Мусор, который не переработать, нужно сжигать

Мусоросжигательный завод в Вене напоминает произведение архитектурного авангарда

Мусорная проблема стала глобальной. Она актуальна во всём мире, а в России она усугубляется ещё и тем, что нет системного подхода к её решению. Часто в России обсуждение мусорной проблемы приобретает черты политической дискуссии, которая, заглушая мнения экспертов, выводит на первый план ангажированные точки зрения.

Мусоросжигательные заводы на карте Европы

Так, в нашей стране, особенно в среде активистов-экологов, утвердилось мнение о мусоросжигательных заводах как об «абсолютном зле». Якобы они своими токсичными выбросами наносят непоправимый вред окружающей среде и здоровью людей. Однако в развитых европейских странах, где действует достаточно жёсткое экологическое законодательство, общее число мусоросжигательных заводов увеличивается.

Так, в Великобритании число мусоросжигательных заводов с 2010-го по 2016 год выросло на 22 единицы: с 24-х до 46-ти; в Германии за тот же период на 39 единиц: с 72-х до 121; в Финляндии, «Стране озёр», – на пять единиц: с трёх до восьми; в Швеции на две единицы: с 32-х до 34-х. И так далее.  В некоторых европейских странах за обозначенный период число мусоросжигательных заводов немного сократилось. Например, во Франции – на три единицы: со 129-ти до 126-ти, а в Австрии на две единицы: с 13-ти до 11-ти. Но это несущественное падение объясняется не отказом от самого принципа утилизации мусора с помощью его промышленного сжигания, а локальными изменениями потребностей. В целом же в странах ЕС и Шенгенского договора за обозначенный период число мусоросжигательных заводов выросло на 61: с 451 в 2010-м до 522-х в 2016-м. Растёт и количество отходов, сжигаемых этими заводами. Если в 2010 году европейские мусоросжигательные заводы ликвидировали 73,3 миллиона тонн отходов, то в 2016-м – 93, 7 миллиона тонн отходов.

В нашей стране, особенно в среде активистов-экологов, утвердилось мнение о мусоросжигательных заводах как об «абсолютном зле». Якобы они своими токсичными выбросами наносят непоправимый вред окружающей среде и здоровью людей.

Однако, несмотря на эти данные, которые находятся в отрытом доступе, в России утвердилось негативное отношение к мусоросжигательным заводам. Так, на одном из сайтов была размещена статья, озаглавленная «Сжигание мусора как признак недоразвитости». «При сжигании мусора образуются пыль, сернистый газ, окислы азота и окиси углерода. Но главную опасность представляют диоксины. При сжигании одного килограмма поливинилхлорида, из которого делают пластиковые бутылки, электрооборудование, оконные рамы, обои, линолеум, образуется около 50 микрограммов диоксинов. Если этим количеством воздействовать на лабораторных животных, то раковые опухоли появятся у 50 тысячей особей. Очевидно, в глазах чиновников граждане России хуже этих самых животных, – пишет известная в экологической среде журналистка Елена Шульгина.

В Европе, сообщает Шульгина, «уже оценили вред, который приносят мусоросжигательные заводы людям, которые имеют несчастье жить рядом с МСЗ». «В Финляндии, к примеру, диоксины обнаруживаются даже в материнском молоке! В Испании проводят медико-биологическое исследование крови людей, которые живут рядом с заводом в Альдеменгамес. Немецкая компания “Хельтер”, продающая технологию мусоросжигания, видит, что европейские страны не строят новые заводы и стараются закрыть старые», – утверждает автор, греша против истины: в Европе число мусоросжигательных заводов, согласно данным, которые мы привели, увеличивается.

Мусоросжигательный завод в Вене напоминает произведение архитектурного авангарда

Сама же Шульгина в своём тексте подсказывает, где искать ответ на вопрос о причинах роста числа мусоросжигательных заводов: «Проталкивая идею мусоросжигания, чиновники приводят в пример мусоросжигательный завод в Вене (которое со стороны напоминает произведение архитектурного авангарда – Е.Р.). Но они забывают сказать о том, что две трети стоимости этого завода составляют очистные сооружения». «Проблему газовых выбросов на современных мусоросжигательных заводах решают с помощью фильтров», – объясняет Анатолий Юдин, сотрудник Всероссийского института научной и технической информации РАН.

«В Европе можно увидеть, что в 200-300 метрах от завода работает детский сад. В Токио предприятие окружает плотная жилая застройка: там все устроено так, что даже в момент разгрузки мусора нет запаха…. В Швейцарии работает завод, а рядом пасутся коровы», – рассказывает Андрей Шипелов, генеральный директор АО «РТ-Инвест», которое будет строить мусоросжигательные заводы в Подмосковье.

«Многие путают, говорят – мусоросжигательный завод – это какой-то костёр, набросали, и это вот воняет. На самом деле эти заводы высокотехнологические. Там семь фильтров стоит, и центробежные и электромагнитные», – полемично замечает украинский эколог Александр Колпачёв.

Швеции уже не хватает шведского мусора: с 2016 года она «питается» и отходами соседей. В 2016 году речь шла о привозе 800 тысяч тонн этого добра. Большую его часть должна была поставить Норвегия, где работают 17 мусоросжигательных заводов.

«Проблему газовых выбросов на современных мусоросжигательных заводах решают с помощью фильтров. При их смене округу может накрывать неприятный запах, ведь производство останавливать довольно дорого и сложно, а систему очистки обновлять необходимо. В остальное время при правильной эксплуатации и соблюдении технологии мусоросжигательные заводы опасные выбросы не инициируют», – дополняет Анатолий Юдин.

В Швеции, сжигая мусор, вырабатывают электроэнергию: на специальных предприятиях отходы сжигаются, за счёт чего нагревается вода, которая обогревает жилые и административные здания (обеспечивая 20% центрального отопления в Швеции). Кроме того, часть получаемой энергии используется для выработки электричества, которое питает примерно четверть миллиона домов. Швеция давно лидирует в этой отрасли среди других европейских государств. И ей уже не хватает шведского мусора: с 2016 года она «питается» и отходами соседей. В 2016 году речь шла о привозе 800 тысяч тонн этого добра. Большую его часть должна была поставить Норвегия, где работают 17 мусоросжигательных заводов. Однако этой стране дешевле переправлять мусор в Швецию, нежели сжигать его на своей территории. Начали вырабатывать электроэнергию с помощью сжигания мусора и Германии, которая, кстати, тоже забирает мусор у соседей. В 2016 году таким способом в Германии произвели почти шесть миллиардов кВт-час.

. Свалки наносят огромный вред окружающей среде и людям, отравляя их жизнь зловонием. На свалках нашей страны скопилось такое количество мусора, что его просто не переработать. Выход только один: ликвидация свалок и сжигание накопившегося мусора

Современные технологии позволяют решить вопрос не только с выбросами, но и с отходами мусоросжигательных заводов, в том числе – золой. «При сжигании трёх тонн отходов в сухом остатке образуется одна тонна золы, которая очень опасна и ядовита. Куда прикажете её девать? Ответ один: вывезти на полигон для захоронения токсичных отходов», – пугает читателей Елена Шульгина.

«Зола, остающаяся от сжигания мусора, содержит диоксины – токсичные соединения, которые могут серьёзно навредить экологии. Если золу просто закапывать в землю, то в итоге там останется только примерно 2% диоксинов, а остальные окажутся в воздухе, который разнесет их на дальние расстояния. Для людей эти соединения опасны тем, что легко и быстро накапливаются в организме, но медленно выводятся. Большая их концентрация способна вызвать проблемы с деторождением и развитием плода, поражения иммунной системы и спровоцировать раковые заболевания», – спокойно объясняет эксперт Юдин. Однако в Великобритании, где число мусоросжигательных заводов, как мы видели, выросло за шесть лет почти в два раза, изобретена специальная технология Carbon8, которая позволяет извлечь из золы и других остатков после сжигания все вредные элементы и извлечь материалы со свойствами цемента. И эти материалы используются затем в строительстве, в том числе – жилых домов. Технология Carbon8 применяется уже больше пяти лет. И эта технология даже отмечена премией ООН за значительный вклад в развитие циклической экономики.

Сжигание мусора должно идти параллельно с переработкой мусора, благодаря которой будут производиться новые полезные продукты. Переработка мусора зиждется на раздельном сборе мусора, а для того, чтобы его организовать, необходимо повысить уровень экологического поведения граждан России – и это процесс не быстрый.

В России мусорный вопрос стоит очень остро ещё и потому, что им никто цивилизованно не занимался на протяжении десятилетий. Мусор просто свозили на свалки, и они росли. После рекультивации или простого закрытия одной свалки открывалась другая. Свалки наносят огромный вред окружающей среде и людям, отравляя их жизнь зловонием. На свалках нашей страны скопилось такое количество мусора, что его просто не переработать. Выход только один: ликвидация свалок и сжигание накопившегося мусора.  «В советское время, к сожалению, практически никогда мусор не утилизировался. Его просто сваливали на так называемые полигоны. Страна производит около 70 миллионов тонн отходов в год. Десятки тысяч полигонов работают либо по серой схеме, либо не зарегистрированы. Часть этой деятельности криминализирована», – признал глава российского государства Владимир Путин на последней прямой линии.

Президент России пообещал до 2024 года построить 200 мусоросжигательных заводов, всего же программа по борьбе со свалками подразумевает строительство 238 таких заводов. «При этом речь, безусловно, идёт не о каких-то керосинках, которые только ухудшают экологическую обстановку при сжигании отходов, а о предприятиях самых современных с новейшими технологиями», – заверил российский лидер.

Однако в России вопрос сжигания мусора излишне политизирован. Часто борьба против строительства мусоросжигательных заводов становится пунктом политической повестки тех или иных оппозиционных сил (приблизительно как борьба против атомной энергетики в Европе). И эта политизация заглушает голоса экспертов и не позволяет непредвзято оценить ситуацию. Нередко борцы со сжиганием мусора, войдя в раж, начинают противоречить истине, например, утверждая, что в Европе число мусоросжигательных заводов сокращается, а, как мы видели, это не так.

Если же прислушаться к мнениям экспертов, то можно сделать вывод, что сжигание мусора становится безопасным при использовании современных технологий. Просто в нашей стране мусоросжигание идёт по старым технологиям. Путин на последней прямой линии признал, что 117 российских предприятий по сжиганию мусора лишь 38 «работают более-менее по современным технологиям». В этом корень проблемы, а не в самом принципе сжигания мусора. Конечно же, внедрение новых технологий потребует увеличения инвестиций в индустрию сжигания мусора, но они окупятся, если будет использован, например, шведский энергетический опыт. Главное, очистить индустрию утилизации мусора от коррупции и криминала, но это уже задача не учёных и промышленников, а компетентных органов.

Конечно же, сжигание мусора должно идти параллельно с переработкой мусора, благодаря которой будут производиться новые полезные продукты. Переработка мусора зиждется на раздельном сборе мусора, а для того, чтобы его организовать, необходимо повысить уровень экологического поведения граждан России – и это процесс не быстрый. Тот же мусор, который нельзя или нецелесообразно переработать, нужно сжигать, иначе будут расти старые свалки и открываться новые.

Елена РАБЖАЕВА

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий