«МЫ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ!» · Родина на Неве

«МЫ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ!»

«МЫ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ!»

После того, как губернаторы Ленинградской области и Санкт-Петербурга, Александр Дрозденко и Александр Беглов, один за другим сделали громкие заявления о необходимости транспортной, социальной и экологической интеграции регионов, которые они возглавляют, наблюдатели вспомнили, что буквально за неделю до этого руководитель Регионального отделения партии «Родина» в Ленинградской области Валерий Шинкаренко и экономист Михаил Хазин дали пресс-конференцию в «Интерфаксе», на которой предложили объединить Санкт-Петербург и Ленобласть единый субъект Российской Федерации. Тем более, что Александр Дрозденко, явно намекая на это предложение, призвал «не ловить политический хайп» на теме гипотетического объединения Ленобласти с Санкт-Петербургом.

Руководитель Регионального отделения партии «Родина» в Ленинградской области Валерий Шинкаренко

Вскоре интервью с лидером «Родины» в Ленобласти опубликовала «Комсомольская правда». Однако на газетной полосе уместилось далеко не всё из того, о чём поведал Валерий Шинкаренко, раскрывая объединительные инициативы «Родины». Мы благодарны «Комсомольской правде» за любезно предоставленное право выложить на нашем сайте текст интервью полностью.

Маргарита РЕПИНА: Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко призвал не ловить «политический хайп» на теме гипотетического объединения Ленобласти с Санкт-Петербургом, явно намекая на Ваши недавние предложения. Чтобы бы вы ответили главе региона?

Валерий ШИНКАРЕНКО: Действительно 23 января Региональное отделение партии «Родина» представило общественности свою программу действий в Ленинградской области, ключевым пунктом которой заявлена необходимость объединения Ленинградской области и Санкт-Петербурга в один субъект федерации. И вскоре губернатор Ленинградской области Александр Юрьевич Дрозденко публично предложил губернатору Санкт-Петербурга подписать соглашение о полной экономической, социальной и транспортной интеграции. Губернатор Санкт-Петербурга поддержал предложения коллеги. Но обратите внимание на ключевое слово – «ПОЛНОЙ». То есть действующая власть фактически признала актуальность для жителей Ленинградской области и Санкт-Петербурга проблемы интеграции двух регионов.

Два сильных губернатора, конечно, подпишут соглашение об интеграции, но его не будут исполнять чиновники. Потому что, во-первых, чиновникам обоих правительств это не выгодно, а, во-вторых, это противоречит элементарным законам теории власти и теории управления. Без политической интеграции добиться реального улучшения качества жизни людей в макрорегионе будет очень сложно. Поэтому наша партия выступает с инициативой о полной политической, экономической и социальной интеграции двух регионов.

Вопрос о целесообразности объединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области в один субъект Российской Федерации для мыслящих людей, болеющих за страну, не стоит. Всем им очевидна эта целесообразность. Мы же к этому тезису добавляем, что необходимо ещё включить в состав Санкт-Петербурга Всеволожский, Гатчинский и Ломоносовский районы Ленинградской области – чтобы дать возможность Санкт-Петербургу для пространственного развития. Вопрос в другом – насколько это своевременно сегодня. Это было несвоевременно 20 лет назад. 10 лет назад тоже признали, что объединение несвоевременно. А что сейчас?

Мы этим вопросом стали активно заниматься с 2016 года. И первый круглый стол дискуссионного клуба «Родина на Неве» провели именно на тему объединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области в один субъект Федерации. Мы считаем, что именно сегодня, с наступлением эпохи публичной политики, когда нашей стране предстоит совершить экономический и инновационные рывок, тема объединения актуальна как никогда. Мы должны думать о жизни людей. Мы не должны быть слепыми, глухими и немыми. Запрос на объединение исходит от людей, жителей пригородов Санкт-Петербурга, которые ныне чувствуют себя людьми второго сорта по сравнению с петербуржцами.

Де-факто петербургская агломерация уже существует. В многоэтажных микрорайонах Ленобласти, появившихся за последние 20 лет на границе с Санкт-Петербургом, проживают десятки тысяч людей. Причём проживают в них как те, кто прописан в Ленобласти, так и те, кто сохранил прописку в Санкт-Петербурге. Последние проживая в этих кварталах, платя в них за услуги ЖКХ и так далее, не имеют права участвовать в формировании местной власти.

Каждый день 440 тысяч жителей Ленинградской области едут на работу в Санкт-Петербург, едут через узкие «горлышки» дорог, тратя на дорогу по полтора часа в одну сторону. Не может дорожная инфраструктура и социальная инфраструктура, построенная в прошлом веке, отвечать современным требованиям. Сегодня только в одном Мурино проживает около ста тысяч человек. К 2030 году, по официальному плану, там будет 160 тысяч квартир. Де-юре будет проживать 165 тысяч человек, а де-факто, с теми, кто не будет регистрироваться, будет проживать около полумиллиона. Но сейчас там нет ни одной поликлиники и отдела полиции!

Вы представляете, чем грозит такая концентрация людей на маленьком пятачке! Для сравнения: 208 тысяч проживает на большом Васильевском острове. У Ленинградской области нет ресурсов для содержания таких городов, как Мурино! А почему нет ресурсов? Потому что нет налоговых поступлений. А налоговых поступлений нет, потому что основные налоги жители этих новых городов платят в Санкт-Петербурге. В этом самая главная проблема.

Ингерманландская губерния (1708 год)

Хорошо. Тезис о необходимости объединения Петербурга и Ленобласти более или менее понятен жителям Мурино, Кудрово, Бугров и т.д. Но насколько он близок жителям Приозерска, Выборга или Тихвина, словом, удалённых от Петербурга городов и сёл?

Давайте сравним размер социальных пособий. Труженики тыла в Петербурге получают выплаты в сумме 1356 рублей, а в Ленинградской области – 649; ветераны труда в Петербурге получают 947 рублей, а в Ленобласти – 624; ветеранам военной службы в Петербурге выплачивают 947, а в Ленинградской области – 624. Ежемесячное пособие на одного ребёнка в Петербурге – 3549 рублей, в Ленинградской области – 600 рублей. И так по всем социальным выплатам. Естественно, все жители Ленинградской области будут рады тому, что их социальные пособия увеличатся до петербургских размеров. Они этого заслуживают.

Ну и, во-вторых, объединённый бюджет, да и в целом объединённые возможности региона позволят больше тратить на социальную инфраструктуру и в удалённых от Петербурга районах. Чем мощнее будет субъект Федерации, тем больше у него будет бюджет. Тем больше он будет зарабатывать. И соответственно, тем больше он будет тратить на своих жителей.

И, наконец, объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области будет выгодно всей Российской Федерации, если он станет таким же прорывным проектом, как Олимпийский Сочи, когда небольшой, 400-тысячный, город превратился в жемчужину на берегу Чёрного моря, где сейчас проводятся экономические, политические, культурные, спортивные мероприятия на высшем мировом уровне. Разве Санкт-Петербург и Ленинградская область не заслуживают такого же?

А что с будет управлением? Сейчас есть чиновничий аппарат Ленобласти, и есть чиновничий аппарат Санкт-Петербурга. Произойдёт сокращение числа чиновников? Или в региональном аппарате, по вашему проекту, будут городские отделы, областные отделы?

По нашему замыслу, вместо двух правительств должно быть одно. Сейчас два законодательных собраний, а должно быть одно. Сейчас два губернатора, а должен быть один губернатор. Будет градоначальник или нет – пусть решает верховная власть. Очевидно, что объединение приведёт к сокращению вакансий для чиновников. Пусть люди идут работать в другие сферы, а сэкономленные деньги пойдут людям. Нужно строить систему эффективного управления. Сегодня в России её нет. Все это признают. Поэтому и правительство было отправлено в отставку. Те задачи, которые ставят перед чиновниками, они не выполняют.

А как Вы лично связаны с Ленинградской областью? Почему Вы так радеете за этот регион?

Я приехал в Петербург в 1990 году, когда мне было 16 лет. И поступил в Финансово-экономический университет. Тогда ещё существовал Советский Союз. То есть я прилетел ещё в Ленинград. Всю свою взрослую жизнь я провёл этом регионе и активно здесь работал. С Ленинградской областью связан мой первый сельскохозяйственный проект. В деревне Лаголово (это Ломоносовский район) совместно с местной птицефабрикой и Фондом поддержки фермерских хозяйств мы создавали первую промышленную технологию выращивания перепёлок, и впоследствии она выросла в новую отрасль птицеводства – перепёловодство. Мы создали первую перепелинную фабрику на территории Российской Федерации.

Я начал свой трудовой путь в сельском хозяйстве Ленинградской области. Для меня Ленинградская область – это родной регион. А Всеволожский район – вообще мой дом. Я тут работаю и живу.

Надо развивать сельское хозяйство! Здесь же колоссальный рынок. А мы не можем даже организовать систему социального питания так, чтобы продукция производителей Ленинградской области гарантировано попадала в детские сады и школы Санкт-Петербурга. Потому что нет взаимодействия.

Санкт-Петербургская губерния (конец XVIII – XIX век)

Ваш взгляд понятен. Но объединение не простой процесс. Он подразумевает конкретные шаги. У вас вообще есть программа действия? Как вы собираетесь объединять Санкт-Петербург и Ленобласть?

Да, есть программа, она состоит из пяти конкретных шагов. Первый шаг – это резкое ограничение трудовой миграции и установление контроля над миграционными потоками. Второй шаг – это повышение заработной платы в два раза за счёт повышения производительности труда. Перенос мусорных полигонов на расстояние не менее ста километров от центра Санкт-Петербурга с одновременным созданием современной мусороперерабатывающей отрасли – это третий шаг.

Мы видим, что сегодня наблюдается коллапс в области мусоропереработки. Никто не знает, куда девать два с половиной миллиона тонн мусора, производимого Санкт-Петербургом и Ленинградской область (1800 млн тонн мусора производит Санкт-Петербург, а оставшиеся 700 тысяч тонн – Ленобласть). Жители Ленинградской области, в частности, жители Гатчины не довольны мусорными горами, которые образуются под городом.

Мы видим, что у нас существует мусорная мафия, которая обложила нас данью. Мы платим за вывоз мусора, а мусор вывозится, куда придётся, мы не знаем, сколько, куда его вывезли, переработали его или перезахоронили. Природоохранная прокуратура Санкт-Петербурга и Ленинградской области работает, но побороть это явление не может.

Санкт-Петербург возглавил новый губернатор, сильный губернатор. Что должен делать сильный губернатор? Он должен мелких жуликов любыми способами убрать, а крупных жуликов заставить стать добропорядочными бизнесменами. То есть заставить их инвестировать деньги в мусороперерабатывающие заводы, платить налоги и не загрязнять окружающую среду.

Но у нас не один, а два сильных губернатора. И в Санкт-Петербурге, и в Ленобласти. И у нас две мусорные мафии. И теперь задача резко усложняется. Потому что губернатор Петербурга – не хозяин в Ленобласти, а губернатор Ленобласти – не хозяин в Петербурге. А чтобы победить мусорную мафию, нужно обладать всей полнотой власти. И она умело пользуется несогласованностью. Мы видим, что, несмотря на громкие заявления, координация между властями Ленобласти и Петербурга в этой сфере не налажена.

Мусор производится в Петербурге, деньги за его вывоз платятся в Петербурге, а полигоны и недовольные жители – в Ленинградской области. Что делать в этой ситуации? Эта управленческая проблема не имеет решения. Вы помните, 2018 год был годом экологии. Из каждого утюга вещали об экологических проблемах. Мы активно занимались в 2017-м, и в 2018 годах вопросами экологии, собирали круглые столы, дискуссионные клубы. Все знают, что делать. Прекрасные законы приняты. Есть закон об утилизационном сборе, есть закон о региональном операторе. Но эти законы не работают.

Четвёртый пункт нашей программы – возрождение и сохранение памятников культуры в Ленинградской области. И, наконец, пятый пункт – это присоединение к Санкт-Петербургу Всеволожского, Гатчинского и Ломоносовского районов Ленинградской области и одновременным созданием нового субъекта Российской Федерации на базе объединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Это программа действий партии «Родина» в Ленинградской области, мы её заявили еще в 2017 году на федеральном съезде партии, который проходил в Санкт-Петербурге.

А как вы собираетесь контролировать миграционные потоки?

Помимо мусорной мафии есть и миграционная, которая, во-первых, зарабатывает миллиарды на оформлении документов, а, во-вторых, зарабатывает миллиарды, обирая трудовых мигрантов. Мигранты ежемесячно платят этой мафии дань за то, что она их «крышует», особенно тех, кто работает здесь нелегально. По официальной статистике, в Петербурге работает 330 тысяч трудовых мигрантов, а в Ленинградской области – 60 тысяч. Но, по оценкам экспертов Высшей школы экономики, на одного легального мигранта приходится два нелегала. Вот и подсчитайте, сколько в регионе мигрантов. И большинство из них находятся под контролем структур, не имеющих отношения к Российской Федерации.

Бороться с миграционной мафией, как и с мусорной, можно только, создавая у нас единый рынок труда. Сейчас мигрант, который работает на стройке в том же Мурино, перейдя дорогу, оказывается в Санкт-Петербурге. Не будет человек оформлять два патента для работы в области и для работы в Санкт-Петербурге. Для мигранта стоимость патента велика. Поэтому он оказывается в нелегальной зоне, где попадает в зависимость от криминальных структур. В среднем трудовой мигрант платит от трёх до пяти тысяч рублей в месяц своим «покровителям». Посчитайте сумму дани в целом, учитывая число мигрантов. А за патент, страховку и легальное оформление мигрант должен заплатить около 30 тысяч рублей. Конечно, они будут работать нелегально.

А нужно начинать с мигрантами работу в странах исхода: в Узбекистане, Таджикистане. Организовывать там миграционные центры, проверять их там по базам МВД, по базам ФСБ, проверять их на наличие инфекционных заболеваний. Выявлять у мигранта туберкулёз и другие заразные заболевания, когда он сюда приехал и поселился в соседней квартире, уже поздно. Это основная идеология организованного набора, которым мы третий год занимается вместе с правительствами Санкт-Петербурга и Ленинградкой области. Честно говоря, очень тяжело идёт работа, оказывается колоссальное противодействие, миграционной мафии наши усилия очень не нравятся, идёт жёсткая борьба на международном уровне.

Лидер нашей партии Алексей Журавлёв является заместителем руководителя Комиссии по миграционной политики при президенте Российской Федерации, он выезжал в Самарканд и Ташкент в составе российской делегации, представители правительства Санкт-Петербурга работают там, а Ленинградская область является пилотным регионом по реализации соглашения об оргнаборе между Узбекистаном и Российской Федерацией. Но я ещё раз повторяю: теневые структуры оказывают колоссальное сопротивление оргнабору. За 20 лет сложился многомиллиардный криминальный рынок и оргнабор этому рынку не нужен.

Ленинградская область (1927 – 1940 годы)

А как объединение Санкт-Петербурга и Ленобласти поможет ликвидировать этот теневой сектор?

Да вы поймите, если из ситуации нет выхода, значит, надо менять правила игры. Когда я детей учил играть в шахматы, и они, попадая в безвыходную ситуацию, просто сбрасывали фигуры с доски и говорили: «Папа, давай начнём новую игру». Мы можем начать новую игру. Для нового субъекта Федерации мы можем принять новые миграционные правила, единую миграционную политику, добиться того, чтобы все мигранты приезжали по приглашению работодателей – запустить реальный оргнабор. С одной стороны, это облегчит жизнь людей, которые приехали сюда работать, а с другой – сюда будут приезжать только те, кто действительно нужен.

Но мы занимаемся и внутренним оргнабором. На самом деле, скрытая безработица в Российской Федерации – порядка 20% от числа трудоспособного населения, и многие наши соотечественники готовы работать на тех местах, где сейчас трудятся мигранты. Но наши безработные неконкурентноспособны на нелегальном рынке. А если мы выведем из серой зоны всех нелегалов, то наши граждане получат новые рабочие места, потому что не выгодно будет работодателю нанимать легального мигранта. Отстаивая оргнабор, мы боремся прежде всего за права граждан Российской Федерации.

Коли зашла речь о рынке труда, то не могу не попросить Вас раскрыть тезис о повышении производительности труда. Вы предлагаете людям больше работать?

По производительности труда мы отстаём от развитых стран в три с половиной – четыре раза. Перед нами стоит задача увеличивать экономический рост на три-пять процентов в год. С 2006 года количество трудоспособного населения у нас уменьшилось на 10 миллионов человек. И будет уменьшаться дальше. Как расти экономике, если у нас сокращается трудоспособное население? Тут только два варианта. Либо привозить мигрантов сюда миллионами, чем наше правительство и занимается, либо повышать производительность труда. По последним статистическим данным, в России – 12 миллионов мигрантов. Мы находимся на третьем месте по числу мигрантов после США и Германии. Мы стали миграционной страной.

Причём, если раньше сюда приезжали люди, родившиеся в Советском Союзе и знающие русский язык, с советским образованием и советским менталитетом, то сейчас кто к нам приезжает? 20- 30-летние люди, родившиеся после развала СССР и не владеющие русским языком, люди совсем другой культуры. Другие люди! И если мы не будем повышать производительность труда, а президент поставил эту задачу чётко, то нам придётся завозить сюда мигрантов миллионами.

И как повысить производительность труда?

Это непростая тема. Она разделяется на несколько частей. Первая – модернизация производства, внедрение новых технологий. Вторая – переобучение работников. Третья – развитие корпоративной культуры. А главное, государство должно создать систему мотивации собственников, управленцев и работников повышать производительность труда. А сейчас невыгодно повышать производительность труда ни одним, ни другим, ни третьим. Работники не хотят больше работать, а собственникам выгодней привезти сотню мигрантов. Нет мотивации! А мы должны систему мотивации создать, в том числе через формирование производственной солидарности. Работников нужно включать в управление производством. Многомерная задача!

Санкт-Петербург – интеллектуальный город, где много высокотехнологических производств. Мы должны создать такой макрорегион, в котором будут жить люди не из кишлаков Средней Азии, а свои таланты. Нужно добиться того, чтобы домой вернулись специалисты, которые уехали работать в США, в Европу. А сейчас получается так, что грамотные и квалифицированные уезжают из страны, а вместо них приезжают неграмотные и неквалифицированные. Вот этот процесс мы должны оставить. Нужно вкладывать в человеческий капитал. Но никто не приедет из Америки жить в Мурино. Потому что после того, как ты пожил в нормальных условиях, трудно согласиться жить без канализации.

Урбанистам и специалистам по пространственному развитию регионов мы должны поставить задачу разработать план модернизации железнодорожного сообщения между Санкт-Петербургом и городами Ленобласти, чтобы люди могли добираться до Санкт-Петербурга за полчаса из точек, удалённых от него за сто километров. Тогда город и область будут процветать.

Ныне в Ленобласти 32 города. Из одного миллиона 814 тысяч жителей Ленобласти один миллион 115 тысяч проживают в городах

Как гласит народная мудрость: «Как корабль назовёшь, так он и поплывёт». А какое название вы предлагаете дать новому региону? Ленинградская область есть, а Ленинграда нет…

Мой дед погиб в донских степях, защищая Сталинград. Для меня Ленинград и Сталинград – святые имена. Ленинград вошёл в вечность. Кто такие ленинградцы? Это все мы, если вспоминать нашу великую историю. Но нужно жить сегодняшним днём. Если город называется Санкт-Петербург, то вокруг него должна быть Санкт-Петербургская губерния. Как и было со времён Петра I. Зачем что-то выдумывать? Санкт-Петербургская губерния!

Давайте покажем всей стране, что нужно приводить в порядок свои мысли. А когда мы заводим разговор о придании Гатчине статуса столицы Ленинградской области, то, при всей любви к Гатчине, мы должны понимать, что ещё больше добавляем смыслового абсурда в нашу жизнь. Санкт-Петербургская губерния – великолепное название. Если люди проголосуют за него на референдуме, будет прекрасно.

На недавней пресс-конференции Вы заявили о создании Общественного комитета по объединению Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Что это за Комитет? Кто в него входит? Чем будет заниматься этот Комитет?

Основная задача нашего Общественного комитета – детально проработать все детали и доказать эффективность объединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области в один субъект Федерации, доказать, что это объединение будет выгодно и жителям Петербурга, и жителям Ленинградской области, и всей России. Общественный комитет будет прорабатывать экономические, юридические, исторические и культурные обоснования объединения Санкт-Петербурга и Ленобласти.

Мы пригласили в наш Комитет политиков, учёных, юристов, экспертов и, конечно же, народных избранников, потому что именно они выражают волю и чаяния народа, они занимаются государственным строительством, они принимают законы. Мы приглашаем в этот Комитет прежде всего депутатов Государственной думы, которые избрались от Петербурга и Ленобласти, и депутатов законодательных собраний Петербурга и Ленобласти, а также всех муниципальных депутатов.

Но даже если люди откажутся по каким-то причинам от участия в работе нашего Комитета, по причине занятости или несогласия с нашей идеей, мы попросим их публично объяснить свою позицию. Нам важно мнение каждого, даже если это мнение отрицательное, чтобы избежать ошибок на долгом и трудном пути, который должен завершиться созданием нового субъекта Российской Федерации – Санкт-Петербургской губернии.

Маргарита РЕПИНА

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий