Первая русская виктория над французами

Осада Данцига русскими войсками в 1734 году

Осада Данцига, или как русские покончили с «королевской смутой» и впервые в истории сразились с французами

Осада Данцига русскими войсками в 1734 году

285 лет назад, 9 июля 1734 года, гарнизон Данцига – самой мощной крепости Польши и одной из сильнейших в Европе, открыл городские ворота, в которые парадным маршем вошли русские войска под командованием фельдмаршала Бургхарта Миниха и саксонские полки герцога Саксен-Вейсенфельского Иоганна Адольфа II. В качестве трофеев им достались более полутора сотен пушек и большие запасы боеприпасов, а также французский фрегат. В плен сдались французский министр маркиз де Монти и несколько высокопоставленных польских вельмож, а также пять польских полков и более двух тысяч французских солдат и офицеров. Так завершилась почти пятимесячная осада, успех которой внёс значительный вклад в завершение Войны за польское наследство, и ставшая первым в истории боевым столкновением между французскими и русскими войсками. 

Королевский пасьянс

1 февраля 1733 года в Варшаве скончался 62-летний король Польский и великий князь Литовский Август II по прозвищу «Сильный», занявший престол в 1697 году и бывший союзником Петра I в Северной войне.

Ещё до смерти короля в Европе образовалось два противостоящих блока: Россия, Австрия и Саксония – с одной стороны, и Франция, Испания и Сардинское королевство – с другой. Англия занимала выжидательную позицию.

Обе стороны разыгрывали «польскую карту». Согласно союзному договору между Россией и Австрией, в случае конфликта последней с Францией русские войска перебрасывались в центральную Европу через территорию Польши, управлявшейся лояльным к Петербургу и Вене королём Августом. Франция же намеревалась «отрезать» Россию от Европы, настаивая на том, что в случае смерти Августа II престол должен занять Станислав Лещинский – представитель знатного польского рода, правивший Польшей в качестве короля Польского и великого князя Литовского с 1704-го по 1709 год. 

Дело в том, что после вторжения в 1702 году шведской армии Карла XII в Польшу и разгрома войск Августа II, большинство польской шляхты выступило против короля, требуя, чтобы престол занял «свой» человек (Август был саксонским курфюрстом). Выбор пал на гродненского воеводу Станислава Лещинского, и вскоре Польша оказалась объята гражданской войной. В конце концов, в 1704 году Август II подписал отречение, передав трон Лещинскому и Польша стала фактически союзником Швеции.

Однако в 1709 году, после разгрома Карла XII под Полтавой, Август II при помощи русских войск занял Варшаву и вернул себе корону. Лещинский эмигрировал во Францию, где вместе с женой и детьми вёл уединённую жизнь в небольшом приграничном городке Висамбур, получая ежегодное содержание от французского двора. От политики он отошёл и большую часть времени просиживал в библиотеке, изучая философские труды.

В 1725 году его статус резко поменялся. Дочь бывшего польского короля, Мария, стала женой короля Франции Людовика XV. Лещинский поселяется в замке Шамбор на Луаре и становится одной из ключевых фигур в разыгрываемой Парижем «восточной партии». Целью этой политики было создание вдоль границ России «пояса» из враждебно настроенных к ней государств: Швеции, Османской империи и Польши, в которой было необходимо сменить власть. Для этого на престол надо было возвести Лещинского. Смерть Августа II оказалась как нельзя кстати…

Война за польское наследство

Россия и Австрия резонно полагали, что занять польский престол должен прямой наследник скончавшегося короля – его сын Август III, принадлежавший к саксонской династии. Но Франция и щедро спонсируемая её деньгами польская шляхта заявили о поддержке кандидатуры Станислава Лещинского.

Лидер «французской» партии примас (архиепископ) Польши Фёдор Потоцкий, к которому на время «междуцарствия» перешла вся исполнительная власть, немедленно распустил два полка Конной гвардии и выслал из страны саксонские войска. Против него выступили представители литовского дворянства и проавстрийски настроенные краковский воевода князь Фёдор Любомирский и князь Ян Вишневецкий, организовавшие в Кракове конфедерацию и захватившие расположенные неподалёку соляные копи. Однако расчёт на немедленную военную помощь Австрии не оправдался, и мятежники вынуждены были подчиниться примасу.

По распоряжению российской императрицы Анны Иоанновны, внимательно следившей за развитием ситуации, к польской границе был выдвинут 17-тысячный корпус под командованием генерал-аншефа Петра Ласси.

Тем временем, во Франции разработали операцию по «заброске» в Польшу Станислава Лещинского. Его переодели в купеческую одежду и тайно направили через Германию в Краков, где должен был состояться Элекционный сейм, на котором планировалось рассмотреть вопрос о престолонаследии. Для отвода глаз в Балтийское море была направлена небольшая французская эскадра, на одном из кораблей которой якобы находился претендент на польский трон. Его «роль» играл граф де Трианж, находившийся на флагманском фрегате. Однако, дойдя до Копенгагена, эскадра повернула обратно, так как к этому моменту Лещинский уже добрался до Польши, и неожиданно появившись перед депутатами краковского сейма, был избран 12 тысячью голосами против восьми тысяч.

12 сентября 1733 года примас Фёдор Потоцкий объявил об избрании Станислава Лещинского королём Польши и великим князем Литовским.

Однако оставаться в Кракове новый король не мог, так как к городу стремительно приближался русский корпус Ласси, противостоять которому было попросту некем, и спустя 10 дней после своего избрания, Лещинский направился в Данциг (ныне-Гданьск) – самую укреплённую крепость Польши, считавшуюся в то время одной из мощнейших в Европе.

Осада

В крепости короля ожидал сильный гарнизон, численностью около 24,5 тысячи человек, включая 200 шведских наёмников. Стены защищали более 160 пушек, а боеприпасов и продовольствия было достаточно, чтобы выдержать длительную осаду. Связь с морем обеспечивалась через устье Вислы, прикрывавшееся орудиями форта Вайхзельмюнде и редутом Зоммер-Шанц.

Корпус Петра Ласси получил приказ блокировать Данциг, и 22 февраля 1734 года, заняв близлежащие города Торн и Грауденц и разгромив несколько польских отрядов, русские приступили к осаде. 5 марта в войска прибыл фельдмаршал Бургхарт Миних, назначенный главнокомандующим.

Ведение осады осложняла нехватка артиллерии и боеприпасов. Так, за первый её месяц пушки осаждённых обрушили на русские позиции втрое больше ядер и бомб, чем смогли выпустить осаждающие. По свидетельству Миниха, наши солдаты регулярно использовали для зарядки своих орудий неразорвавшиеся неприятельские ядра.

Впрочем, несмотря на это, в начале марта русским удалось занять предместье Данцига – Шотланд, а вскоре штурмом взять редут Данциг-Хаупт и Иезуитский монастырь. Однако последующие атаки захлебнулись под огнём превосходящей польской артиллерии.

Серьёзно препятствовали осаде и постоянные вылазки из осаждённого города, а также попытки прорваться в него лояльных к Лещинскому польских отрядов. Самая крупная такая попытка была предпринята в середине апреля графом Любельским Яном Тарло, собравшим корпус в составе 7,5 тысячи пехотинцев и 500 драгун и гусар. 20 апреля у расположенной поблизости от Данцига деревни Выщецин он столкнулся с высланным на перехват конным отрядом Петра Ласси в составе 2300 драгун и 600 казаков. Поляки отбили атаку казаков, но под стремительным ударом драгун дрогнули и отступили, потеряв более 350 человек убитыми и 30 пленными. Русские потери, согласно отчёту Ласси, составили всего одного человека убитым и 14 ранеными. Больше попыток прорыва в осаждённый город поляки не предпринимали.

Вскоре Миних получил известие о том, что французы выслали крупную эскадру с войсками для помощи гарнизону Данцига. Командующий приказал взять штурмом редут Зоммер-Шанц, чтобы использовать его орудия для обстрела неприятельских судов, которые могут войти в устье Вислы. 7 мая конный отряд под командованием полковника Кермана в составе 300 драгун, 100 сербских гусар и 50 казаков взял редут приступом. Потери врага составили 180 человек убитыми и 30 пленными, русских – 4 человека убитыми и 25 ранеными.

Чтобы покончить с осадой до прибытия французского подкрепления, Миних назначил на 10 мая генеральный штурм со стороны укреплений Хагельсберг. Русским удалось сходу захватить траншеи перед укреплениями, однако они сразу попали под массированный артиллерийский обстрел. Потеряв 673 человека убитыми и почти 1,5 тысячи ранеными, наши войска вынуждены были отступить.

В тот же день корабли французской эскадры бросили якоря в устье Вислы и высадили возле форта Вайхзельмюнде отряд под командованием бригадира Ламотта де ла Перуза в составе 2446 хорошо обученных солдат и офицеров. Ла Перуз получил приказ посадить солдат на лодки и спуститься к Данцигу, после чего, проведя разведку, прорваться в город через русские позиции. Однако офицеры отряда сочли этот план слишком опасным и после долгих препираний в ночь с 14 на 15 мая вернулись на корабли, которые направились в Копенгаген.

Посол Франции при короле Лещинском, маркиз де Монти, находившийся в осаждённом Данциге, пришёл в ярость и направил рапорт французскому резиденту в датской столице Луи Роберу Ипполиту де Бреану, графу де Плело, настаивая на возврате кораблей с десантом. В итоге, прибывшую в Копенгаген эскадру, вновь направили к польским берегам, и 24 мая отряд Ламотта де ла Перуза вторично высадился у Вайхзельмюнде. Вместе с ним на берег сошёл и граф де Плело, намеренный лично контролировать действия французов.

На следующий день нескольким французским офицерам, посланным в разведку, удалось проникнуть в Данциг, что убедило де Плело и ла Перуза в реальности успеха их миссии. Они не знали, что в то же день в осадный лагерь прибыл саксонский корпус герцога Саксен-Вейсенфельского Иоганна Адольфа II, доставивший дефицитную артиллерию – 12 мортир и 24 бомбовых пушки, а также большое количество боеприпасов.

27 мая французский отряд, пробравшись через болота, подошёл к Данцигу, но из-за ошибки проводника оказался прямо на позициях Олонецкого драгунского полка. Бой был кровавым и скоротечным. Ружейные патроны у большинства французов оказались подмочены при переходе по болотам, и они не могли вести стрельбу. Русские же поддержали своих драгунов ураганным огнём из доставленных саксонцами пушек. В конце концов, отряд ла Перуза, потеряв 232 человека убитыми, ретировался и занял позиции на полуострове Вестерплатте неподалёку от форта Вайхзельмюнде. По сути, сражение вылилось в бойню. Так, на теле погибшего в этом бою графа де Плело позже насчитали двадцать пулевых и штыковых ран. Потери же драгун составили всего восемь человек убитыми и 28 ранеными. Первое в истории сражение между русскими и французами завершилось полной победой наших войск.

Победа и последствия

1 июня к Данцигу прибыла вышедшая из Кронштадта русская эскадра в составе 16 линейных кораблей, трёх фрегатов, бомбардирского корабля и шнявы (небольшое военное судно). Они доставили продовольствие и боеприпасы для армии Миниха, и с 15 июня приступили к методичному обстрелу Данцига, а также форта Вайхзельмюнде и лагеря отряда ла Перуза на полуострове Вестерплатте. Французский флот к тому времени снялся с якоря и ушёл в Копенгаген, оставив возле форта один фрегат, который теперь оказался в блокаде с моря.

Бомбардировка быстро принесла результаты. 16 июня заполыхали пороховые склады в форте и Данциге, а французский фрегат был повреждён. 22 июня французы сложили оружие, а 24 июня капитулировал гарнизон Вайхзельмюнде. Комендант форта и все солдаты и офицеры принесли присягу Августу III, который был коронован в Кракове спустя два дня после бегства из него Лещинского.

Теперь настало время для нового бегства. В ночь на 28 июня Станислав Лещинский, переодевшись в крестьянскую одежду, покинул осаждённый город, и, пробравшись мимо русских пикетов, пошёл на восток, вскоре достигнув пределов Восточной Пруссии.

Это был конец. 7 июля 1734 года была подписана безоговорочная капитуляция Данцига, а спустя два дня город распахнул ворота перед русско-саксонской армией.

Кроме маркиза де Монти, в плен сдались примас Польши Фёдор Потоцкий и один из активных сподвижников Лещинского, граф Станислав Понятовский.

Пленных французов из отряда ла Перуза на кораблях русского военного флота доставили в Кронштадт, где они должны были ожидать обмена на пленных русских. Позднее солдат перевели в специально оборудованный лагерь в селе Копорье, а Ламотта де ла Перуза и других офицеров поселили в Петербурге. Здесь они были приглашены на бал, данный Анной Иоанновной в честь взятия Данцига. В декабре того же года всех французов отпустили на родину.

Всех, кроме маркиза де Монти, которого русская императрица считала главным виновником «королевской смуты». Понадобилось личное ходатайство императора Священной Римской империи Карла VI, чтобы маркиза в конце концов отпустили. Он вернулся во Францию в конце 1735 года.

Успешная осада Данцига позволила окончательно покончить с претензиями на польский престол со стороны Станислава Лещинского и нанесла сильнейший удар по антирусской оппозиции в Польше. Планы Франции создать антироссийский буфер на границах Российской империи завершились фиаско.

Боевые действия в рамках Войны за польское наследство велись до октября 1735 года между Австрией и Францией на территории Германии и Италии, но уже без непосредственного участия России.

Согласно мирному договору, окончательно ратифицированному лишь спустя три года после прекращения военных действий, в ноябре 1738 года, Станислав Лещинский отказывался от прав на польский престол, сохранив титул короля и пожизненное владение Лотарингией, которая после его смерти должна была отойти к Франции.

Однако, когда в 1763 году Август  III скончался, неугомонный Лещинский, которому тогда уже было 86 лет, предложил своему зятю вновь разыграть «польскую карту», выступив в поддержку его прав на польский престол. Однако Людовик XV отказался, и расстроенному Лещинскому пришлось по-прежнему довольствоваться символическим титулом короля, управляя Лотарингией до своей смерти в 1766 году.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий