Перейти к содержимому
Главная страница Дом купца Богомолова: роковые трактирные тайны

Дом купца Богомолова: роковые трактирные тайны

На днях на крупнейшем сайте частных объявлений появилось предложение о продаже за 100 миллионов рублей дома купца Богомолова на проспекте Стачек в Петербурге. Это особняк с несчастной историей.

Так по проекту должен выглядеть дом Богомолова после реставрации

30 лет без хозяина

В объявлении говорится, что продаётся отдельно стоящее здание площадью 1,2 тысячи квадратных метров с земельным участком возле станции метро «Кировский завод» на проспекте Стачек, 48и. Отмечено, что здание «очень хорошо просматривается», объект имеет «отличное расположение», а также «хороший пешеходный и автомобильный трафик». Дом имеет все необходимые коммуникации и продаётся напрямую от собственника без комиссии.

Вряд ли «убитое» и необитаемое уже 30 лет здание быстро найдёт покупателя. Ещё три года назад сообщалось, что Росимущество по итогам конкурса сдало особняк в долгосрочную аренду на 49 лет ООО «Питер» для приспособления под гостиницу.

В ноябре 2020-го была опубликована информация, что компания планирует капитально отремонтировать здание, но уже под бизнес-центр. Проект выполнило ООО «Свод», тогда же были представлены красивые картинки, демонстрирующие вид особняка после реконструкции.

Последним по времени «хозяином» дома была галантерейная фабрика «Север», которая тут располагалась в послевоенные годы, и вплоть до начала 90-х на первом этаже особняка работал соответствующий магазин.

“Убитый” боголюбовский дом в зимний период

В 2001-м здание было включено в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». В 2007-м его отдали Северо-Западному межрегиональному управлению Росаэронавигации, в 2011-м дом достался ГУП «Дирекция по инвестиционной деятельности», затем стать хозяином богомоловского особняка могло стать Федеральное агентство по обустройству государственной границы Российской Федерации (Росграница).

Кстати

Это ведомство от здания тоже отказалось, заявив, что оно «находится в катастрофически неблагоприятном с точки зрения экологии месте». Дело в том, что рядом проходит трасса Западного скоростного диаметра, из-за чего дом «попадает в зону распыления реагентов», а напротив находится литейный цех Кировского завода, «осуществляющий вредные выбросы в атмосферу», ещё к этому можно добавить оживлённое автомобильное движение на проспекте Стачек. Конечно, в таких ужасных условиях российский чиновник работать не может…

Как дачное место превратилось в промзону

Так уж исторически сложилось, что в этом районе, примыкающем к Кировскому (Путиловскому) заводу, зданий, построенных до 1917 года, сохранилось очень мало — на их пересчёт хватит пальцев одной руки. Поэтому утрата любого из них — действительно тяжёлая потеря. Почему же так получилось?

В начале XVIII века земли вдоль Петергофской дороги Пётр I дарил своим сподвижникам и сам строил здесь дворцы для жены и дочерей. Участки эти много раз меняли владельцев, из каменных дачных строений близ Кировского завода сохранился особняк княгини Екатерины Дашковой (поместье Кирьяново). Между прочим, в нём уже в начале XIX века расположился трактир «Великобританский», предназначенный, правда, не для простолюдинов.

В поместье княгини Дашковой Кирьяново расположен Дворец бракосочетаний и экспозиция музея “Нарвская застава”

Кстати

Другие аристократические дачи поблизости, судя по всему, были деревянными, как и другая застройка. В 1801 году сюда был переведён Кронштадтский чугунолитейный завод, что предопределило развитие этого района не как зоны отдыха, а как рабочей окраины Петербурга.

Кроме того, мощное наводнение 1824 года произвело своеобразную «зачистку» всей этой территории, то есть её развитие можно было практически начать «с чистого листа». Так и произошло. Не без участия будущего купца Семёна Богомолова.

Человек с чайником

Крепостной крестьянин Семён Ульянович Богомолов (1816-1913), когда ему ещё не исполнилось и 20 лет, прибыл в Петербург, скорее всего, на отхожий промысел. То есть помещик его отпустил в столицу на заработки, обычно это практиковалось в зимний период, когда в сельскохозяйственных работах наступал сезонный перерыв.

Якобы молодой человек взялся на рынке снабжать торговцев кипяточком, бегать по их поручению в трактир за едой и водкой и т.п. На заработанные таким образом гроши и полушки рачительный Семён сначала обзавёлся собственным лотком с выпечкой, а потом — чайным заведением, которое постепенно трансформировалось и превратилось в сеть трактиров с выпивкой и закуской.

Но это уже позднее и на своей земле вокруг да около завода, который в 1868 году приобрёл Николай Иванович Путилов. Самое интересное и загадочное обстоятельство биографии Богомолова — как он умудрился стать владельцем обширных земельных участков в этом районе.

Кстати

Принадлежали эти территории бывших аристократических дач придворному банкиру Александру Ралю, который то ли скупил их по дешёвке у наследников местных поместий, то ли получил эти земли по закладным. В 1817 году после ряда рискованных финансовых операций на бирже его дела расстроились. В 1833-м он умер банкротом, и его собственность пришлось распродать. Дело продолжалось несколько лет, но всё равно получается, что участки за Нарвской заставой были выставлены на торги практически одновременно с появлением в Петербурге крепостного Семёна Богомолова, который вряд ли «на кипяточке» уже заработал средства, необходимые для такой покупки.

Кабацкий король

Как бы то ни было, но вложение Богомоловым средств в покупку этих земель оказалось очень выгодным. Ещё не став Путиловским, чугунно-литейный завод и расположенный за ним порт активно развивались, здесь же возникли в большом количестве и другие предприятия. Их работникам нужно было жить где-то поблизости и отдыхать в свободное время.

Соответственно, строились дома (деревянные двухэтажные, в основном, барачного типа), в которых рабочим и их семьям сдавались комнаты и углы, а также возникла целая «империя трактиров», самыми крупными из них были «Марьина роща», «Финский залив», «Китай» и, конечно же, «Россия». Последний из перечисленных кабак располагался непосредственно напротив проходной завода и считался очень цивильным. Открывались заведения в 5 часов утра, работали допоздна.

Типичная застройка прилегающих к Путиловскому заводу улиц во второй половине XIX века

«Притворяясь добросердечным, Семён Богомолов оставлял пьяных ночевать в своём трактире, чтобы по дороге домой мастерового не обобрали, а сам забирался к нему в карман. Однако утром, “имея совесть”, возвращал какую-нибудь сумму “для поправки здоровья”», — свидетельствовал современник.

Кстати

О трактире «Россия» в 1893 году в прошении о постройке храма при Путиловском заводе говорилось: «Рабочий при выходе из завода прямо против ворот видит трактир, куда он невольно и заходит выпить, а коль скоро рабочий выпивает не менее сороковки, то у него меняется и соображение, и он пока всё не пропьёт, не выйдет из трактира, забывая всё, и жену, и детей, и квартиру. Если же при выходе с завода рабочий будет видеть храм Божий, то он невольно проникнется благоговением, и мысли его примут направление, совершенно противоположное кабаку».

«Золотой век» для Семёна Богомолова настал в 1868 году, когда хозяином завода стал Николай Иванович Путилов. Во-первых, предприятие стало очень активно развиваться и расширяться, для чего понадобились земельные участки. Их прижимистый купец продавал теперь уже задорого. Во-вторых, рос численный состав рабочих, а значит арендаторов жилья и клиентов питейных заведений.

Именно в это время — в начале 1870-х — купец, ставший миллионщиком, строит для себя и своей семьи тот самый двухэтажный особняк, который всё никак не может найти нового рачительного хозяина.

Так выглядели улицы за Нарвской заставой в начале ХХ века

Репутация и храм превыше всего

Судя по всему, из-за преклонного возраста Семёна Богомолова (а дожил он до 97 лет) ближе к концу XIX века управление семейным бизнесом перешло к его сыну Степану (1852-1918). О нём известно, что образование он получил домашнее, занимался коммерческой деятельностью и благотворительностью. Он постепенно распродал родительские трактиры и кабаки, потому что они «только марали его репутацию», а в 1898 году пожертвовал два земельных участка, расположенных за семейным домом, для строительства церкви во имя святителя Николая Чудотворца и святой мученицы царицы Александры (Путиловский храм).

Боковой фасад Путиловского храма

Кстати

Храм был построен на средства, собранные рабочими Путиловского завода (один-два процента зарплаты) по проекту архитектора Василия Антоновича Косякова в 1901-1906 годах. Зодчий построил в Петербурге немало известных церквей, в том числе Морской Никольский собор в Кронштадте и церковь Богоявления на Гутуевском острове. В 1907-м в новую церковь из часовни на острове Гладком перенесли останки Николая Путилова, умершего в 1880 году, и его супруги. В 1926-м храм был закрыт и перестроен в духе конструктивизма для размещения заводского клуба. После Великой Отечественной войны здание ещё раз переделали уже в духе сталинского ампира. При этом был вскрыт склеп с захоронением Путиловых. Их останки сожгли в заводской котельной.

Архитектор Василий Косяков

По некоторым данным, в особняке Богомолова в конце 1917 года разместился отдел ЧК, и якобы здесь же в своём бывшем доме Степан Семёнович и его сыновья были расстреляны, исходя из «революционной целесообразности». Видимо, припомнили записавшиеся в чекисты рабочие купцам съёмные углы в деревянных бараках и кабацкие «радости»…

Интересно, что усадьба расположена на углу проспекта Стачек (Петергофского шоссе) и улицы, которая прежде называлась Богомоловской, а с 1923 года — улица Возрождения. Пока что это наименование и для купеческого дома, и для расположенного рядом храма звучит, как усмешка. А когда-то местные жители называли её с юмором Миллионной, но не потому, что тут жили богатеи, просто заселена она была очень плотно.

Так выглядит Путиловский храм после всех перестроек

Кстати

На Богомоловской улице в 1906-1917 годах жил с семьёй работавший на Путиловском заводе Тимофей Матвеевич Матвеев — дед по матери первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина. Попавшая в Петербург в трёхлетнем возрасте Анна Тимофеевна училась в Путиловском училище, где девочкам преподавали, помимо грамоты, чистописания, естествознанию и закона Божьему, правила хорошего тона, домоводство, шитьё и вязание. Семья вернулась на Смоленщину в 1917 году, когда стало понятно, что прокормиться будет проще в деревне, чем в революционном Петрограде.

Упоминается улица и в пантелеевской «Республике ШКИД» устами Мамочки: «Шлёт вам привет Нарвский совет, Путиловский завод и сторож у ворот, Богомоловская улица, петух да курица, поп Ермошка и я немножко!»

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: