Перейти к содержимому
Главная страница Cоцсети внедряют в массы спорную идею гарантированного дохода в России

Cоцсети внедряют в массы спорную идею гарантированного дохода в России

На днях ряд телеграмм-каналов с аудиторией до ста тысяч подписчиков подхватил, по-своему дополнив, соображения экспертов о том, что Россия якобы «приблизилась к введению минимального гарантированного дохода». Взяв за основу дискуссию участников семинара Института социальной политики Высшей школы экономики и Всемирного банка, анонимные авторы присовокупили к ней своё авторитетное мнение, что внедрение такой меры может стать одной из тем послания президента в этом году.

Эксперты отмечают, что локальное введение безусловного дохода — заметный элемент экономического мейнстрима, но предлагают не обольщаться перспективами его введения в России в ближайшее время

«Есть мнение, что введение эксперимента с минимальным гарантированным доходом в трёх-четырёх регионах России будет одной из тем послания президента в этом году», — заявляет петербургский канал с охватом в десять тысяч подписчиков. Попутно он информирует, что «в эксперименте могут принять участие Ленинградская и Курская область, Камчатский край (в силу естественной удаленности), может быть, Крым и/или Калининград». Петербургу, Москве, Свердловской и Псковской областям авторы канала предрекают участие во второй очереди эксперимента.

Тема с потенциальным введением минимального гарантированного дохода далеко не новая, но претенциозные заявления о готовности страны к экспериментам вызывают желание собрать больше мнений на этот счёт. Собеседники «Родины на Неве» в Петербурге поделились своими соображениями по поводу отечественных перспектив в плане запуска новой меры соцподдержки, а также высказались на тему её потенциальной эффективности. Эксперты сошлись во мнении, что темой президентского послания введение минимального гарантированного дохода вряд ли будет.

Большие сомнения в перспективе введения такой меры в России в обозримом будущем высказал историк, председатель экспертного совета международного общественного движения «Гражданский мир» Дмитрий Рущин.

«Сама по себе идея хорошая, другое дело, что она подходит для развитых стран. Мы, к сожалению, сейчас к таковым не относимся. Основная проблема в том, что правительству придётся раскошелиться, потратить на людей деньги, а пандемия показала, что траты хотя были, но сравнению с другими, развитыми, странами весьма скромные. Другие государства тратили на поддержку населения гораздо больше. Я полагаю, что это скорее разговоры, связанные с предстоящими выборами в Госдуму. На самом деле мы вряд ли это увидим в ближайшее время, при нынешних властях это не реалистично.

А так — идея хорошая. Она связана с научно-техническим прогрессом, сейчас происходит высвобождение большого количества людей, во многих странах идёт разговор о переходе на четырёхдневную рабочую неделю, сокращается рабочий день. То же самое касается доходов. Есть общая идея, тренд, что людей надо как-то обеспечить, чтобы они вели более-менее сытый и приемлемый для стран так называемого золотого миллиарда образ жизни — могли нормально питаться, отдыхать, развлекаться. Как это может быть реализовано у нас, сложно сказать. Но я, честно говоря, не верю, что в ближайшей перспективе что-то будет сделано даже в качестве эксперимента. Да и эксперимент может закончиться таким образом, что люди пожалеют, что им предоставили эту инновацию».

Идею введения нормы в качестве борьбы с бедностью в России историк тоже раскритиковал: «У нас больше декларируют борьбу с бедностью, чем реально ею занимаются. И потом, для борьбы с бедностью этот базовый доход совершенно не обязателен. У нас можно увеличить минимальную заработную плату, можно увеличить пенсии, которые, откровенно говоря, мизерные, увеличить пособия для семей с детьми. Масса возможностей для борьбы с бедностью уже сейчас без этого базового дохода. Базовый доход — это следующий этап, когда основные проблемы с бедностью решены: есть нормальные зарплаты, пенсии и пособия, государство выполняет социальные обязательства, обеспечены здравоохранение и образование. А у нас же сейчас всё постепенно переводится на оплату. В этой связи не особо верится, что власти ни с того, ни сего поменяют курс и пойдут на поддержку идеи базового дохода. Может быть, в качестве эксперимента 500 рублей предложат, да и то, надо будет предъявить кипу справок, чтобы их получить».

Петербургский политолог и публицист Юрий Светов высказался в принципе против внедрения минимального гарантированного дохода:

«Я категорический противник таких вещей, потому что это не приводит ни к чему иному, кроме как к развращению людей, особенно тех, кто и так не рвётся работать. Надо говорить не о минимальном гарантированном доходе, а о повышении минимального уровня заработной платы, повышении прожиточного минимума, от которого всё отсчитывается. Это в России очень актуальная тема. А вводить минимальный гарантированный доход — плодить толпы бездельников. Я не верю, что мы на это пойдём, скорее, это из разряда тем, которые постоянно муссируют, вроде четырёхдневной рабочей недели. Это не для нас. Экономику надо поднимать людьми, которые будут работать, а не теми, кто, ничего не делая, будет получать деньги».

Председатель Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты Валерий Шинкаренко также прогнозирует негативные последствия подобного социального решения. По его мнению, России нужны иные меры поддержки населения.

«Конвертировать богатство и мощь Российского государства в благосостояние простых граждан России, а не в яхты и зарубежные активы олигархов — правильная и давно востребованная идея.

Однако, если подумать — кому в первую очередь сегодня требуется помощь? Ответ очевиден — детям и пожилым людям. Необходимо увеличить помощь семьям, воспитывающим несовершеннолетних детей, так, чтобы они могли платить не только проценты по льготной ипотеке, но и само тело ипотечного кредита из этой помощи, которая должна увеличиваться пропорционально увеличению количества детей в семье. Особенно это актуально для де факто вымирающего русского народа.

И всем жителям России возраста 50+, если есть такая возможность и желание, нужно обеспечить дополнительно к существующему доходу ежемесячный прожиточный минимум в безусловном заявительном порядке. Это позволит окончательно снять негатив в обществе, порождённый ошибочной пенсионной реформой. Позволит частично снять стресс у старших поколений из-за необходимости постоянно адаптироваться к стремительно меняющимся требованиям на рынке труда. А также заодно поддержит спрос и инвестиции через правильно работающую банковскую систему, которая обязана трансформировать сбережения населения в кредиты реальному сектору экономики.

Если же мы будем просто раздавать деньги гражданам России трудоспособного возраста от 18 до 50 лет, то мы, во-первых, окончательно отобьём охоту к труду у наших детей, которые и так взрослеют сегодня к тридцати, а некоторые и к сорока годам. Во-вторых, будем стимулировать трудовую миграцию из сопредельных государств, что мешает повышать производительность труда и зарплаты в нашей экономике, консервируя отсталость по этому важнейшему экономическому показателю от конкурирующих с нами мировых держав».

Директор Института современного государственного развития, политолог Дмитрий Солонников указывает на то, что информация в телеграмм-каналах — далеко не истина в последней инстанции, а взгляды московских учёных на действительность не всегда адекватны реальному положению дел.

«Идеология гарантированного дохода и заключается в том, что государство перестаёт тратить деньги на содержание различных институтов, обслуживающих точечное и адресное распределение финансовой помощи, платит всем подряд одинаково, при этом экономя на содержании этих институтов, — комментирует Солонников. — Не понимаю, в чём мы “приблизились к введению минимального гарантированного дохода”? У нас кто-то выступает за то, чтобы перестать адресно помогать матерям-одиночкам, инвалидам, многодетным семьям? За то, чтобы перестать выплачивать пособия на ребёнка? Кто-то из государственных деятелей говорит об этом? Что-то указывает на то, что это может попасть в выступление Путина? Нет, наоборот все говорят об увеличении адресной помощи. Где они увидели, что Россия подходит гарантированному доходу?». Помимо прочего, политолог указал на то, что в нашей стране разные распределительные структуры — это «синекуры, на которые расставлены разные хорошие люди на очень большие зарплаты». Действительно, трудно представить, что эти надстройки вдруг исчезнут.

Экспертную оценку с расчётом бюджетных расходов на обеспечение безусловного базового дохода дал экономист Дмитрий Прокофьев:

«Семинар Института социальной политики НИУ ВШЭ и World Bank, посвящённый проблематике безусловного базового дохода (ББД) и перспектив его введения в РФ, безусловно, интересное событие, но не знаковое. Дискуссии о содержании и размерах ББД, оценка его влияния на экономику, обсуждение результатов экспериментов с локальным введением ББД — заметный элемент экономического мейнстрима, но я бы не обольщался перспективами введения ББД в России в ближайшее время.

Дело здесь не в том, что экономика “не потянет”, а в том, что в России, как правило, говоря о ББД, имеют в виду, что безусловный базовый доход может (или будет должен) заменить существующие социальные пособия, упирая на выгоды от сокращения их администрирования.

В то же время в мире видят в ББД инструмент для стимулирования потребительской экономики, и инструмент для развития рынка труда. Кроме того, внедрение ББД может даже улучшить здоровье людей, что в долгосрочной перспективе сокращает затраты на лечение и потери экономики от ранней смертности и сокращения рабочего времени. По данным экспериментов в Германии, главное, на что тратят ББД люди — это дополнительное образование, здоровье, хобби. То есть именно эти сектора экономики испытают приток денег, если будет введён даже ограниченный (для малоимущих) базовый доход.

Эксперименты с ББД показали, что люди, получающие его, не прекращают работу (или поиск работы), но начинают зарабатывать больше — потому что не хватаются за первое попавшееся предложение, имеют и силы, и средства для повышения своей квалификации, в общем, усиливают свою позицию в переговорах с работодателем.

А если какая-то часть работников “уйдет с рынка труда”? Например, существуют оценки, согласно которым выплата ББД в размере 10 тысяч долларов в год в США, привела бы к сокращению предложения труда на 3,4-4 процентных пункта. Тогда для компенсации таких потерь рабочей силы придётся, первое, поднимать зарплаты, второе — повышать производительность труда, что потребует вложений в технологии. На этом, кстати, нобелевский лауреат Пол Ромер построил свою теорию экономического роста, объясняющую, как именно высокие зарплаты (дорогой труд) тянут вверх экономику

Но в России действующая административно-хозяйственная модель ориентирована на подавление потребления (как для сохранения валютной выручки, которой оплачивается потребительский импорт, так и для замедления инфляции — руководство ЦБ прямо говорит, что причина роста цен — “избыток денег’ на руках у населения).

Поэтому, случись у нас введение ББД, оно, скорее всего, обернётся отменой других льгот и пособий, таким образом, чтобы уровень потребления домохозяйств ни в коем случае не вырос. Кроме того, есть риск возникновения ситуации, в которой работодатели (а нынешний рынок труда в РФ, заботами правительства, стал рынком работодателей, а не работников), будут просто сокращать зарплаты.

Ну и напоследок маленький арифметический расчёт. Существуют разные варианты расчёта ББД для России. Но, допустим, речь пойдёт о 10 000 рублей ежемесячно каждому (или 110 евро для простоты). 110 евро умножить на 145 миллионов россиян получится 15,95 миллиарда евро — в месяц. 190 миллиардов евро в год. “Расширенные” расходы бюджета РФ в 2020-м году составили 42,15 триллиона рублей, т.е. 468 миллиардов евро. Как-то не выкраивается отсюда ББД без сокращения других правительственных расходов, и сокращения доходов тех, кто на них зарабатывает».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: