Интеллектуальная агломерация «Большой Петербург»

Aglomer_SPB

Нет ничего сильнее идеи, время которой пришло

Автор – Валерий Шинкаренко (Ленинградская областная Торгово-промышленная палата)

На заседании Координационного совета Санкт-Петербурга и Ленинградской области (это совместное заседание двух правительств с участием двух губернаторов), которое прошло 20 августа, звучали слова – «синхронизация», «интеграция», «единение», «объединение».

И это не просто игра слов богатого русского языка, это стремительная эволюция идеи агломерации «Большой Петербург» в головах чиновников под действием агломерационной гравитации. (Есть такой коэффициент гравитации, характеризующий потенциал экономического взаимодействия между муниципалитетами, входящими в агломерацию). Этот показатель экономической мощи агломерации «Большой Петербург» очень высок, но используем мы этот потенциал неэффективно. Прежде всего, из-за наличия административных барьеров, отсутствия согласованной стратегии развития территорий и механизма совместного управления жизненно важными отраслями (дорожно-транспортная инфраструктура, мусоропереработка, единый рынок труда, здравоохранение, социальное обеспечение). И если в чрезвычайных условиях борьбы с эпидемией удалось наладить эффективную работу всей системы здравоохранения региона, то в обычной жизни мы наблюдаем отставание управленческих решений от быстро меняющейся реальности (например, в отрасли мусоропереработки, которая, естественно, в регионе должна быть единой).

Нам, потомкам великих и умных предков, необходимо возродить интеллектуальную Санкт-Петербургскую агломерацию, которая снова станет центром цивилизации Севера (Северной Пальмирой), местом силы и местом притяжения талантливых и образованных людей.

О решении создать единый центр управления рядом отраслей экономики и сообщил 20 августа губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов, а Александр Дрозденко заявил о необходимости единения Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

Ведь что такое городская агломерация? Вот научное определение. Это компактная и относительно развитая совокупность дополняющих друг друга городских и сельских поселений, группирующихся вокруг одного или двух городов-ядер и объединённых многообразными и интенсивными связями в сложное и динамичное единство.

Ключевое слово – единство.

Таким образом, власти региона признали острую необходимость интеграции для решения накопившихся социально-экономических проблем и дальнейшего уверенного развития Санкт-Петербургской агломерации. По какому пути может пойти процесс интеграции Ленинградской области и Санкт-Петербурга? Какой выбор предстоит сделать верховной власти, а затем жителям региона?

Первый вариант можно условно назвать «Большая Москва». Это когда часть соседнего региона просто присоединяется к ядру агломерации и на этой территории начинается интенсивное развитие. Строятся дорожно-транспортная сеть, метро, школы, детские сады, миллионы метров жилья и офисных помещений. Вкладываются огромные деньги в создание новых рабочих мест. В проект «Большая Москва» уже инвестировано 1,5 триллиона рублей. (Всего по плану до 2030 года будет инвестировано семь триллионов рублей.) Заявлено о создании одного миллиона новых рабочих мест, уже создано 250 тысяч рабочих мест. Соответственно, Москва планирует привлечь 1,5 – 2 миллиона новых жителей на свою новую территорию. Грандиозный проект, который Москва спокойно и тихо осуществляет вот уже несколько лет.

Но, если представить себе, что Мурино, Кудрово, Всеволожск, Гатчина, часть Кировского, Тосненского и Ломоносовского районов просто присоединятся к Санкт-Петербургу без объединения субъектов, то что останется от Ленинградской области…

Второй вариант можно условно назвать «Большой Париж». Это когда множество муниципалитетов и департаментов объединены в агломерацию, не имеющую городского сообщества. Французы воспринимают Большой Париж в качестве «общественного устройства межкоммунальной кооперации». То есть создаются единые органы управления отдельными отраслями, прежде всего – транспортом, но сохраняется административное разделение и сложное межбюджетное и политическое взаимодействие.

Фактически такой вариант интеграции и предложил Александр Беглов. Возникает вопрос – насколько эта система будет соответствовать русской традиции управления? Как известно, у семи нянек дитя без глаза. И не породит ли она новую касту агломерационных чиновников в дополнение к двум уже существующим правительствам, находящихся на расстоянии прямой видимости друг от друга?

Третий вариант – условно «Большой Лондон». Лондонская агломерация заметно выделяется среди «глобальных городов» наличием прочной правовой и административной базы. «Большой Лондон», разделённый на 32 территориальных единицы (или округа), имеющие собственные органы самоуправления, успешно и профессионально управляется. Это ведущая по экономической мощи агломерация Европы.

Притягательность Лондона как для британцев, так и для небританцев определяется не только старыми традициями и действительно высоким культурным, экономическим и финансовым значением английской столицы, но и общей экономической и социально-политической системой. В введении городских властей сосредоточены достаточно внушительные полномочия по управлению. Это и транспорт, и своя сфера здравоохранения, и полицейская служба, и пожарные, и вопросы стратегического политического и экономического развития. Всеми этими проблемами занимается исполнительная власть британской столицы, подотчётная 25-местной Лондонской ассамблее.

Если мы вспомним историю, то увидим, что агломерация Санкт-Петербурга возникла намного раньше, чем агломерации получили повсеместную распространённость. Она была феноменом в способах расселения городского населения. Город-ядро и города-спутники создавались и развивались одновременно. Причиной этому являлось первоначально задуманное разделение функционала городов-спутников.

Например, Петергоф, Гатчина, Царское село – резиденции. Кронштадт – крепость, Колпино и Сестрорецк – центры промышленности. Шло развитие не только близлежащих спутников, но и отдалённых населённых пунктов, примером чего является Лодейное поле, ставшее колыбелью Балтийского флота.

Санкт-Петербургская агломерация являлась уникальным примером городского устройства. И нам, потомкам великих и умных предков, необходимо возродить интеллектуальную Санкт-Петербургскую агломерацию, которая снова станет центром цивилизации Севера (Северной Пальмирой), местом силы и местом притяжения талантливых и образованных людей, которые могут свободно реализовывать здесь свой человеческий потенциал.   

Валерий Шинкаренко

Читайте также на эту тему:

Валерий Шинкаренко. Мы за возрождение Санкт-Петербургской губернии

Поделиться ссылкой: