Перейти к содержимому
Главная страница Присоединение Приднестровья к России: быть или не быть?

Присоединение Приднестровья к России: быть или не быть?

Приднестровье сохраняет курс на независимость с возможным последующим присоединением к России. С таким заявлением на днях выступил в СМИ глава МИД непризнанной республики Виталий Игнатьев, напомнив об итогах референдума 2006 года, когда большая часть участников плебисцита высказалась за присоединение к Российской Федерации. «Родина на Неве» собрала мнение экспертов по поводу перспективы присоединения региона к России с учётом сложной геополитической ситуации.  

Приднестровье сохраняет приверженность идее присоединения к России

Приднестровская Молдавская Республика — непризнанное государство в Восточной Европе. Республика граничит с Молдавией и Украиной, на территории проживает преимущественно русскоязычное население. Приднестровье провозгласило независимость от Молдавии в сентябре 1990 года, после того, как Парламент Молдовы признал «незаконным» создание Молдавской ССР. Власти Молдавии попытались урегулировать проблему силой. Остановить войну удалось после того, как в июле 1992 года в Москве было подписано соглашение о мирном урегулировании, а в зону конфликта вошли российские миротворцы. Весной этого года ситуация в Приднестровье обострилась — имели место провокации.

«Внешнеполитический вектор Приднестровья остается неизменным — это независимость и последующее свободное присоединение к Российской Федерации, что было одобрено на референдуме 2006 года», — заявил на днях глава МИД Приднестровья Виталий Игнатьев. Президент Приднестровья Вадим Красносельский ранее также высказывался о том, что европейские ценности республике чужды: «Мы выбрали своим вектором евразийский и уверенно двигаемся этой дорогой. Наши с Молдовой пути давно разошлись. Мы два отдельных государства, чтобы там ни пытались говорить о некоей целостности. Молдова её разрушила ещё три десятилетия назад, развязав войну».

В Кремле планы Приднестровья войти в состав России не комментируют, хотя отмечают, что в курсе публикаций в СМИ. «Я не знаю, с чем это связано, я не знаю, с какими процессами, то есть я ничего не могу сказать», — сообщил журналистам пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Ситуация развивается на фоне усилившихся претензий в адрес Приднестровья со стороны Молдовы и угроз со стороны Киева. Не исключены новые провокации для втягивания Приднестровья в украинский конфликт. Руководство Молдавии требует вывода российского миротворческого контингента и препятствует ротации военных. Было озвучено заявление, что документ о принципах мирного урегулирования вопроса с Приднестровьем Кишинёв якобы подписывал под давлением России. «Это соглашение было подписано под угрозой 14-й армии (находилась в ПМР в период конфликта, но придерживалась нейтралитета), которая, естественно, не имела мирного предназначения. Наоборот», — заявила президент Молдавии Майя Санду.

Так быть или не быть присоединению Приднестровья к России в такой ситуации? На этот счёт есть разные мнения.

«Предложение Приднестровья о присоединении к России — это не какое-то необозримое и далёкое будущее, скорее это направление в ближайшей перспективе. И так как там живут русскоязычные люди, близкие нам по духу, мы должны рассматривать это предложение всерьёз», — заявил в СМИ член комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Белик.

Эксперт Российского института стратегических исследований Олег Неменский в интервью RT заявил, что вооружённый конфликт на территории Приднестровья не исключён: «Ситуацию может взорвать и Украина, и Румыния руками Кишинёва. Для этого нужны лишь санкции Вашингтона и Брюсселя». С его точки зрения, Приднестровье — часть русского мира, и нужно ценить верность жителей республики курсу на вхождение в Россию вопреки сложной внешнеполитической ситуации.

Политолог Дмитрий Солонников ранее в общении с «Родиной на Неве» указывал, что у эскалации в Приднестровье слишком много интересантов, чтобы можно было рассчитывать на стабилизацию ситуации. В частности, он упоминал, что для Запада выгодно втягивать Россию в новые конфликты с целью выматывать страну экономически.

Военный эксперт, глава Российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич в диалоге со СМИ высказал мысль, что ситуация для присоединения назрела, Приднестровье находится в критической ситуации: «Власти ПМР действительно давно об этом говорили, написали не один десяток обращений к нашему президенту, в парламент, но политическая конъюнктура была такова, что Россия всячески поддерживала, сотрудничала, однако не могла юридически оформить такое решение. Но сегодня, я думаю, ситуация созрела, они понимают и чувствуют конъюнктуру. И если мы не поможем, ничего не предпримем, для них это будет конец. Их просто зачистят военным путём, с поддержкой НАТО».

У постоянного собеседника «Родины на Неве», политолога и публициста Юрия Светова свой взгляд на ситуацию. Он считает, что ситуация не приемлет поспешных решений, и взвешенная позиция особенно важна сейчас:

«Сейчас вбрасываются пробные шары с совершенно разных сторон. Вспомните, некоторое время назад вдруг бурно обсуждалось, что вот-вот Южная Осетия проведёт референдум и войдёт в состав России. Им аккуратно сказали, что надо этот вопрос юридически прорабатывать, потому что вхождение в состав России — как они трактовали — означало, что надо пересматривать Конституцию и многие другие сложные вопросы. Мы слышим заявления и от Запорожья, и от Херсона. Есть сейчас такая тенденция — все дружными рядами вступаем в состав России. У Приднестровья, кстати, есть референдум 1992 года, когда они высказывались на этот счёт.

Моя точка зрения — в этом году не будет ничего, кроме слов. Ничего не произойдёт, потому что ключевая тема — это завершение специальной военной операции на Украине. Когда она завершится, тогда будет понятно, как дальше действовать. Тем более, что после слов Лаврова непонятно, где она завершиться. Для того чтобы Приднестровье могло претендовать на вхождение в состав России, нужна общая граница. Общей границы пока нет. Значит, для этого надо брать Одессу — тогда можно о чём-то говорить. Да, сейчас озвучиваются разные варианты. Кто-то хочет продемонстрировать свою верность России, кто-то вбрасывает пробные шары. То есть, эта тема не ближайших месяцев».

На вопрос о том, чем могла бы грозить ситуация, если Приднестровье всё-таки присоединилось бы сейчас к России, отвечает — ничем:

«Ничем. Дело в том, что мы перешли в новый статус. Раньше мы так нервно реагировали: нас осудят те, с нами не согласны эти. А сейчас нас это не волнует. Вот будут нас обвинять, что мы хотим восстанавливать Советский Союз. Предположим, хотим — и дальше что? Это наше дело. Недавно была устроена истерика, что Россия получит беспилотники от Ирана. Американцы тут же начали грозить — да вы заплатите за это. На нашей стороне тут же нашлись люди, которые запричитали — зачем нам связываться с Ираном, нас осудят американцы. Так осудят — и чихать на них: нужны нам беспилотники — возьмём, не нужны — не возьмём. Повторюсь, ситуация полностью переменилась. Мы принимаем решение, исходя из собственных побуждений и надобностей.

Я бы в этой связи обратил внимание на историю с турбиной для “Северного потока”, которую вроде бы отправили из Канады, в Германию она вроде бы дошла, а до нас почему-то не доходит. И внезапно на этом фоне один из ведущих политиков в Германии говорит — почему это Россия ссылается на то, что турбину не поставили? Россия же является гарантом энергетической безопасности Европы. Как вам нравятся эти слова? При этом они принимают решение, запрещающее покупать газ у нас, не разрешают “Северный поток-2”. Нам пора избавиться от привычки оглядываться на всех. Здесь уместен пример, чем заканчивается знаменитая комедия “Горе от ума” Грибоедова. Она заканчивается словами “О боже мой, что скажет княгиня Марья Алексеевна!”. И в советское время это было, и в постсоветское — мы всё время переживаем, а что скажут на Западе? Да неважно — действуйте так, как считаете нужным».

Интересно, что с точки зрения политолога, среди мировых политиков есть немало сторонников присоединения Приднестровья к России, но вряд ли они в этом признаются вслух:

«Вслух этого не скажут, но я думаю, что среди европейских политиков немало есть таких, которые хотят, чтобы мы избавили их от этих проблемных территорий. Та же самая Румыния, мне кажется, будет рада, если бы мы забрали Приднестровье. У них появится больше шансов, что Молдавия присоединится к Румынии. Пока у них не решён вопрос с Приднестровьем и с Гагаузией, Румыния свою мечту о поглощении Молдавии не может осуществить. Если не будет Гагаузии и Приднестровья, то объединятся. И таких примеров достаточно много. Думаете, нормальным политикам нравится ситуация вокруг Абхазии, вокруг Южной Осетии? Если кто-то избавит их от проблематики, они будут только рады этому».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2