Перейти к содержимому
Главная страница Терапия «Симона Бокканегра»

Терапия «Симона Бокканегра»

В наше непростое время опера Джузеппе Верди «Симон Бокканегра», которая идёт в Мариинском театре в постановке итальянского режиссёра Андреа Де Роза, приобрела терапевтический характер. Италию много веков сотрясали междоусобные войны. Но всё же она объединилась в одно государство. И пусть сегодня в этой стране находятся политики, которые ставят под сомнение целостность итальянского государства, итальянцами считают себя как жители Вентимильи, что на самой границе с Францией, так и жители Агридженто на Сицилии – loro sono i fratelli italiani.   

Благодаря решению режиссёра и художника-постановщика оперы Андреа де Роза в опере «Симон Бокканегра» есть ещё один участник, имени которого нет в программке – Лигурийское море

Итальянская междоусобица

Действие оперы «Симон Бокканегра» разворачивается в середине XIV века, а это очень мрачные времена европейской истории: людей пожирает «чёрная смерть» – чума, завезённая на европейский континент генуэзскими моряками; между Францией и Англией разгорается война, которая будет длиться более чем сто лет и затронет она все ведущие европейские государства того времени, в том числе и Геную; почти внутри каждого итальянского государственного образования шла борьба между гибеллинами, приверженцами императора Священной Римской империи, и гвельфами, которые были за ограничение власти императора и за усиление политического влияния Папы Римского; что касается папского престола, то он в то столетие находился не в Риме, а на юге Франции – в Авиньоне.

К гибеллинам, как правило, принадлежала феодальная аристократия, а гвельфами в основном были ремесленники, торговцы и купцы. Но гвельфов поддерживали и некоторые аристократические фамилии. В итальянских республиках чаще заправляли гвельфы, а в герцогствах – гибеллины. Противостояние партий как непосредственно во Флоренции, так и во всей Италии описал Никколо Макиавелли в «Истории Флоренции», а в «Государе» он отметил, что торговая и ростовщическая Венеция, которая держалась в стороне от борьбы партий, разжигала её в других итальянских городах, чтобы добиться контроля над ними. Война на Апеннинах не утихала. Да и почти в каждом итальянском регионе города враждовали друг с другом. Так, Флоренция воевала в Пизой, Луккой, Пистоей. Время от времени в итальянские дела вмешивались соседи: Франция, Испания, Австрия.   

Борьба гвельфов и гибеллинов отражена в «Божественной комедии» Данте Алигьери, который, будучи гвельфом, был жертвой этой борьбы, в «Ромео и Джульетте» Уильяма Шекспира и в опере Джузеппе Верди «Симон Боккарнегра».

Исторический Симон Бокканегра (фамилию Бокканегра на русский язык можно перевести как Черноротов) – первый дож Генуи. До 1339 года Генуей, или, как её ещё называли, Республикой Святого Георгия правила коллегия консулов, которых избирали на годичный срок. Осенью 1339 года против власти олигархии восстали матросы и ремесленники. И 24 сентября 1339 года плебс избрал 38-летнего Бокканегра, работавшего в молодости простым моряком, как и его брат Эгидио, единоличным и пожизненным правителем Генуи.

«Когда Генуя пользуется свободой и независимостью, все граждане свободным голосованием выбирают себе главу, именуемого дожем, и не для того, чтобы он стал самодержавным владыкой и единолично принимал решения, а с той целью, чтобы он в качестве их главы предлагал те или иные меры, подлежащие обсуждению должностными лицами и в государственных советах, – объясняет Никколо Макиавелли. – В городе этом много благородных семейств, при том столь могущественных, что они весьма неохотно подчиняются постановлениям магистратов».

Однако с приходом к власти народного вожака борьба партий в Генуи не прекратилась. Бокканегра противостояли как аристократические генуэзские семьи Дориа и Спинола, которые поддерживали гибеллинов, так и знатные генуэзские семьи Гримальди и Фиески из партии гвельфов. Плюс к тому Геную раздирала борьба между патрициями (или нобилями) и пополанами – торговцами и ремесленниками. А к тому времени, как Бокканегра избрали генуэзским дожем, пополаны раскололись на две части: на «жирный народ» – богачей из городской верхушки, и «тощий народ» – бедняков. Словом, быть в те годы главой любого государственного образования в Италии было весьма непросто. Против него время от времени поднимали восстания то одни, то другие. Логично предположить, что внутриполитические страсти в Генуе раздувала её конкурентка – Венеция, с которой лигурийская республика в середине XIV века находилась в состоянии войны (что нашло отклик в опере).

В декабре 1344 года Бокканегра свергли, и он некоторое время находился в изгнании, но потом он вернулся, и в 1356-м его вновь избрали дожем. В 1361-м (или 1362-м) он умер при загадочных обстоятельствах. Не исключено, что Бакканегра отравили, как и его сценическое воплощение.  

Не просто Мария

Подробности личной жизни реального Бокканегра точно неизвестны. Но в произведении Верди очень важна именно эта линия. Сам Симон, будучи корсаром, влюбился в дочь аристократа Якопо Фиеско, Марию, которая родила от него ребёнка, тоже дочь. Симон был бы счастлив жить с Марией в браке, но её отец противится тому, чтобы его аристократическая семья породнилась с плебеем, держа дочь дома взаперти. В итоге Мария умирает, а внучка Фиеско и дочка Бакканегро исчезает… Сюжет напоминал бы мексиканские сериалы, если бы не смысловая нагрузка образа внебрачной дочери дожа, которая носит то же имя, что и её мать – Мария.

В конце концов девушка выходит замуж за отпрыска аристократической семьи Адорно, Габриэля, а её отец, умирая от яда, подсыпанного в его кувшин его бывшим соратником, примиряется с Фиеско, дедом своей дочери, и провозглашает своего зятя своим преемником (в реальности такого не могло быть – дожа избирали голосованием). «Это история о том, как частная жизнь может влиять на политику», – считает режиссёр постановки «Симона Бакканегра», которая идёт в Мариинском театре (в петербургский театр она перенесена из итальянских театров: венецианского Ла Феличе и генуэзского Театра Карло Феличе), Андре Де Роза, философ по образованию.

Откровенно говоря, режиссёр и философ несколько упрощает смысл. Есть гораздо более яркие примеры влияния частной жизни на политические процессы, нежели тот, что показан в опере «Симон Бокканегра». Для Верди, страстного сторонника объединения Италия, нужен был символ примирения и единения итальянцев друг с другом. По мысли Верди, все итальянцы, независимо от их социального происхождения и имущественного положения, должны объединиться в одном государстве, создать одно национальное тело. В «Симоне Бокканегра» делается акцент на примирении в рамках одной общины – генуэзской. Однако Верди подразумевает, что примириться и соединиться в одном государстве должны все регионы Италии. Он – поборник национальной солидарности.

Либретто оперы «Симона Бокканегра» написал Франческо Мария Пьяве по одноименной пьесе испанского драматурга Антонио Гарсиа Гутьерреса. «В драме Гутьереса Верди привлекла не только созвучная современности историческая основа – междоусобные распри, испокон веков мешавшие объединению Италии. Верди был увлечён центральным образом Бокканегры – глубоко чувствующего и страдающего человека, отважного героя и мудрого правителя», – объясняет известный советский историк оперы Любовь Соловцова в книге «Джузеппе Верди». 

Первая премьера «Симона Бокканегра» прошла ещё до завершения Рисорджименто (объединения Италии) – 12 марта 1857 года. Публика холодно встретила произведение Верди. Ей не очень понравился запутанный сюжет. И через 20 лет Верди переработал «Симона Бокканегра». Новое либретто написал талантливый поэт и композитор Арриго Бойто, который, по словам Соловцовой, «существенно улучшил наивное, драматургически вялое и запутанное либретто Пьаве». Премьера оперы во второй редакции состоялась 24 марта 1881 года в миланском театре Ла Скала – через 11 лет после завершения Рисорджименто, а завершился процесс объединения, когда Рим вошёл в Итальянское королевство.

Море вечности

Однако благодаря решению режиссёра и художника-постановщика оперы Андреа де Роза в опере «Симон Бокканегра» есть ещё один участник, имени которого нет в программке – Лигурийское море. «На протяжении всего спектакля на задник сцены проецируется видео с удивительной красоты видами Лигурийского моря, что сопровождают действие и откликаются на него переменой света», – читаем мы в тексте Дениса Великжанина, считающего, что море надо воспринимать как символ свободы, к которой устремлён Бакканегра.

Не споря с этой трактовкой, хочется ещё добавить, что в контексте этой оперы Верди море воспринимается ещё и как символ вечности. Бокканегра давно уже нет, многие забыли не только перипетии борьбы гвельфов и гибеллинов, нобилей и пополанов, но и Рисорджименто, да и других катаклизмов и человеческих катастроф. Страсти остались в истории, а море как омывало берега Италии, так и омывает. Да, берега, подверженные воздействию человека, изменились, а море – нет. «Мы снимали эти виды на Лигурийском море, на них смотрели герои Верди», – рассказывает Андреа де Роза.

А ещё море не только разъединяет, но и объединяет, это стихия, по которой люди добираются в чужие края, узнают другие страны. «Море – это важная тема для Генуи, где разворачивается драма, и для Петербурга, и для Венеции, где состоялась премьера нашего спектакля. Добавьте, что я из Неаполя, где море также определяет характер пейзажа и дух города», ­– говорит Андреа Де Роза.  

Опера «Симон Бакканегра» имеет сегодня терапевтическое значение именно потому, что она напоминает о старой, доброй народной мудрости – время лечит. И нынешние кровавые страсти завтра будут восприниматься легче, не так драматично. А люди, которые сегодня находятся в состоянии вражды, в будущем, далёком или не очень, будут принадлежать к одной естественной общности.   

Дмитрий Жвания

Ещё о опере Джузеппе Верди «Симон Бакканегра»:

Поделиться ссылкой: