Перейти к содержимому
Главная страница В правительстве задумались об объединении регионов

В правительстве задумались об объединении регионов

Власти пока аккуратны в высказываниях о принципе территориально-административного деления России, однако признание Кремля, что изменения вполне возможны, сегодня всё-таки прозвучало. Мнение о том, что регионы необходимо укрупнить, а будущее — за агломерациями, ранее в качестве личной позиции предъявил вице-премьер Марат Хуснуллин.

Идея объединения регионов в интерпретации Марата Хуснуллина вызвала острую дискуссию

«Это не официально моя позиция, потому что она пока не согласована в правительстве: я считаю, что нам 85 регионов не нужно. Я Еврейской автономной областью не хочу заниматься — не хочу с точки зрения трудозатрат. Её нужно соединить либо с Хабаровским краем, либо с каким-то другим, — заявил аудитории в ходе круглого стола в НИУ ВШЭ Марат Хуснуллин. — Я считаю, что надо укрупнять регионы. Второе, я считаю, что надо идти на агломерации: точки роста у нас агломерации, убрав от них административное деление. Почему мы сегодня не можем агломерации создать? Административное деление мешает».

Свою позицию он пояснил и избыточным административным аппаратом, лишними губернаторами, чиновниками и так далее, а также бессмысленностью деления некоторых близких территорий, когда одна получает доходы, например, от месторождений, а вторая вынуждена жить с мизерным бюджетом. Хуснуллин заявил, что основой развития может стать 21 основная агломерация и 3 тысячи опорных межрегиональных пунктов, в том числе и в сельской местности. «Концентрации нужно делать на точки роста. Весь мир этим путем идет, мы ничего здесь нового не придумали», — сказал вице-премьер.

Первой реакцией на высказывания Хуснуллина стало заявление, что власти «не рассматривают возможность объединения регионов». «Вопрос объединения регионов на площадке правительства РФ не обсуждается и не рассматривается. В ходе конференции при обсуждении агломерационного развития городов Марат Хуснуллин лишь подчеркнул важность создания равных возможностей для развития населённых пунктов вне зависимости от административного деления и природных ресурсов», — обтекаемо прокомментировал представитель вице-премьера.

Однако спустя непродолжительное время пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Кремль вполне допускает запуск агломерационного процесса, главное, чтобы был запрос от населения, подчеркнув, что «это может идти, что называется, только снизу, то есть это не может навязываться».

На потенциал агломераций не раз указывали эксперты. Развитие агломераций — общемировая тенденция, которая демонстрирует положительное влияние на экономику стран. Глава Счётной палаты Алексей Кудрин, например, неоднократно заявлял, что именно агломерации станут в XXI веке драйвером развития и попутно указывал на значимость больших городов. «Обеспечение среднегодового экономического роста в три процента на горизонте до 2030 года при сохранении численности населения требует существенного повышения производительности. Это возможно в первую очередь на территориях крупных городских агломераций, а также в крупнейших, крупных и больших городах — многоотраслевых региональных центрах, не входящих в состав крупных агломераций».

Немало разговоров было и об объединении регионов. В начале XXI века соответствующий процесс шел активно, но потом заглох. В частности, в Пермский край объединились Пермская область и Коми-Пермяцкий автономный округ, из Камчатской области и Корякского автономного округа был создан Камчатский край, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ вошёл в состав Иркутской области и так далее. На текущий момент в стране 85 регионов. Вопрос об избыточности и такого количества регионов возникает достаточно часто. Но попытки укрупнения субъектов последнего времени (объединение Ненецкого автономного округа и Архангельской области) успехом не увенчались.

Директор Института современного государственного развития, политолог Дмитрий Солонников оценивает заявление вице-премьера Марата Хуснуллина, скорее, в негативном ключе. Причина — в непродуманности озвученных идей, их поверхностности и даже опасности:

«Хуснуллин два года назад сам бодро говорил, что объединение регионов — ненужный процесс. Видимо, поработав подольше вице-премьером, он пришёл к мысли, что ему неинтересно руководить регионами, которые находятся в не самой лучшей финансово-экономической форме, а проблемы развития этих регионов пусть решают другие регионы. Мне кажется, что его высказывание больше направлено не на улучшение жизни субъектов Российской Федерации, сколько это попытка переложить ответственность за развитие субъектов с федеральных плеч на плечи регионалов».

«С другой стороны, выступление Хуснуллина мне кажется опасным, если присмотреться к его сути. Он говорит, что природные богатства не должны принадлежать каким-то субъектам — в Татарстане есть нефть, он хорошо развивается, у соседей нет — они развиваются плохо. Это, по его мнению, несправедливо. Но его логика близка к методичкам ЦРУ и Евросоюза, которые говорят, что несправедливо, что Россия владеет природными ископаемыми — они должны принадлежать всему человечеству. Несправедливо, что Россия одна использует то, что находится на её территории. Если мы откажемся от представлений, что природными богатствами владеют те, кто живут на этой территории, значит, весь мир нужно переворачивать. Как в этой ситуации он видит принцип федерализма? У нас федерация, которая состоит из субъектов.

Может быть, Хуснуллину стоит посмотреть на ситуацию с другой стороны, что нужно национализировать природные богатства, чтобы они принадлежали не частным компаниям, а государству? Тогда это будет логично. Вообще его выступление выглядит провокационно и опасно с разных точек зрения», — говорит Солонников.

«Если в подоплёке его заявления об объединении регионов лежит то, что ему неинтересно ими управлять, это странная позиция. Если речь идёт о том, что это выгодно самим субъектам — то, о чём сегодня сказал Кремль — это нормальная позиция, но надо смотреть, каким регионам это может быть выгодно, чтобы не вышло как с проектом объединения НАО и Архангельской области. К сожалению, у нас здоровые идеи руководством часто превращаются в бессмысленные избитые фразы. Как они видят, например, агломерацию из городов, находящихся в ста километрах друг от друга? А такого рода предложения были, например, собирались объединять Екатеринбург и Челябинск. Когда хорошие идеи начинают забалтывать и превращать их в смешные рассказы, не относящиеся к жизни, идеи эти, к сожалению, только портятся. Предложение Хуснуллина, мне кажется, из этого ряда», — полагает политолог.

Депутат Госдумы от Татарстана Олег Морозов, по-видимому, разделяет позицию, что объединение возможно для регионов, где к этому есть предпосылки. На своей странице в «Фейсбуке» он высказал мнение, что не все субъекты Федерации можно объединять с другими в целях укрупнения регионов, в том числе из-за исторических и политических особенностей. Однако некоторые регионы в результате объединения могли бы стать «мощным экономическим субъектом».

Разумным он назвал укрупнение следующих регионов: «К примеру, Тула, Рязань и Калуга точно могли бы вместе стать мощным экономическим субъектом. Белгородская, Курская, Воронежская, Липецкая и Тамбовская области, Ростовская и Краснодар, Самара, Саратов и Ульяновск и так далее».

Президент Центра стратегических коммуникаций, политолог Дмитрий Абзалов убеждён, что федеральный центр в ближайшее время не собирается объединять субъекты, но пытается «прощупать почву» на будущее. «Как показывает практика, для такого типа действий требуется очень серьёзная синхронизация, и последние инициативы, которые с этим были связаны, скорее, не удались. Никто не будет инициировать создание больших субъектов перед выборами — протестная активность никому на избирательных участках не нужна, особенно в парламентскую кампанию», — высказался эксперт.

Интересно, что известный политолог Илья Гращенков допускает, что обсуждение перспектив объединение на высшем уровне в действительности ведётся, и предположил, что дискутируются в том числе радикальные варианты реформы:

«В России может остаться всего 15 регионов. С точки зрения пространственного управления, правительству нужны макрорегионы. В этой логике уже пытались мыслить экономические стратеги, расчерчивая крупные инвестиционные проекты вроде “Сибирь Енисейская” (объединяет 3-4 региона), “Большая Москва”, “Новая Тюмень” и т. д. По этой логике, минимальное число регионов РФ могло бы составить 15 субъектов: Москва, Центральный округ, Северо-Западный округ, Северный, Верхне- и Нижневолжский округ, Юго-Западный и Южный, Северокавказский, Восточносибирский, Дальневосточный и так далее, плюс Крым и резерв на Западный округ. В более подробном делении в России могло бы остаться 30-40 регионов».

В социальных сетях высказывание вице-премьера Хуснуллина вызвало большой резонанс. Оценки ему даются диаметрально противоположные: звучит вариант о том, что это «разведка боем» перед попыткой разрушить российскую глубинку ради интересов крупных финансово-промышленных групп, есть версия об усилении позиций главы Счётной палаты Кудрина и трансляции его идей и тому подобные. Параллельно высказывается мнение, что «заявление Хуснуллина не лишено логики и актуальности. Административная реформа назрела. Социологи отмечают, что тема объединения регионов встречает поддержку у жителей дотационных и отстающих по ключевым социально-экономическим показателям субъектов федерации». Скептики парируют, что регионы, которые предлагается «поглотить», будут получать меньше федеральных трансфертов и превратятся в ещё более глухую периферию.

В Петербурге новая волна обсуждения темы создания Большого Петербурга была запущена лидером Регионального отделения партии «Родина» в Ленинградской области Валерием Шинкаренко. Он считает, что заявление Марата Хуснуллина указывает на кризис управления в России. Власть, по мнению политика, ищет более удобные, а главное эффективные и современные формы управления страной.

«Глава российского государства однозначно заявил, что, например, разделение Санкт-Петербурга и Ленинградской области произошло “на волне сепаратизма”, который развился в нашей стране в конце 80-х — начале 90-х, — заявил Валерий Шинкаренко в беседе с «Родиной на Неве». — Многие ещё помнят тогдашний “парад суверенитетов”, который едва не закончился развалом России. Развал удалось остановить, ситуация была как бы заморожена. Это было необходимо сделать, чтобы потом двигаться дальше. Но сейчас всё больше очевидно, что от наследия 90-х пора отказываться. Однако реализация идеи объединения регионов не должна дать противоположный эффект, чем тот, на который рассчитывают, в том числе армия чиновников должна сократиться, а не наоборот. Но есть риск, что получится именно наоборот.

Например, сейчас в Петербурге и Ленинградской области ведётся много разговоров о создании петербургской агломерации, о “единении” регионов. Судя по проектам, что публично обсуждают чиновники, их вдохновляет опыт Большого Парижа — агломерации, которая состоит из множества самостоятельных муниципалитетов и департаментов. Французы определяют Большой Париж как “общественное устройство межкоммунальной кооперации”, где есть единые органы управления отдельными отраслями, прежде всего — транспортом, но сохраняется административное разделение и сложное межбюджетное и политическое взаимодействие. В Думе предлагается создать объединение из депутатов от Петербурга и Ленинградской области.

Конечно, взаимодействие Петербурга и Ленинградской области можно только приветствовать. Наконец-то главы регионов стали обсуждать общие инфраструктурные проекты, появился общий оператор по утилизации отходов. Всё это очень хорошо. Но зная, как работает наш госаппарат, как ведёт себя наше чиновничество, я всерьёз опасаюсь, что совместные агломерационные проекты приведут к увеличению числа чиновников и усложнению финансовых механизмов, что откроет новые возможности для коррупции. Наряду с областным и городским чиновничеством мы можем получить ещё чиновничество агломерационное.

Французские агломерационные принципы противоречат русской традиции управления. Во Франции сильны традиции коммунального самоуправления, у нас они, к сожалению, утрачены. России чуждо ризомное управление. У нас работает только чёткая вертикаль власти. Поэтому мы говорим не о “единении”, а о объединении регионов. Регион должен возглавлять один губернатор. Хватит плодить чиновников».  

Словом, говорить о единстве взглядов в вопросе укрупнения субъектов Российской Федерации не приходится. Очевидно только, что запуск подобно рода процессов требует серьёзного анализа, предварительной оценки последствий, и не может осуществляться без одобрения населения.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: