Советская промышленность была готова к войне

evacuazione_2

Заводы и фабрики эвакуировали на восток страны по чётким, заранее разработанным схемам.

Эвакуация ленинградских предприятий продолжалась всего два месяца. 29 августа вблизи станция Мга высадился вражеский десант. Это означало, что железнодорожная связь Ленинграда с Большой землей полностью прервана

План Д

В сентябре 1941 года в Ленинград прибыл первый заместитель наркома внутренних дел СССР Всеволод Меркулов. Целью визита было проверить, насколько город готов в случае необходимости выполнить план Д.

Вероятно, не все читатели нашего сайта знают, что представлял собой план Д. Ещё 1 июля Меркулов подписал Директиву № 168 «О задачах органов госбезопасности в условиях военного времени». В соответствии с этой директивой чекисты должны были «до последней минуты оставаться на своих боевых местах… Эвакуироваться можно только с последними частями Красной армии, приняв предварительно необходимые меры к проверке, насколько тщательно уничтожено на занимаемой противником территории СССР народное достояние — фабрики, заводы, склады, электростанции…».

То есть в случае захвата врагом советских городов важные промышленные объекты подлежали уничтожению. Применительно к Ленинграду на основе упомянутой директивы был разработан план Д: если немцы всё же войдут в город.

Одним из предприятий, которое согласно этому плану могло быть взорвано, это — Ленинградский Металлический завод (ЛМЗ), входящий ныне в состав акционерного общества «Силовые машины». Во время войны профиль завода поменялся: производство паровых и гидротурбин было временно прекращено, предприятие перешло на выпуск военной продукцию. От финских ножей и винтовочных штыков до бронепоездов и бронетранспортеров. В середине октября 1941 года ЛМЗ принял производственные мощности Кировского завода, оказавшегося всего в нескольких километрах от линии фронта.

ЛМЗ входил в число предприятий, которые подлежали лишь частичной эвакуации: в конце июля 1941 года на Урал отправили 256 специалистов вместе с членами их семей. Но очень многие ленинградские заводы и фабрики были почти полностью перебазированы на восток страны. И делалось это по заранее разработанным детальным схемам.

Предприятия размещали отнюдь не в степи

Меньше трёх лет назад ушёл из жизни крупный учёный, академик, специалист в области истории Великой Отечественной войны Георгий Куманев. В одной из своих работ он писал: «Часто показывают в кино, как эшелон с оборудованием, станками, рабочими выгружают где-то за Уралом в чистом поле, в снег. И я просто обомлел, получив в архиве огромную схему — гигантскую “простынь” эвакуации предприятий, где с поразительной точностью учтено оборудование, эвакуируемые кадры, расписание — день в день. Размещено — не в степи, за редчайшим исключением, а на площадках смежных предприятий»!

В феврале 1941 года в Москве открылась XVIII Всесоюзная конференция ВКП (б), на которой было принято постановление «О форсировании темпов роста оборонной промышленности». Планировалось в кратчайшие сроки построить на востоке страны тысячи новых заводов. За короткий срок сделать это, конечно, было невозможно. А вот воздвигнуть корпуса, подвести пути сообщения и инженерные сети вполне реально. Эти «объекты», по сути, представляли собой площадки, на которых после начала боевых действий будут размещены эвакуированные производственные мощности. Например, работали два цеха, выпускавшие сугубо мирную продукцию, а остальные ждали «Дня Икс».

Надо сказать, что некоторые предприятия начали строить ещё в 1939 году и успели завершить все работы до начала Великой Отечественной войны. Вот что вспоминал много лет спустя маршал Георгий Жуков: «С военной точки зрения исключительное значение имела линия партии на ускоренное развитие промышленности в восточных районах».

(В скобках заметим: эти факты свидетельствуют о том, что утверждения, будто Советский Союз не готовился к войне, лишены оснований).

24 июня 1941 года совместным постановлением Совета народных комиссаров и ЦК Всероссийской коммунистической партии (б) был создан Совет по эвакуации. Его возглавил Лазарь Каганович, заместителями были Алексей Косыгин (уроженец нашего города, будущий глава советского правительства) и Николай Шверник (в то время первый секретарь ВЦСПС, руководитель советских профсоюзов).

«Одним из самых важных направлений плана Барбаросса было как можно быстрее захватить Украину, Москву и Ленинград, где сосредоточено большинство оборонных предприятий, — говорит писатель и историк Елена Прудникова. — После этого немцам только оставалась ждать, когда у Красной Армии закончится мобилизационный запас, и воевать ей будет нечем. Аналитики вермахта полагали, что запаса хватит примерно на полгода. И не ошиблись. Но к этому времени уже заработали эвакуированные заводы».

По оценкам специалистов, с июля по декабрь 1941 года на восток страны перебазировали 2593 различных заводов и фабрик. Это позволило сохранить значительную часть промышленного потенциала СССР, в кратчайшие сроки наладить выпуск необходимой фронту военной продукции.

Железнодорожников возвращали из окопов

Что же касается эвакуация ленинградских предприятий, то она продолжалась всего два месяца. 29 августа вблизи станция Мга высадился вражеский десант. Это означало, что железнодорожная связь Ленинграда с Большой землей полностью прервана, поскольку тогда единственная дорога, по которой могли двигаться эшелоны, проходила через Мгу на Волховстрой, а уже оттуда — вглубь страны.

За очень короткий промежуток времени из города было эвакуировано 92 промышленных предприятия и 565 тысяч человек, в основном работников этих заводов и фабрик. Для того чтобы перевезти такое количество людей и оборудования, потребовалось 282 пассажирских состава и 40 тысяч товарных вагонов.

Для руководства эвакуационными перевозками в управлении Октябрьской железной дороги образовали специальную группу. 30 июня 1941 года получил новое назначение выпускник ЛИИЖТа (ныне ПГУПС) Борис Бещев, который в дальнейшем на протяжении почти тридцати (!) лет возглавлял Министерство путей сообщения СССР. Бещев стал координатором работы всех железных дорог, вовлечённых в сферу действий Ленинградского фронта.

«В первые дни войны многие ленинградские железнодорожники ушли на фронт, — говорит доктор исторических наук, профессор ПГУПСа Александр Голубев. — Но уже вскоре значительную часть вернули из окопов. Этих квалифицированных специалистов не могли заменить на рабочих местах женщины и подростки».

Несколько лет назад в музее предприятия «Красный Октябрь» автору этого текста рассказывали, показывая материалы, как летом 1941 года проводилась эвакуация завода. Работы велись ударными темпами. Последний эшелон ушёл в Уфу уже 8 августа. Оборудование разгружали, устанавливали и начинали работать. По двенадцать, четырнадцать и даже восемнадцать часов в сутки. Без выходных и отпусков. Люди жили в бараках, землянках, одному из эвакуированных «повезло»: его поселили в местном театре. Но уже к концу 1941 года было сооружено более ста домов.

Приказ об эвакуации другого важного оборонного предприятия — завода «Арсенал» — поступил 11 июля. Однако в полном объёме выполнен не был. Демонтаж крупного литейного оборудования занял много времени.

Были подготовлены четыре эшелона. Однако до Омска добрались только два состава. Два других не успели проследовать до 29 августа станцию Мга и были вынуждены вернуться в Ленинград.

Андрей Вронский

Поделиться ссылкой: