Перейти к содержимому
Главная страница Больницы в фальшивой империи

Больницы в фальшивой империи

Чтобы терпеть лишения и не раскисать, человек должен понимать ради чего он их терпит. Когда вся страна отдаёт всё ради победы над врагом, люди, которые ропщут на лишения, воспринимаются почти как предатели. Другое дело, когда в стране растёт число долларовых миллиардеров, а чиновники отнюдь не похожи на людей из осаждённой крепости. Тогда человек невольно задаётся вопросом, почему он чего-то недополучает из того, чем государство обязано его обеспечить, например, качественной медицинской помощью.

Автор — Дмитрий Жвания

Дал повод врагам

Недавно я похоронил дядю, двоюродного брата матери. Выйдя на пенсию, он вернулся из Мурманска, где всю жизнь проработал машинистом тепловоза в местном рыбном порту, в родное Бологое, откуда в начале 60-х его призвали на военно-морской флот. Дядя страдал диабетом и, как следствие, его поразила гангрена. Дело дошло до ампутации одной ноги, а потом, перед смертью, и второй. Операции делали врачи больницы города Бологое, районного центра в Тверской области. Моя троюродная сестра специально приехала из Мурманска, чтобы ухаживать за отцом, врачи предоставили ей даже право день и ночь находиться с ним в одной палате. Но что это за палата… Облупившиеся стены, ржавые батареи, под кроватями — грибок, на полу — рваный линолеум. Не больничная палата, а филиал ада.     

Так выглядит палата в Государственном бюджетном учреждении “Центральная районная больница Бологое”. Адрес: ул. Красная Горка, 1, Бологое.

Сестра сама работает в медицинской сфере. Она сфотографировала и сняла на видео бологовский больничный ад. На видео она обращается к мурманским коллегам, намекая на то, что обстановка в их больнице — просто отличная по сравнению с той, что она показывает.

После похорон дяди я выложил фото палаты, где он отходил после операции, на своей странице в Facebook и снабдил надписью: «Так выглядит палата городской больницы в Бологом, где мой дядя лежал после сложной хирургической операции. Врачи молодцы. Они сделали все, что в их силах. Но в каких условиях они работают… и это крупная станция между столицами…»

Этот мой пост переопубликовал публицист Владимир Сергиенко, ведущий программы «Еврозона» на «Вести. FM». «До тех пор, пока такие места есть в России, обратная сторона Луны будет права во многих спорах о превосходстве. И что местные власти не знают ничего? Или нужно чтоб Мишустин вмешался?» — написал он под фото.

Отклики были ожидаемыми: «Ужас», «Позор», «Кошмар»… Наиболее опытные пользователи Сети написали, что информацию следует проверить, а то вдруг фото из архива, но если информация подтвердится, то региональным властям несдобровать. Всё правильно — в мире постправды информацию надо проверять. Я выложил подтверждения.

Видео, снятое в палате Государственного бюджетного учреждения “Центральная районная больница Бологое”:

Возбудились и бойцы невидимого информационного фронта. Причём из разных лагерей. Анонимный «патриот» назвал меня «грузинским пропагандоном», который вслед за украинскими собратьями распространяет небылицы, а его не только не затыкают, но и поддерживают «сетевые хомячки», утверждая, что такие же палаты есть в больницах Уфы, Петербурга… Посыл понятен: пятая колонна делает своё подлое дело. 

Люди из другого лагеря, причём далеко не всегда анонимные, запели известные песни про «искандеры», операцию нашей армии в Сирии. Мол, вот куда ушли больничные деньги. Естественно, не прошли мимо фото бологовской больницы «борцы с империализмом». «Империям не до провинций», — вынес вердикт один «ингерманландец». А некий Cергiй Казак из Хмельницкого (есть такой город на юго-западе Украины) написал: «Вот как это выглядит — столкнуться с низкой империей».

Получается, что я дал повод поиздеваться над Россией тем, кого считаю оппонентами, а и то противниками, тем, кого Сергиенко назвал «обратной стороной Луны»? Причём выбрал для этого самый неудачный момент, когда против России развязана масштабная западная провокация, а орудиями этой провокации вновь служат всё те же наши «небратья»… 

Я дал повод? Или те, кто довёл Бологое до депрессии, а больницу этого города до гниения?

Большевистские взрывы и решения рынка

В дореволюционное время Бологое, расположенное на середине пути между Петербургом и Москвой, было большим торговым центром. Местные купцы строили для себя красивые особнячки, бологовская православная община 80-е годы XIX века на свои деньги на землях князя Павла Путягина, на Александровской горе, возвела храм — великолепный кирпичный пятиглавый Покровский собор в русско-византийском стиле с двухъярусной колокольней. Его видно было со всех точек городка. В 1932-м храм взорвали большевики. В Бологом был даже свой синематограф, где 20 февраля 1911 года произошёл пожар, в котором погибло 64 человека, большинство из них (43 человека) — дети. Через год на месте синематографа на деньги железнодорожников, чьи семьи сгорели во время того злосчастного сеанса, построили часовню в память о жертвах пожара. Её большевики взорвать не посмели.

Дореволюционное Бологое — вид на Покровский собор, построенный в 1885 году на деньги местной православной общины. Собор взорвали в 1932 году

В советское время в Бологое работали мясокомбинат, молокозавод, мебельная фабрика. Главным работодателем бологовцев была, естественно, железная дорога.

В наши окаянные дни мясокомбинат и молокозавод обанкротились в частных руках — так «рыночек порешал». Мебельная фабрика дышит на ладан, выполняя лишь индивидуальные заказы. Бологовский железнодорожный узел никуда не делся, но он не может обеспечить работой всё Бологое, да и некоторые железнодорожные профессии в связи с техническим прогрессом уходят в прошлое. «Устроиться на железную дорогу — большая удача. Многие из тех, кому не удаётся найти место в Бологом, уезжают работать по вахтовому методу на ту же железную дорогу в Санкт-­Петербург», — рассказывал корреспондент газеты «Тверские вести» Григорий Орлов в статье «Там, где сбегаются рельсы» больше десяти лет назад. «Вот только жаль, что наличие столь крупного узла на жизни города не сказывается, — отмечал он. — Дороги в удручающем состоянии, городские улицы не обустраиваются. Люди устали от проблем в городском жилищно-­коммунальном хозяйстве, от которых страдают в том числе и жильцы домов, построенных в своё время железной дорогой. Сегодня жилой фонд находится в ведении враждующих между собой управляющих компаний». За почти 11 лет стало только хуже.

Ещё в Бологом можно работать продавцом в каком-нибудь магазине, благо их немало для небольшого городка. Только на какие деньги делать покупки, если сидишь без работы? Наверное, бологовцев «выручают» микрофинансовые организации. Наличие их в городе тоже бросается в глаза.

Как это всё связано с состоянием больницы? В нашем мире всё связано между собой. С чего вдруг в захиревшем городе будет современная больница? Кстати, к бологовским врачам претензий нет — обе сложные операции они сделали дяде на высшем уровне. Без последствий. Они настоящие профессионалы. Дядя умер от короновируса, а не от сепсиса. В больнице чисто, но ремонта она не знала несколько десятилетий. И не врачи в этом виноваты.

В чём смысл

В фильме «Ржев» есть очень сильная сцена. Солдаты спрашивают командира, зачем они бьются за пустые деревни, неся большие потери. В чём смысл этого изматывающего, кровавого сражения? И командир сообщает, что всё это делается для того, чтобы отвлечь силы немцев от Сталинграда. И когда наши бойцы понимают смысл своей миссии, они с готовностью идут на смерть. Человек хочет знать смысл того, что он делает, за что и ради чего он страдает.

В Бологое кое-что сохранилось от дореволюционного богатства / фото Савелий Царев (Новгородич)

Если бы дяде объяснили, что он лежит в разрушающейся больнице потому, что деньги, выделенные на её ремонт, перевели на создание нового оружия, наличие которого в нашем арсенале отобьёт всякое желание хамить России, он бы согласился с такой постановкой вопроса: надо, значит — надо. Он четыре года отслужил на Северном флоте, а потом работал на Крайнем Севере, где полярная ночь сменяется полярным днём. Он привык к испытаниям.

Однако, будь он гражданином империи, он бы не попал в филиал ада на земле. В империи целое важнее частного, и именно поэтому в империях строят больницы, школы, оснащают всем необходимым армию, вкладывают деньги в образование и развитие экономики, заботятся о науке, поощряют искусство, строят дороги в самые далёкие дали, такие, например, как Транссиб.

Я родился и живу в Петербурге среди памятников великой Империи. Надо ли напоминать, когда и где появились императорская академия наук, императорская академия художеств, императорский университет, императорские театры и много чего другого императорского, где находится Эрмитаж, Русский музей? Надо ли рассказывать, сколько в Петербурге до революции построили больниц?  

Империя — синоним такого понятия, как народосбережение. Империя заботится о народе как целом. Не то в современной России.

«Российское государство основано на жесточайшей несправедливости» — таково «особое мнение» писателя и большого русского патриота Александра Проханова, которым он поделился недавно в эфире одной известной радиостанции. Но это его «особое мнение» поддержат девяносто процентов населения нашей страны.

Либеральные демагоги, которые вдруг озаботились социальными потребностями, утверждают, что на деньги, которые могли бы быть выделены на медицинское обслуживание населения, Россия создаёт новое оружие. Совершенно ложная дилемма: либо новое оружие, либо качественная медицина. В Российской империи после великих реформ 60-70-х годов одновременно шло переоснащение армии и флота и развивалась земская медицина. Кстати, советский народный комиссар здравоохранения Николай Семашко, разрабатывая концепцию советского здравоохранения, заимствовал главный принцип земской медицины — территориальное участковое деление. Армия защищает нас от внешних угроз, а медицина — от опасностей, которые подстерегают нас в ходе нашей жизнедеятельности. Это разные проявления одного и того же гештальта.   

В современной же России государственные службы, которые обеспечивают жизнедеятельность нас как целого, как народа, в том числе армию, держат в строгости.

В России утвердилась система, которая первом делом удовлетворяет частные интересы тех, кого мы называем олигархами, та самая система, несущая конструкция которой была выстроена ещё в 90-е годы. И если её не изменить (не буду писать про слом, чтобы меня не обвинили в экстремизме), жители русской провинции будут и дальше лечиться в больницах, которые больше напоминают прифронтовые госпитали. И эта система работает против России, в том числе против её обороноспособности, вытягивая из нашей страны все соки и насыщая потом этими соками чужие экономики.

«Для 200 самых богатых бизнесменов России 2020 год оказался на удивление удачным: число миллиардеров выросло до 123, показатели рейтинга достигли рекордных высот, а порог вхождения в него впервые поднялся до $550 млн», — докладывает журнал Forsbes. «Суммарная прибыль бизнеса, полученная по итогам трёх кварталов этого года, уже превзошла доходы федерального бюджета на 20%. Вместе с этим, олигархи не спешат вкладывать деньги в Россию: инвестиции в основной капитал выросла на 7,6%, в то время как отток капитала вырос наполовину», — отмечал канал «Царьград» в декабре 2021 года (как раз тогда, когда дядя лежал в бологовской больнице).

Мы — фальшивая империя: корыстный ловчила напялил на себя имперский мундир.

В самое ближайшее время в Бологом будет построена новая больница. На это выделено 765 миллионов рублей

Так что у меня нет претензий даже к чиновникам Тверской области, в ведомстве которых находится больница в Бологом. Они работают с теми бюджетами, которые им выделяют. И на наш запрос они ответили, что в самое ближайшее время в Бологом будет построена новая больница. На это выделено 765 миллионов рублей.

А анонимным и не только анонимным патриотам на зарплате я бы посочувствовал. Число миллиардеров растёт, а значит их клиентов всё больше, и всем надо угодить, а это непросто. Лизать — не перелизать.

Поделиться ссылкой: