Валерий КОРОВИН: «Легитимность – не механическое явление, а иррациональное»

Автор - Валерий Коровин, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, директор Центра геополитических экспертиз

Автор – Валерий Коровин, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, директор Центра геополитических экспертиз

Московские протесты накануне выборов, протестное голосование в ряде российских регионов, общественное недовольство происходящим, зреющее в сети, и вот-вот готовое выплеснуться на улицу – всё это есть ни что иное, как сигналы со стороны общества действующей власти, которые последней важно правильно считать. И здесь как никогда кстати приходится понятие, которое в нашем политическом языке зачастую нагружается неточным смыслом.

Речь идёт о легитимности. В этом термине, судя по тому, как его применяют наши политологи, сливается воедино нечто связанное с законностью, некоторое интуитивное подразумевание, что всё прошло в рамках установленных правил. Особенно часто этот термин применяется в отношении оценки результатов выборов, мол, нарушений не обнаружено, выборы легитимны, а значит всё хорошо. Вот именно такое, в некотором смысле – бытовое, смысловое смещение скрывает от нас подлинный смысл понятия легитимность. Да что мы! Легитимность ускользает от власти, от государственных структур, от правящего режима, и тут уже, глядя на последствия, становится не до шуток.

Развивая тему правового государства, Шмитт подчёркивал, что под понятием «легитимность» может скрываться любой режим, строго соблюдающий свои же законы.

Точнее и обстоятельнее всего понятие «легитимность» описал немецкий юрист Карл Шмитт. Развивая тему правового государства, Шмитт подчёркивал, что под этим понятием может скрываться любой режим, строго соблюдающий свои же законы. Так вот, строгое следование установленным законам Шмитт определял другим понятием – легальность. Легально всё, что находится в рамках закона, и наоборот, всё, что в рамках закона – легально, что обстоятельно, с немецкой щепетильностью и доказывает Карл Шмитт в своей одноимённой работе «Легальность и легитимность».

Итак, легитимность – это не легальность, означающая строгое следование закону, но нечто иное. Если обобщить определения Шмитта, под легитимностью следует понимать общественное согласие с действиями власти. Легитимность – это некая незримая поддержка со стороны народа, если говорить об органической общности. Легитимно в действиях власти только то, что находит поддержку или хотя бы одобрение большинства.

Легитимность – это не легальность, означающая строгое следование закону, но нечто иное. Если обобщить определения Шмитта, под легитимностью следует понимать общественное согласие с действиями власти.


Но не только большинства. Если власть интересует, например, поддержка меньшинств, тогда она старается угодить им, и здесь таится опасность, ведь меньшинства, как правило, крайне активны, из-за чего часто возникает ложное ощущение, что именно они и выражают мнение народа. В то же время, большинство всегда пассивно, и понять, что у него на уме, бывает довольно сложно.

Можно искать легитимности и со стороны внешних сил. В истории России такой период относится к 1990-м, когда руководству России важнее было, что думают по поводу тех или иных его действий или решений в Вашингтоне, чем то, что думают об этом собственные граждане.

«Коварство» легитимности в том, что её очень сложно замерить. Рейтинги здесь – не показатель. Знаем мы цену этим рейтингам, особенно тогда, когда главные социологические службы буквально подчинены тем, кто и заказывает опросы.

Иррациональность происхождения легитимности приводит к тому, что легитимная власть имеет поддержку и одобрение со стороны большинства даже тогда, когда принимает непопулярные решения.


Легитимность – это не механическое явление, а скорее иррациональное, лежащее на уровне ментальности, скрытых механизмов восприятия, которые у разных народов формируются по-разному. Поэтому повысить легитимность посредством применения рецептов от западных политтехнологов – нельзя.

Такая иррациональность происхождения легитимности приводит к тому, что легитимная власть имеет поддержку и одобрение со стороны большинства даже тогда, когда принимает непопулярные решения. Но она легитимна – и народ со смирением и готовностью переносит тяготы и испытания, поддерживая или хотя бы не осуждая то, что идёт со стороны власти.

Напротив, нелегитимная власть наталкивается на осуждение и раздражение со стороны общества по любому поводу, какое бы она решение ни приняла. Поднимает налоги – крик и ругань в ответ, но это хотя бы понятно. Повышает выплаты, пенсии, строит дороги, развивает инфраструктуру – ёрничество, издёвки, гул и всё равно недовольство в ответ. Собственно, появление негативных откликов на любое действие и решение – первый признак утраты легитимности.

Подписывайтесь на Телеграм-канал Imperiun

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий