Активисты МУРИНО: «Действия депутатов-новичков продиктованы эмоциями»

Активисты Мурино и Нового Девяткино Екатерина Чирикова и Павел Синявин расскажут о своих взаимоотношениях с активистами западного Мурино, которые стали муниципальными депутатами при поддержке партии «Яблоко». Напомним, что в первой части разговора с редактором «Родины на Неве» Дмитрием Жвания они раскрыли своё видение проблем Мурино и Нового Девяткино и рассказали о своей активистской деятельности.

Предвыборный плакат Екатерины Чириковой

ЖВАНИЯ: Ваша группа в «ВКонтакте» «Девяткино-онлайн» появилась раньше, чем сообщество «Инфраструктура западного Мурино». Вы не пытались наладить сотрудничество? Ведь в принципе вы за одно и то же: за то, чтобы жизнь в Мурино была комфортной.

ЧИРИКОВА: «Девяткино-онлайн» – не моя группа, но самая крупная в районе Девяткино, и единственная группа, где нет цензуры, за что админу огромное человеческое спасибо. С активистами «ИЗМ» мы общаемся, вместе состоим в Совете новостроек. Но рано или поздно всё упирается в межличностные отношения. Ведь, когда с человеком приходится сталкиваться всё чаще, ты не можешь не оценивать его как личность. И эта оценка, конечно, влияет в том числе и на активистские отношения.

Да и интересы у нас, у двух сторон Мурино, всё же несколько разные. У нас были конфликты и на почве развития инфраструктуры. Когда была возможность часть средств заложить в бюджет на строительство объездной дороги со стороны Пискарёвского проспекта, представители западного Мурино активно выступали за то, чтобы строить развязку на их стороне, и никакие средства не перераспределять. А в этом году мы что видели? Они категорически выступали против строительства «трассы», параллельной проспекту Авиаторов Балтики. Многие активные жители западного Мурино писали, что эта дорога им не нужна, выдвигались версии, что по ней поедут «КАМАЗы из Матоксы», а также дачники все поедут через них. Собирались митинговать, подписывали петицию. Выборы прошли, и сейчас на эту тему тишина. Те же жители, которые живут рядом со стройкой, спрашивают: «Как там с дорогой?», имея в виду – добьёмся ли отмены её строительства. А им уже мягко отвечают – дорога-то нужна, тем более добавили пешеходный переход, обещают убрать защитные экраны, и это будет проспект, а не дорога… хотя всё то же самое администрация Ленинградской области говорила и до выборов, но это было плохо, или как минимум – недостаточно хорошо. Вот из таких мелких моментов, разногласий, и складываются отношения.

Павел Синявин (справа) на экологической акции в Новом Девяткино

ЖВАНИЯ: Екатерина, на выборах вы же конкурировали с теми, кто шёл при поддержке «Яблока». Ваши впечатления?

ЧИРИКОВА: Да, я участвовала в выборах как самовыдвиженка во втором округе, где Игнатьев шёл в том числе. Было обидно, что с этой стороны Мурино, помимо меня, из активистов шла только Екатерина Григорьева из «Муринского посада». Никого из «Тридевяткина царства». В итоге расклад был какой? Три человека из западного Мурино прошли и один человек из восточного. Чьи проблемы теперь будут в приоритете?

ЖВАНИЯ: Екатерина, как я понял, Вы с своей кампании делали акцент на экологическом активизме…

ЧИРИКОВА: Большей частью – да. Хотя меня очень волнует проблема расширения шоссе в Лаврики, например. Там нет нормальных остановок, само шоссе, по сути – тропинка. Жители новостроек просили увеличить число маршруток, жители деревни Лаврики жаловались на то, что им не доехать до дома вечером от метро – такой поток людей теперь едет в их сторону. Им обещали ввести дополнительный маршрут, а в итоге просто поменяли номер 562 на 563 – вывеску на лобовом стекле. Жители просят также пустить автобусы для развозки детей в школы, обеспечить нормальный доступ к железнодорожной платформе «Лаврики» – до неё многим ближе, чем до метро, оттуда удобно ездить в город. Обо всём этом я писала обращения. Так что я делала акцент не только на экологии.

ЖВАНИЯ: Была очень низкая явка, особенно в первом, втором и третьем округах, где «яблочники» и победили…

ЧИРИКОВА: Чрезвычайно низкая. Никакая!

СИНЯВИН: 9 сентября был погожий день, и большая часть жителей из моего дома предпочли пойти жарить шашлыки. В нашем ЖК «Старая Крепость» очень дружные соседи и есть штатное место встречи, мы называем его «Бар Катушка». Их можно понять, а зачем идти, если, например, в моём, четвёртом округе выбора не было? Все те, кто был раньше плюс Алексей Фёдоров, о котором мы ничего не знали, не знали его программы. Лишь незадолго до выборов мой сосед байкер Денис Янкин (Борисыч), президент мотоклуба STORM RIDERS MCC мне сказал: «Он наш человек! Мы с ним на первом канале в своё время освещали проблему транспортного налога для МОТО в 2005», а потом Екатерина подтвердила, что он хороший мужик.

ЧИРИКОВА: Незадолго до выборов сняли гарантированно проходного кандидата от КПРФ – Елену Чугаеву. Как мы считаем, КПРФ это сделала по просьбы администрации, чтобы уменьшить конкуренцию.

ЖВАНИЯ: Но западном Мурино, где было полным полноновых лиц, явка была в два раза ниже, чем в четвёртом округе… Как вы это объясните?

ЧИРИКОВА: Это видно по группам в сети, что в их, что в нашей – кто интересуется политикой? Да почти никто. Людям лень идти на участки, большинству даже вникать в политическую обстановку не хочется.

СИНЯВИН: У нас очень многие люди, живя в Мурино, сохраняют петербургскую прописку. Многие здесь снимают…

ЧИРИКОВА: Есть интерактивная карта, где наглядно показаны предложения по сдаче квартир. В западном Мурино, образно говоря, сдаётся всё – огромное количество жилья выкуплено под сдачу.

ЖВАНИЯ: И всё же, почему у вас не сложились отношения с активистами из западного Мурино?

СИНЯВИН: Я от себя скажу. Если я Дмитрию Кузьмину (новый глава совета депутатов Мурино – прим. ред.) задаю прямые вопросы, он пытается меня переключить в другое русло. Ни на один вопрос, как активист, я от него ответа не получил. При этом он говорит: «Павел, мы открыты для диалога с тобой». Но задаёшь ему вопрос – он увиливает. Или включает режим тишины. А когда их активистам, представителям того же Совета новостроек, задаёшь вопрос, они отвечают, что им надо посоветоваться либо с Дмитрием Кузьминым, либо с Михаилом Игнатьевым. Всё!

ЖВАНИЯ: Может, это не так и плохо. У них команда. Они хотят представлять коллективное мнение…

ЧИРИКОВА: Конечно, команда. Они же вместе начинали. Обо всей команде «яблочников» я ничего не могу сказать плохого. Я знаю только Дмитрия Кузьмина и Михаила Игнатьева. С ними у меня отношения не сложились потому, что они изначально знали, что тоже хочу участвовать в выборах. И как только эта информация появилась, с их подачи в Сети начали циркулировать байки, будто я скоро вступлю в «Единую Россию», что я рука «ЕдРа»… Что я такая, сякая, плохая… Меня поливали различными субстанциями. Со стороны господина Игнатьева шла одна паранойя и недоверие, он не ленился делать «набеги» в группу моего жилкомплекса, где пытался донести до моих соседей, которые меня знают ни один год, какая я плохая – было очень смешно. На мой взгляд, человек оторван от действительности.

Что касается Дмитрия Кузьмина, то он, как правило, не может ответить тебе на вопрос чётко, прямо. Да скажи ты, как есть: да? да! нет? нет! Он очень скрытен, очень закрыт. Такое впечатление, что у человека паранойя – он сидит в своём «футляре» и постоянно ждёт подвоха. Но, с другой стороны, в субботнике, который я организовала уже после выборов, участвовали, например, две девушки из их команды – Лена Дмитриева и Оля Кадурина – абсолютно нормальные обычные жители.

ЖВАНИЯ: Кадурина работала волонтёром в приютах для бездомных животных, на мой взгляд, это – хороший штрих. Но настораживает в этой девушке, судя по её профайлам, то, что ей нравятся ассоциации с лесной ведьмой… Прямо как девушкам из «семьи» Чарльза Мэнсона…. И вот теперь её выбрали депутатом второго уровня.

СИНЯВИН: А я вот ничего не могу сказать плохого об Игнатьеве, умненький парень, с ним приятно общаться, правда, корона теперь мешает, но это пройдёт, думаю. В их команде есть ещё Ринат Джамбулатов. Когда мне нужно было попасть в свой УИК в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса, он собрал подписи кандидатов в депутаты, чтобы я мог получить соответствующий документ и войти в комиссию. Но очень расстраивает, что они – «яблочники». Правда, по информации, полученной от одного из «яблочных» депутатов, некоторые из них планируют из партии «Яблоко» всё-таки выйти.

ЖВАНИЯ: Да, чтобы идти по спискам «Яблока», они все подписали меморандум этой партии, в котором не признаётся то, что Крым – часть России. Я бы сейчас не хотел обсуждать крымский вопрос. Но зачем людям, которые заявляют о своём желании работать на конкретной территории, решать местные вопросы, подписывать документы с осуждением большевизма, сталинизма, милитаризма, в котором поднимаются геополитические вопросы? Вот есть загаженный Капральев ручей, отравленная Охта. Гадить в них начали задолго до присоединения Крыма к России. Причём здесь Крым? Я считаю, что, заставляя подписывать такой меморандум, «Яблоко» решало свои политические задачи.

ЧИРИКОВА: Это обсуждалось перед выборами. И очень многие жители задавали им вопрос: «Почему вы идёте от “Яблока”. Всем вы хороши, вы наши соседи, вы здесь живёте, хорошо, что вы не “ЕдРо”, но зачем вам “Яблоко”? Ответ был таким: «Мы идём с “Яблоком” только ради юридической организации выборного процесса». Тот же Михаил Игнатьев говорил: «Да что вы ко мне прицепились? Выйду я из “Яблока” на следующий день после выборов!». И вот теперь я каждый день его спрашиваю: «Когда, Михаил, Вы выйдете из “Яблока”? Иначе получается, что Вы обманывали избирателя. И несколько человек из этой команды обещали перед выборами, что выйдут из «Яблока», фамилии сейчас точно не назову, надо искать в постах, они не светились до выборов в группах, и лично мне на тот момент знакомы не были.

СИНЯВИН: Я родился в Ленинграде. Но когда мой папа закончил военно-морское училище имени Фрунзе, по распределению он попал в Севастополь начальником рейдовой службы. Поэтому концепция «Яблока» по Крыму для меня неприемлема. Я до 15 лет жил в Севастополе, и знаю, что Севастополь – русский город, а Крым – это Россия. После развала СССР папа умер, а мама отказалась принимать украинскую присягу, и мы вернулись в Россию. Я – ленинградец далеко не в третьем даже поколении, намного больше. У нас с супругой была комната в коммуналке и, когда родился второй ребёнок, встал вопрос о расширении жилплощади. Был небольшой выбор: либо новый район на юго-западе Петербурга, либо Мурино. Выбрали Мурино. Медвежий стан мне пришёлся по сердцу именно потому, что тут своеобразная атмосфера: здесь проживает много военных, МЧСовцев, здесь расселяли офицеров, которые служили в Восточной Германии. Немного напоминает Севастополь моего детства.

ЖВАНИЯ: И всё же эта команда провела 13 человек, несмотря на свой союз с «Яблоком».

ЧИРИКОВА: Валерий Гаркавый расслабился. Выборная кампания здесь вообще не проводилась. От администрации за выборы отвечал «политтехнолог» по фамилии Чех, бывший член совета депутатов Всеволожского района. Его основная идея была – «сушить выборы». Здесь не велось никакой агитации, ничего, вообще никаких телодвижений. Перед предыдущими выборами была проведена большая работа по улучшению имиджа Валерия Гаркавого, которого и тогда уже поругивали. Постоянно проводились встречи с жителями, на которых он рассказывал, как «всё будет хорошо». В этот раз не было вообще ничего. Ни слова. Ни звука. Ни действия. «Мы сушим выборы».  Ну вот – высушили…

А ведь было достаточное количество активистов, которые готовы были идти не за администрацию, не с администрацией, но взаимодействуя с ней. Далеко не все активисты кричали: «Гаркавый, уходи!». Были люди, которые хотели хоть как-то взаимодействовать с властью, чтобы решать те или иные проблемы.

ЖВАНИЯ. Алексей Фёдоров, муниципальный депутат в Мурино от партии «Родина», оценил итоги работы предыдущей администрации на четыре. А как вы оцениваете итоги её работы?

СИНЯВИН: Позиция «яблочников» какая? Никого из старых депутатов нам не надо. Мы постоим наш новый мир… У нас же, жителей центрального и восточного Мурино, есть определённые отношения с представителями власти и работниками бывшей администрации. Они выстраивались годами, чтобы получать информацию, например. С Сергеем Николаевичем Галиновским у нас всегда была налажена обратная связь по вопросам содержания и развития территории. Всегда есть ответы, есть и решения. Очень ждём решения ситуации с коммерческими помещениями в ЖК «Старая Крепость» под детские кружки

ЧИРИКОВА: На троечку с плюсом она всяко наработала. Если бы мне задали такой вопрос года три назад, я бы ответила: «Да они ни черта не делают!» А когда начинаешь погружаться в контекст, то понимаешь, как медленно у нас всё происходит, сколько согласований для решения того или иного вопроса нужно пройти, сколькими бумажками и процедурами местная власть зачастую скована… в общем, сначала надо побывать в шкуре «бездельника» самому, чтобы иметь полное право называть кого-то бездельником.

СИНЯВИН: Вот отделу архитектуры я бы поставил три. Очень плохая с ним обратная связь. Ответы на запросы всегда с задержками приходили. По внутреннему телефону никогда не дозвониться.

ЧИРИКОВА: Не знаю, на Совете новостроек архитектор Ольга Буник довольно чётко отвечала на все вопросы. Видно, что человек разбирается в своей работе, всё оперативно по полочкам раскладывает.

ЖВАНИЯ: А какие у вас были к ней вопросы?

СИНЯВИН: Совместно с представителями Совета Новостроек Татьяной Малич и Александром Саманчуком мы предлагали включить в федеральную программу «Комфортная городская среда» идею создания парковой зоны в пойме реки Охта, но поскольку Мурино на тот период не принимало участия в этой программе, администрация тянула с ответом.

ЖВАНИЯ: А как не активные жители относятся к тому, что вы делаете?

ЧИРИКОВА: По-всякому бывает. С тем, с кем непосредственно живьём общаешься, обычно налаживается контакт, есть взаимопонимание. Даже больше скажу – тот, кто тебя троллил в сети, после личного знакомства на каком-нибудь мероприятии часто становятся твоим «лепшим корешем» и начинает поддерживать тебя в сети. А так, конечно, тяжеловато. В «Девяткино-онлайн» нет цензуры, можно всё, и меня поливают, бывает, на чём свет стоит, сложилась своя группа хейтеров, ласково называю их своими фанатами.

ЖВАНИЯ: Кстати, в сообществе «Инфраструктура западного Мурино», как я понял, жёсткая модерация…

ЧИРИКОВА: Меня забанили в этом сообществе…

ЖВАНИЯ: Почему?

ЧИРИКОВА: А зачем им конкурент, который их ещё и троллит немножко? В этом сообществе забанено огромное число жителей в том числе и западного Мурино, чьё мнение не нравится админам. И теперь, получается, они не могут своим депутатам написать в режиме онлайн.

СИНЯВИН: Я тоже во временный бан пошёл за то, что в диалоге с Кузьминым поддерживал позицию жителя, сотрудничающего с администрацией. На фразе от Кузьмина: «Да какой из Вас, Павел, депутат? Просто, тьфу….» я был отправлен в бан.

ЖВАНИЯ: Да, не либеральный тип поведения. Вот вам и вольтерьянский принцип: «Мне ненавистно ваше мнение, но отдать жизнь за то, чтобы вы могли его высказать»… Как Вам начало работы нового Совета Депутатов?

СИНЯВИН: Не очень. В сети освещали вопрос с поликлиникой – согласование типового проекта по фасаду здания не захотели подписывать. Есть ещё момент с проведением сервитута по земельным участкам в Центральном и Восточном Мурино. По школьной Аллее – там должно проводится благоустройство, и по забору во дворах на Оборонной улице – там председатель ТСЖ решил от всех жителей самовольно отгородиться и присвоил себе детские площадки, на которые должен быть общий доступ для всех жителей. Новый глава Совета депутатов Дмитрий Кузьмин сомневается, нужно ли проводить общественные слушания по этому вопросу, не может принять решение, а время идёт. Мы ждём в Медвежке и благоустройства и площадки нужны в общем доступе для деток.

ЧИРИКОВА: Противоречивые впечатления, если честно. Чувствуется, что во многом действия новичков продиктованы эмоциями, ни на какой компромисс не готовы вообще, даже в таких мелочах, как выборы в счётную комиссию (считать голоса на данном конкретном заседании) – были предложены три кандидатуры – два «яблочника», один от «Родины» – нет, давайте предложим четвертого «яблочника», чтобы «чужака» вытеснить – ну смешно же, честное слово. Вот вы это сделали чтобы что? По всей видимости, чтобы самим себе неизвестно что доказать. Осталось понять, что именно.

Похоже, что будет не заявленная работа на благо жителей, а один сплошной конфликт между депутатами, при этом собственная упёртость во всём будет подаваться как «едросы не дают работать». Я не говорю, что им надо идти на поводу у «ЕдРа», я хочу сказать, что надо завязывать играть в войнушку – выборы прошли, выключайте эмоции и начинайте работать.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий