Перейти к содержимому
Главная страница На тёмной стороне Николая Гоголя

На тёмной стороне Николая Гоголя

210 лет назад, 1 апреля 1809 года, в селе Сорочинцы Полтавской губернии родился Николай Васильевич Гоголь, которому предстояло стать одним из наиболее своеобразных представителей русской литературы, а позже причисленным к её классикам. О его жизни и творчестве всем нам хорошо известно со школьной скамьи. Гораздо меньше – о том, что повлияло на них и на формирование личности писателя, личности противоречивой и поистине трагической, что не могло не найти отражения в его произведениях.

У Николая Гоголя было немало “зеркал”….

Сегодня мы попробуем взглянуть на Гоголя под иным, непривычным ракурсом, прикоснувшись к малоизвестным и зачастую игнорируемым «каноническим» жизнеописанием, сторонам его биографии. Мы заглянем на «тёмную сторону» Гоголя.

Детство

Николай Васильевич родился в семье небогатого дворянина Василия Гоголь-Яновского, женатого на Марии Ивановне Косяровской. Причём свадьба состоялась, когда мужу было 28 лет, а невесте… всего 14. При этом супруги жили счастливо, а жена регулярно приносила потомство: кроме Николая, родилось ещё одиннадцать детей. Однако двое появились на свет мёртвыми, а ещё четверо умерли в младенчестве. Николай стал первым «выжившим» ребёнком и, возможно, именно поэтому с ранних лет был окружён повышенным вниманием и заботой.

Впрочем, это не сделало его детство счастливым. По воспоминаниям Гоголя и его сестры Ольги, Мария Ивановна была женщиной «своеобразной», её настроение часто менялось, резко переходя от депрессии к безудержному веселью, и наоборот. Нередко она впадала во внезапное оцепенение, уставившись в одну точку и не реагируя на вопросы окружающих. Вероятнее всего, мать Гоголя страдала душевным расстройством, видимо, наследственным, так как подобное поведение отличало также её родителей и родную сестру.

Личность человека, как известно, формируется в его детстве. На неё влияют как наследственность, так и условия, в которых проходит взросление. И то, и другое, сказалось на личности Гоголя в полной мере.

При этом Мария Ивановна была одержима мистицизмом, верила в приметы, постоянно придумывала и рассказывала маленькому Коле страшные истории. Уже в зрелом возрасте он не раз вспоминал, какое сильное впечатление на него оказывали истории о ведьмах и чертях, а также о тех муках, которые ждут в аду грешников.

На сестёр Гоголя плохая наследственность матери явно оказала влияние. Так, Ольга имела задержки в развитии, до пяти лет плохо ходила, держась за стены, и страдала провалами в памяти. Другая сестра – Мария, будила по ночам горничных, заставляя выходить их в сад, где они должны были при свете факелов водить хороводы.

Неудивительно, что жизнь в подобной атмосфере, вкупе с унаследованной психической неустойчивостью, оказала на маленького Николая сильное влияние. Наиболее ярко об этом свидетельствует одно детское воспоминание Гоголя, записанное его знакомой Александрой Смирновой-Россет:

– Мне было лет пять. Я сидел один в одной из комнат. Отец и мать ушли…

Вдруг слабое мяуканье кошки нарушило тяготивший меня покой. Я видел, как она, мяукая, осторожно кралась ко мне. Я никогда не забуду, как она шла, потягиваясь, ко мне и мягкие лапы слабо постукивали о половицы когтями, а зелёные глаза искрились недобрым светом. Мне было жутко. Я вскарабкался на диван и прижался к стенке.

«Киса, киса», – позвал я, желая приободрить себя. Я соскочил с дивана, схватил кошку, легко отдавшуюся мне в руки, побежал в сад, где бросил её в пруд и несколько раз, когда она хотела выплыть и выбраться на берег, отталкивал её шестом.

Мне было страшно, я дрожал и в то же время чувствовал какое-то удовлетворение, может быть, это была месть за то, что она меня испугала. Но когда она утонула и последние круги на воде разбежались, водворились полный покой и тишина, мне вдруг стало ужасно жалко кошку.

Этот образ – демонический образ кошки, символизирующей тёмные силы, затем появится в ряде произведений Гоголя. Но об этом – немного позже.

Вскоре душевное состояние Николая ещё более ухудшилось. Так, однажды гуляя по саду, он услышал «страшные» голоса, и впал в оцепенение, из которого родным долго не удавалось его вывести. Время от времени он стал впадать в состояние, неоднократно отмечавшееся у его матери: внезапно замолкал, глядя в одну точку и ни на что не реагируя. Впрочем, мать и отец списывали всё это на детскую впечатлительность, и к помощи врачей не прибегали.

Учёба

В мае 1821 года, в двенадцатилетнем возрасте, Гоголь поступает в гимназию в городе Нежин, где проведёт следующие семь лет. Отрыв от привычной, но жутковатой, мистической, наполненной детскими страхами среды отеческого дома, отнюдь не приводит к улучшению его душевного состояния. Замкнутый в себе интроверт он получает от товарищей по учёбе прозвище «таинственный Карла». Сокурсники также отмечают его странности.

Демонический образ кошки неоднократно появляется на страницах произведений Гоголя

Выпускник гимназии, поэт Василий Любич-Романович так вспоминает об этом: «Гоголь иногда забывал, что он человек. Бывало, то кричит козлом, ходя у себя по комнате, то поёт петухом среди ночи, то хрюкает свиньёй».

Известный итальянский психиатр – криминолог Чезаре Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство» пишет о Гоголе как об одном из самых ярких примеров того, что между выдающимися творческими способностями и психическим заболеванием существует безусловная взаимная связь.

С учёбой тоже не ладилось: учился будущий классик весьма посредственно. Но постепенно он всё же подключается к «общественной» жизни гимназистов: пишет сценарии для гимназического самодеятельного театра и участвует в его представлениях в качестве актёра. Именно тогда впервые проявляются его литературные способности, а также склонность к лицедейству, полному перевоплощению в исполняемую роль, что впоследствии позволит Гоголю создавать яркие образы в своих произведениях. Отметим, что своим литературным дарованием, он, возможно, обязан отцу, который увлекался написанием стихов, пьес и рассказов. Отцовская наследственность явно оказалась более благотворной, чем материнская.

На пути к успеху

В 1828 году, закончив гимназию, Гоголь приезжает в Санкт-Петербург и предпринимает ряд безуспешных попыток поступить актёром в столичные театры. В итоге, будучи крайне стеснён в средствах (его отец к тому времени умер, а у матери усилились признаки безумия), он вынужден поступить на службу в отделение Департамента уделов в качестве коллежского регистратора – самой низшей чиновничьей должности. Монотонная, рутинная работа доводит его до исступления, однако он сможет заставить себя заниматься ею в течение полутора лет. В это время он издаёт на собственные средства написанную им ещё в гимназические годы романтическую поэму «Ганц Кюхельгартен», однако, прочтя недоброжелательные рецензии на своё произведение, сжигает весь не разошедшийся тираж.

В этот период своей жизни Гоголь страдает глубокой депрессией. Ненавистная работа, нищенское, полуголодное существование доводят его до крайней степени морального и физического изнурения.

Перелом происходит в начале 1830-х годов, когда он знакомится вначале с бароном Антоном Дельвигом, а затем с Александром Пушкиным и Василием Жуковским. С этого момента он вхож в литературные круги столицы, что способствует его творческому взлёту.

Он приступает к созданию своих знаменитых «Вечеров на хуторе близ Диканьки», которые выйдут в свет двумя частями в 1831-32 годах. Малороссийский фольклор, смешанный со страшными историями, рассказанными в детстве его матерью – всё это сделает произведения этого цикла оригинальными и обречёнными на успех. В 1835 году последует издание сборника «Миргород», продолжающего традицию «Вечеров». В нём будет опубликован первый, позже значительно переработанный вариант «Тараса Бульбы», а также одна из самых жутких повестей Гоголя – «Вий».

Найдётся в этих рассказах и место пресловутой кошке, утопленной пятилетним Коленькой.

Приведём несколько соответствующих цитат:

– Пульхерия Ивановна протянула руку, чтобы погладить её, но неблагодарная, видно, уже слишком свыклась с хищными котами или набралась романтических правил, что бедность при любви лучше палат, а коты были голы как соколы; как бы то ни было, она выпрыгнула в окошко, и никто из дворовых не мог поймать её.

Задумалась старушка. «Это смерть моя приходила за мною!»

(«Старосветские помещики»)

– Глядь, вместо кошки старуха, с лицом, сморщившимся, как печёное яблоко, вся согнутая в дугу; нос с подбородком словно щипцы, которыми щелкают орехи.

(«Вечер накануне Ивана Купала»)

– Глядит: страшная чёрная кошка крадётся к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку, — кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку, — кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит её. С криком оторвавши от себя, кинула её на пол; опять крадётся страшная кошка. Тоска её взяла. На стене висела отцовская сабля. Схватила её и бряк по полу — лапа с железными когтями отскочила, и кошка с визгом пропала в тёмном углу. Целый день не выходила из светлицы своей молодая жена; на третий день вышла с перевязанною рукой. Угадала бедная панночка, что мачеха её ведьма и что она ей перерубила руку.

(«Майская ночь или утопленница»)

В «Вие» же ведьма крадётся к Хоме со сверкающими «необыкновенным блеском» глазами и вспрыгивает ему на спину «с быстротою кошки».

Во всех случаях кошка-символ зла. И этот образ явно берет начало в детском воспоминании Гоголя: «она шла, потягиваясь, ко мне и мягкие лапы слабо постукивали о половицы когтями, а зелёные глаза искрились недобрым светом».

Так память о случившемся с ним в пятилетнем возрасте вновь и вновь настигает писателя.

Перелом

В начале 1840-х годов Николай Гоголь уже известный писатель, талант которого признан как читателями, так и литераторами. К этому времени выходят в свет его «Петербургские повести», «Ревизор» и первый том «Мёртвых душ». Большинство произведений написаны им за границей, куда он ездит довольно часто.

В свою очередную поездку он отправляется в 1842 году. Он живёт в Риме, Париже, Ницце, Дюссельдорфе, всё время работая над вторым томом «Мёртвых душ». Однако работа не клеится, а Гоголя всё больше овладевает депрессия. Он ищет выхода из неё в религии, но это лишь усугубляет его душевное расстройство.

В различных изданиях не раз приводились зачастую противоречащие сведения о том, что увидели присутствовавшие при открытии гроба Гоголя. В одних говорится о том, что в гробу не оказалось черепа Гоголя, в других, что череп был повёрнут в сторону, а крышка гроба изнутри расцарапана, будто писатель, похороненный заживо, очнулся от летаргического сна.

На родину писатель возвращается другим человеком. Он заявляет своим знакомым, что отныне знает, какой путь предписал ему Господь и буквально читает им проповеди о необходимости покаяния и отказа от «аморальных» привычек. В итоге круг его приятелей начинает неуклонно сокращаться. Общаться с новоявленным «моралистом» не хочется никому.

Гоголь замыкается в себе, разрывает отношения со многими знакомыми, предпочитая беседы со священниками. Неоднократно посещает святые места, совершает поездку в Иерусалим для поклонения Гробу Господню.

В этом время он заявляет, что намерен полностью переделать частично написанный им второй том «Мёртвых душ», сделав основой сюжета духовное перерождение Чичикова, которому предстоит превратиться из мошенника в добропорядочного гражданина. А способствовать этой перемене будут… губернатор и государь-император.

Позже он публикует сборник «Выбранные места из переписки с друзьями», который представляет собой, по сути, подборку проповедей, в которых Гоголь «наставляет на путь истинный» своих читателей. Встреченное публикой неоднозначно, это произведение способствовало дальнейшей изоляции писателя от круга друзей и знакомых.

Финал

Тем временем, здоровье Гоголя — как физическое, так и душевное — продолжает ухудшаться. Его религиозность выходит за все разумные пределы. Он начинает поститься даже в непостные дни, заглушая голод чтением духовной литературы. Постоянно говорит о происках «нечистой силы» и впадает в ужас от раскатов грома, говоря, что это Бог хочет наказать его за «нечестивые книги».

В конце 1851 года Гоголь поселяется в московской квартире Александра Толстого, из которой практически не выходит.

В ночь с 11 на 12 февраля 1852 года он кидает в печь так и не завершённый том «Мёртвых душ», а 18 февраля не может встать с постели и перестаёт принимать пищу. Несмотря на все усилия врачей, утром 21 февраля Николай Гоголь умирает. Ему было всего 42 года…

Сегодня медики считают, что причиной его смерти стало нарушение сердечно-сосудистой деятельности, вызванное дистрофией и протекавшее на общем фоне обострения маниакально-депрессивного психоза.

После смерти

Похороны Николая Гоголя состоялись 24 февраля 1852 года на кладбище Данилова монастыря в Москве. На его могиле была установлена чёрная надгробная плита, а в изголовье – бронзовый крест, стоящий на чёрном камне.

Но не прошло и ста лет, как прах писателя был потревожен. В 1930 году советские власти закрыли Данилов монастырь, а кладбище было предписано «ликвидировать». Останки Гоголя было решено перезахоронить на Новодевичьем кладбище.

31 мая 1931 года могилу писателя вскрыли. И здесь вновь начинается мистика. В различных изданиях не раз приводились зачастую противоречащие сведения о том, что увидели присутствовавшие при открытии гроба. В одних говорится о том, что в гробу не оказалось черепа Гоголя, в других, что череп был повёрнут в сторону, а крышка гроба изнутри расцарапана, будто писатель, похороненный заживо, очнулся от летаргического сна.

Очевидцы рассказывали и о якобы устроенном членами специальной комиссии, состоявшей из советских писателей и комсомольских работников, кощунственном разграблении останков: мол, кто-то забрал себе «на память» сапоги Гоголя, кто-то – его камзол, кто-то – ребро и берцовую кость.

Существующий официальный акт экспертизы, составленный сотрудниками НКВД, ничего этого не подтверждает. Скорее всего, мы имеем здесь дело со своего рода «городской легендой», замешанной на таинственности самой личности Гоголя, нередко высказывавшим опасение быть похороненным заживо.

Как бы то ни было, даже здесь сказалось эхо мистицизма, сопровождавшего писателя на протяжении всей его жизни.

***

Личность человека, как известно, формируется в его детстве. На неё влияют как наследственность, так и условия, в которых проходит взросление. И то, и другое, сказалось на личности Гоголя в полной мере, с одной стороны – наделив его творческими способностями, а с другой – наложив на всю жизнь трагическую печать неспособности адаптироваться в реальном мире. Недаром, известный итальянский психиатр – криминолог Чезаре Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство» пишет о Гоголе как об одном из самых ярких примеров того, что между выдающимися творческими способностями и психическим заболеванием существует безусловная взаимная связь.

В случае с Гоголем эта связь усиливалась ещё и тем, что он, вживаясь в каждый создаваемый им образ, особенно при создании мистических произведений, нередко переходил грань, пытаясь зачерпнуть сил и вдохновения из тёмного омута страхов, преследовавших его с детства.

Наше подсознание блокирует воспоминания о наиболее тяжёлых потрясениях, испытанных в детские годы, ставя своего рода «зеркала» и спасая нашу психику от их последствий. У Гоголя, надо думать, таких «зеркал» было немало. Но он каждый раз умышленно проходил сквозь них, переживая атмосферу детских кошмаров снова и снова. Но, как известно, если долго смотреть во тьму, тьма начинает смотреть на тебя. И не только смотреть, но и тянуть тебя обратно, превращая жизнь в ад, когда ты уже не видишь различия между реальностью и образами, всплывающими из подсознания.

Это объясняет не только затяжные депрессии Гоголя, но и его последующую одержимость религией. Это была попытка вырваться из омута чёрных воспоминаний, прорваться к свету. При жизни сделать это ему так и не удалось. Может, получилось после?

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой: