Энциклопедического словаря издательство «Брокгауз и Ефрон» выпустило в 1890 году. В Германии для него печатались сложные в полиграфии чертежи, карты, схемы и рисунки. Словарь печатался в двух вариантах: первый (более дорогой) состоял из 41 основного тома и двух дополнительных, второй (подешевле) — из 86 полутомов и четырёх дополнительных. Общий тираж составил примерно 75 тысяч экземпляров. Энциклопедия содержит 121 240 статей, 7 800 иллюстраций и 235 карт.

Такие шкафы ещё можно встретить даже в районных и школьных библиотеках

Большой спрос на издание даже побудил мебельщиков производить специальные шкафы, вмещающие полный комплект энциклопедии. Начиная с 1899 года, был издан и «Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» (сначала в трёх томах, позднее — в четырёх).

В 1911 году началась работа над «Новым энциклопедическим словарём», но из-за событий 1917-го из запланированных 48 были изданы только 29 томов. В серии «Библиотека великих писателей» издательство выпустило роскошно иллюстрированные собрания сочинений Пушкина, Шекспира, Байрона, Шиллера, Мольера.

Конкуренция на бурно развивавшемся в начале ХХ века книжном рынке России была очень велика, и издательство «Брокгауз и Ефрон» постепенно сдавало позиции.  В первые пять лет своего существования (1898-1903) фирма получала до 100 тысяч рублей чистой прибыли в год, в 1905-м — лишь 7736 рублей, к 1911-му — с большим трудом сводило концы с концами, а 1914 год закончило с убытком в 1044 рубля.

После смерти в 1917-м Ильи Ефрона угасающий бизнес достался его младшему сыну Альберту, который издательскому делу предпочитал автомобильные гонки. В 1918-м он эмигрировал из России.

В революционном 1917-м фирма вошла в Петроградское объединение частных издательств, некоторое время была закрыта большевиками, но потом возобновила деятельность под руководством одного из сотрудников Ефрона-старшего Арона Перельмана. В середине 1920-х компании запретили выпускать любую литературу, кроме учебных пособий, а в 1930-м в СССР вообще были ликвидированы все частные издательства, в связи с чем деятельность «Брокгауза и Ефрона» закончилась. Вот и здание, где когда-то вершились книжные великие дела, скоро тоже канет в Лету.

Игорь Теплов

Использованы фотоматериалы государственной историко-культурной экспертизы с сайта КГИОП

Поделиться ссылкой: