Перейти к содержимому
Главная страница Они сражались без оружия в руках

Они сражались без оружия в руках

В годы Великой Отечественной войны вместе с бойцами Победу над страшным врагом приближали фотокоры и художники

Выпускник Ленинградского Электротехнического института Всеволод Тарасевич снимал войну с первых дней

«От Москвы до Бреста нет такого места, где бы не скитались мы в пыли. С лейкой и с блокнотом, а то и с пулемётом, сквозь огонь и стужу мы прошли» – эти строки из Песни военных корреспондентов знает, наверное, вся наша страна. И принадлежат они знаменитому писателю и поэту, фронтовому журналисту Константину Симонову.

О подвиге военных корреспондентов, в первую очередь тех, оружием которых были фотоаппарат и карандаш, говорили на днях в Музее обороны и блокады Ленинграда. Накануне начала битвы за Ленинград в музее состоялась петербургская премьера документального фильма «Великая Отечественная в хронике ТАСС» – совместный проект телеканала «Звезда» и Информационного агентства России «ТАСС».

Авторы фильма (продюсер Екатерина Титова, режиссёр Наталья Метлина) рассказывают о работе фотокорреспондентов на всех фронтах и участках Великой Отечественной войны. Однако в этом материале мы сделаем акцент на тех мастерах, которые сражались в блокадном Ленинграде, снимали бои на ближних подступах к городу.

Выпускник Ленинградского Электротехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» имени В. И. Ульянова (Ленина) Всеволод Тарасевич снимал войну с первых дней: бомбёжки, эвакуация горожан, работа на строительстве оборонительных сооружений, умершие на улицах люди, замерзшие реки и каналы, из которых обессилевшие жители берут воду, сражения на Ленинградском и Волховском фронтах. Здесь мастера прежде всего интересовали простые солдаты, принявшие на себя всю тяжесть военного лихолетья.

Но, по словам очевидцев, Всеволод Сергеевич часто повторял: мы не сняли войну. И вот почему. Многие из сделанных военными фотокорами снимков нигде и никогда не были опубликованы: действовала жёсткая цензура. Съёмку проверяла так называемая тройка: комиссия, состоящая из трёх цензоров. Они разрешали печатать то, что считали нужным, остальные фото в большинстве случаев уничтожалось.

В годы блокады дома в историческом центре разрушали гитлеровские бомбы… / Фото Всеволода Тарасевича

В условиях войны это, вероятно, было оправдано. Поскольку запечатлённые на плёнке ужасы – зверства оккупантов, страдания мирных жителей – могли вызвать у советских людей подавленность, подорвать в них уверенность в том, что Победа обязательно будет за нами. Некоторые из страшных в своей правдивости снимков ТАСС направлял в зарубежные агентства.

«Они печатались в Великобритании, США, других странах. И за пределами нашей страны люди могли видеть, какой ужас несёт фашизм», – рассказывает в фильме первый заместитель генерального директора Информационного агентства России «ТАСС» Михаил Гусман.

По словам известного петербургского журналиста и писателя, тоже тассовца Олега Сердобольского, через много лет после завершения войны Тарасевичу удалось найти негативы снимков, которые он сделал в ходе боев на Невской Дубровке. Когда это случилось, Всеволод Сергеевич не мог скрыть своей радости: он был безмерно счастлив.

Елена Мелик-Багдасарова и Моисей Ваксер дипломники Академии художеств – художники «Окон ТАСС». ©СПбГУК «Музей обороны и блокады Ленинграда»

Несмотря на все цензурные ограничения, в годы войны советские газеты публиковали пронзительные, не могущие никого оставить равнодушным снимки, многие из которых были сделаны фотокорами ТАСС. В том числе и ленинградцами. Все они воспевали несгибаемость и мужество своих земляков, героизм и стойкость солдат Красной Армии.

Как известно, блокада была прорвана 18 января 1943 года в ходе операции «Искра», проведённой войсками Ленинградского и Волховского фронтов при содействии Балтийского флота и Ладожской военной флотилии. Думается, многие наши читатели видели фотографию «Встреча бойцов Волховского и Ленинградского фронтов в районе поселка №1». Её автор – Семён Норштейн. Этот фотокор известен ещё и тем, что изобрёл приспособление для съёмок с закрытых позиций фотоаппаратом ФЭД через артиллерийские стереотрубы. Благодаря этому устройству советские воины получили возможность с помощью панорамных снимков изучать огневую позицию противника.

В блокадном Ленинграде действовали серьёзные запреты на съёмку: за все 900 дней разрешение на работу получили не более тридцати фотокоров. В 1983 году вышла в свет книга «Одна секунда войны», её авторы Олег Сердобольский и, увы, уже ушедший из жизни Виктор Ганшин. Сто воспроизведённых в книге фотографий запечатлели героический подвиг защитников города на Неве и его жителей. Авторы рассказывают об истории создания этих снимков, о фотокорреспондентах Великой Отечественной.

Но были и другие талантливые люди, которые сражались не с «лейкой и блокнотом», а с карандашом в руках. Уже через два дня после начала войны появились «Окна ТАСС» – так назывались плакаты, которые должны были поднимать боевой дух советских людей, в первую очередь, бойцов Красной Армии. А 27 июня на московских улицах расклеили первые восемь плакатов. Среди работавших в «Окнах» художников – знаменитые Кукрыниксы, а среди поэтов – Демьян Бедный, Василий Лебедев-Кумач, Самуил Маршак, Сергей Михалков, Ольга Берггольц.

Эскиз плаката Моисея Ваксера, умершего зимой 142 года в блокадном Ленинграде

В Ленинграде во время войны «Окна ТАСС» расклеивались на заколоченных досками витринах знаменитого Елисеевского магазина. В первую, самую страшную, блокадную зиму плакаты рисовали художники Виктор Слыщенко и Моисей Ваксер, который в феврале 1942 года скончался в осаждённом городе от истощения. Затем эстафету принял Василий Селиванов. На протяжении года он один выполнял работу художника, редактора и расклейщика «Окон ТАСС». Василий Николаевич создал 108 плакатов, каждый тиражом до 3000 экземпляров.

О чём говорили, к чему призывали плакаты «Окон ТАСС»? Представим слово кандидату искусствоведения, старшему научному сотрудник Государственного Русского музея Руслану Бахтиярову, который посвятил «Окнам» специальное исследование:

«Образы карикатурные, развенчивающие врага, и образы, утверждающие героизм и доблесть советских воинов, мужество защитников города и его жителей… Это ярко выраженная гражданская направленность плакатов, где автор выступал как свидетель своего времени и непосредственный участник событий, которые были тогда наиболее значимыми».

Популярность «Окон ТАСС» была огромна. Вот что пишет в одной из своих статей журналист-исследователь Инна Селиванова, дочь Василия Селиванова: «В дни выхода очередного тиража в редакцию приходили служащие из городских учреждений, рабочие с заводов и фабрик, бойцы с передовой, моряки с кораблей Балтийского флота – и все требовали: “Дайте нам плакаты”».

Плакат «Окно ТАСС», нарисованный В.Н. Селивановым в феврале 1943 года © И.В. Селиванова

Художников, воюющих с карандашом в руках, враг боялся не меньше, если не больше, чем советских солдат. Здание на улице Герцена (ныне – Большая Морская), где работали художники, значился на гитлеровских картах как «объект первостепенного уничтожения».

В здании Информационного агентства России «ТАСС», что на Тверском бульваре в Москве, установлена мемориальная доска с именами погибших журналистов.

Увы, но и сегодня корреспонденты, операторы, фотокоры продолжают гибнуть на полях сражений. Начиная с весны 2014 года, из командировок в Донбасс не вернулись шесть российских журналистов…

Давид Генкин

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2