Перейти к содержимому
Главная страница Второй шанс для санкционки

Второй шанс для санкционки

Уничтожение так называемых санкционных продуктов в России может попасть под запрет. Соответствующие поправки в закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов» уже отправлены для получения официального заключения в правительство, после чего документ будет внесён на рассмотрение Госдумы. Идея прекратить давить качественную еду бульдозерами нашла поддержку в обществе, но, например, некоторые думские парламентарии считают, что «подбирать конфискованное либо выброшенное, значит перестать себя уважать». «Родина на Неве» собрала мнения «за» и «против» уничтожения конфискованных и санкционных, но пригодных в пищу продуктов.

В России предлагают прекратить уничтожение пригодных для употребления в пищу продуктов, конфискованных или изъятых из обращения

Законопроект о запрете уничтожения конфиската и санкционки, когда речь идёт о еде, подготовила фракция ЛДПР в Государственной Думе. Об этом сообщил в своём телеграмм-канале заместитель главы фракции Ярослав Нилов. Речь идёт о внесении поправок в федеральный закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов». Закон предлагают дополнить пунктом о том, что «на территории Российской Федерации запрещается уничтожение и захоронение пищевых продуктов, пригодных для употребления». Конфискованные и изъятые продукты после экспертизы на их безопасность и пригодность «направляются на обеспечение государственных и муниципальных нужд».

Пригодные для употребления в пищу продукты, конфискованные или изъятые из обращения, уничтожаются десятками тысяч тонн ежегодно.

В пояснительной записке к законопроекту говорится: «Это вызывает серьёзное социальное напряжение среди россиян, особенно в условиях снижения доходов и резкого роста цен на продукты питания. В то же время было бы правильнее такие продукты питания после проведения соответствующей экспертизы и в случае их пригодности использовать по прямому назначению».

Используйте еду по прямому назначению

«О необходимости законодательно запретить уничтожение пригодных к употреблению в пищу продуктов питания высказывался в 2019 году Росприроднадзор, то же самое предлагал Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека», — напомнили авторы законодательной инициативы. «Проект направлен в правительство для получения официального заключения, а затем внесём на рассмотрение Государственной Думы», — сообщил своим подписчикам депутат Ярослав Нилов.

Уничтожается в стране не только санкционка, но и местный конфискат . Нилов приводит в пример фермерскую животноводческую продукцию без документов, добычу рыболовов-браконьеров. С его точки зрения, Роспотребнадзор или Россельхознадзор могли бы проверять качество продуктов, и качественную еду направлять для использования по назначению. Несколько лет назад, правда Минсельхоз развернул аналогичную идею Роспотребнадзора в виду того, что не сертифицированная продукция без документов может быть опасна для здоровья. Проверять качество конфиската тоже, по-видимому, ни у кого желания не было.

«Известия» упоминают о том, что в прошлом году депутат Госдумы Владимир Бурматов предлагал хотя бы направлять изъятую еду на корм животным, но не подвергать её тотальной утилизации. Документ принят не был. Что касается нового законопроекта, то пока ни Минсельхоз, ни Минпромторг своего мнения по поводу инициативы не выразили.

Напомним, эмбарго на ввоз в РФ ряда товаров из стран Евросоюза было введено в 2014 году в ответ на санкции США и ЕС, последовавшие после референдума в Крыму. Под запрет попали мясо, колбасы, рыба и морепродукты, овощи, фрукты, молочная продукция. Объём недополученных продуктов планировалось заместить согласно стратегии импортозамещения, принятой в 2012 году и рассчитанной до 2020 года. Известно, что через российскую границу регулярно предпринимаются попытки провести санкционные продукты. Таможенные службы перехватывают запрещённый груз, товар изымают и уничтожают. Вполне качественная еда попадает в печь или под гусеницы бульдозеров. По сообщениям СМИ со ссылкой на Россельхознадзор, с 2015 по конец сентября 2021 года было уничтожено почти 40 тысяч тонн санкционных продуктов.

Отправлять продукты под бульдозер — варварство

Идею Нилова поддерживают в Союзе потребителей России. Там называют уничтожение еды варварством и дикостью. «Отправлять продукты под бульдозер или сжигать — это абсолютное варварство и дикость. Продукты надо использовать. У нас полно нуждающихся в продуктовой поддержке. Надо отдавать их благотворительным организациям. Это помогает выживать людям в нынешних сложных условиях, когда цены быстро растут, а доходов не хватает», — приводит NSN слова председателя союза Петра Щелища.

Против уничтожения качественных продуктов высказался и зампред комитета Госдумы по экономике Николай Арефьев. «Я категорически против того, чтобы продукты (или промышленные товары), какие бы они ни были — санкционные, запретные, неправильно добытые — уничтожались. Если эти товары пригодны для употребления, их надо передавать для реализации. Бесплатно или за деньги — это все регулируется законодательно. Но давить бульдозерами — настоящее варварство, — цитирует Арефьева «Свободная пресса». — Мы и так некоторые виды продукции производим сейчас в десятки раз меньше, чем в советское время. Приходится больше закупать за границей. При этом если это продукция санкционная, у нас принято решение такую продукцию уничтожать.

Подбирать конфискованное — себя не уважать

А вот у депутата Госдумы от фракции КПРФ Николая Харитонова противоположный взгляд на ситуацию. Он убеждён, что Россия как аграрная страна должна сама создавать необходимое количество еды для населения, а «подбирать конфискованное либо выброшенное, значит перестать себя уважать». Своим мнением он поделился в эфире «Радио1»:

«Конечно, оскорбительно говорить в слух, чтобы мы конфискованную либо под каким-то другим предлогом отобранную продукцию отдавали россиянам. Мы должны сами производить всё в достатке. Хорошая качественная продукция, необозримые поля, необозримые возможности. <…> Горько слушать, что мы продолжаем иметь большое число необеспеченных людей: слабые пенсии, малые зарплаты, социальное напряжение. <…> Но и пойти на то, чтобы подбирать конфискованное либо выброшенное, наверное, значит перестать себя уважать. Надо ставить задачу обеспечить в достаточном количестве качественной сельхозпродукцией своё население. Это главный вопрос. Великая аграрная страна, какой является Россия, должна сама себя кормить и продавать».

«Пища имеет сакральное значение»

Редактор сайта «Родина на Неве» Дмитрий Жвания высказал своё мнение по поводу ситуации с уничтожением санкционных продуктов :

«Меня, ленинградского мальчика, воспитывали, прививая в том числе чувство уважения к еде. Я рос в семье, в которой все помнили о блокаде Ленинграда. Мои прабабушка, бабушка и мама, которая родилась в марте 1941 года, жили в блокадном Ленинграде. Мой дед по линии отца, военно-морской офицер Георгий Сильвестрович Жвания, будучи уже пожилым человеком, в годы Великой Отечественной войны служил в Кронштадте. Несмотря на почтенный возраст, он участвовал в боевых операциях, в ходе одной из них получил ранение. Мой прадед Константин Павлович Евдокимов, железнодорожный инженер, в конце 1941 года потерял сознание от истощения и умер бы, не спаси его обходчик путей.

Словом, жуткие истории о жизни в блокадном Ленинграде я знаю с раннего детства — знаю не из книжек и не из кино. Пища для меня имеет сакральное значение. Поэтому, когда по распоряжению нашей власти Роспотребнадзор уничтожал так называемые санкционные продукты, а государственные телеканалы бодро об этом рассказывали, во мне всё переворачивалось. Продукты, изъятые у нарушителей постановления об ограничении импорта из стран, которые ввели против нас санкции, после проверки их качества можно же было раздать беднякам, бездомным или продать по низким ценам, а вырученные деньги отдать социальные нужды. Зачем их уничтожать?».

«Показное уничтожение продуктов — это проявление общества избыточного потребления, где пища не дар Божий, не воздаяние за труды наши, а навязанный рекламой бесполезный продукт. Справедливости ради надо отметить, что на Западе продукты уничтожаются давно — с того времени, как заработала рыночная экономика. Например, фермеры выливают в сточные канавы излишки молока, уничтожают продукты, лишь бы на них не упали цены на рынке. Рыночная экономика далеко не всегда рациональна. Но это другая тема.

Так что я был бы рад, если бы Государственная дума поддержала законопроект депутата Ярослава Нилова», — говорит Дмитрий Жвания. 

Провокация усиления контрабанды

У истории с запретом на уничтожение санкционной продукции есть разные стороны. С моральной точки зрения, большинством населения уничтожение еды воспринимается как кощунство. Но по мнению ряда экспертов, запрет на уничтожение санкционки спровоцирует взрывной рост потока контрабанды. Поставщики начнут «договариваться» с начальством, в чьих руках окажется распоряжение изъятым имуществом, схемы реализации товара тоже, скорее всего, окажутся запутанными. Чтобы не провоцировать такого рода проблемы, весь незаконно ввозимый товар следует уничтожать, причём демонстративно.

Кстати, президент РФ Владимир Путин некогда — на форуме «Деловая Россия 2019» в Москве давал пояснения, зачем уничтожать санкционные продукты: «Иногда с точки зрения экономики лучше что-то пустить под нож, чем просто раздать, как это ни странно звучит. Потому что это сохранение рабочих мест, сохранение определённого уровня рентабельности производства, ценовой политики. Звучит, может быть, не очень комфортно и благообразно, но с точки зрения экономики в целом, создания факторов развития и в конечном итоге для людей, не всегда целесообразно поступать иначе. Мы в своё время ограничили ввоз гуманитарной помощи. Казалось бы, ну присылают молоко и присылают, а идите поговорите с молочниками — они скажут “вы с ума сошли, мы тогда предприятия должны будем закрыть, людей сократить, зарплату перестать платить. Тщательнее нужно быть».

В Совете Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию отреагировали на предложение Нилова скептически. Если продолжать политику контрсанкций, то фактически легализовать ввоз запрещённых товаров — действие абсолютно нелогичное: «Нельзя называть продукты санкционными и пускать их в оборот».

А кто за всё заплатит?

Депутат Законодательного собрания Петербурга Ирина Иванова в общении с «Родиной на Неве» назвала уничтожение качественных продуктов кощунством по своей сути, но при этом она указала на непродуманность законодательной инициативы думского парламентария:

«Давайте говорить честно, уничтожать продукты — это кощунство. Но при всём при этом Нилов, наверное, не пишет, сколько нам это всё [перераспределение изъятых санкционных продуктов] будет стоить. Не будет ли это дороже, чем сами по себе эти продукты. Придётся ведь создать целую структуру, на государственной службе должны будут находиться люди честные, справедливые. Должны будут проводиться исследования изъятого, качественные там продукты или нет, для того чтобы накормить потом неимущих. Есть такие законопроекты, с которыми мы по смыслу согласны: ну как уничтожать еду, особенно в нашем городе, Ленинграде — это немыслимо. Но с другой стороны, реализация подобного закона будет очень дорогой, с созданием ещё одной государственной структуры. Я именно против этого».

 «Это всё надо прекращать экономически. Когда экономически невыгодно, никто ничего везти не будет, если уж мы говорим о санкционке. По заоблачным ценам никто покупать не будет. Я считаю, что в такой ситуации нужно говорить о каких-то немыслимых штрафах и требовании забрать обратно товар, — продолжает Ирина Иванова в ответ на вопрос, есть ли адекватное решение проблемы. — Мы же строим этот несчастный жуткий капитализм. Хотя он странный получается: то мы монополии вводим на государственные службы и говорим, например, о том, что на уборке будут работать государственные структуры. То есть, огосударствление экономики идёт. А с другой стороны, мы строим непонятные рыночные отношения. Рынок сам должен определить, что это невыгодно, если мы уж так против сыров».

Популизм и пиар

Политолог Дмитрий Солонников склонен считать законопроект удачным пиар-ходом, реализация которого крайне проблематична.

«Вопрос по поводу санкционки сложный. Есть общемировая практика, когда вся запрещённая продукция, контрафактная, контрабандная, уничтожается. Какое-то дальнейшее использование ввезённых продуктов очень коррупционноёмкое. Представьте: контрабандой завезли чёрную икру или испанский хамон. Раздадим его детям? Девяносто девять процентов вероятности, что это всё окажется на столах у совсем других людей. Даже в странах с меньшей криминогенностью, чем в России, с меньшим проникновением коррупционных схем в систему управления, и то контрабанду уничтожают. В нашей ситуации это будет крайне рискованный шаг, если контрабанду разрешат использовать.

Ещё один момент: сколько должна храниться эта продукция на складе, пока идут следственные действия — откуда привезли, кто вёз. Это некие вещдоки, и сразу их отправлять для использования нельзя. Следствие может идти несколько месяцев, кому потом повезут эти продукты?

С точки зрения пиара это всё красиво. С точки зрения того, что жалко закатывать в землю продукты, которые дети могли бы съесть, это тоже верно. Но кто, например, ответит за качество продуктов? Если мы говорим про еду, важно происхождение тех или иных продуктов. Должно быть доказано их качество. Если поставка белая, то можно проверить, где и как был произведён продукт, как хранился и как транспортировался. А если это контрафакт без документов, кто будет подтверждать качество и безопасность продукта, кто ответит, что в этом мясе и рыбе нет паразитов ? На ком будут ставить эксперимент, на детях. Идея красивая, но по сути законопроект очень спорный».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: