Роботы-мигранты — вот наша надежда

Наиболее бурно роботизация идёт в госкапиталистическом Китае

Вслед за компьютерной революцией в мире набирает обороты революция роботов. Некоторые сообщения масс-медиа читаются, как фронтовые сводки о наступлении роботов на людей.

Роботы против людей

…Крупнейший производитель электроники Foxconn внедряет 40 тысяч роботов, сокращая 60 тысяч сотрудников. «Ежегодно компания может выпускать 10 тысяч роботов — все они со временем придут на смену реальным рабочим, сообщила ChinaTechNews 20 октября 2016 года.

Количество роботов на 10 000 работников в 2017 году. Источник: ITIF

Число робототехники на китайских предприятиях каждый год вырастает на 20%. И к 2020 году на континентальной территории Китая будет внедрено ещё 650 тысяч единиц роботизированных механизмов, отмечается в отчёте Международной федерации робототехники (IFR).

По данным IFR, два года назад сегодня в среднем в мире приходится 85 роботов на 10 тысяч работников. Мировым лидером по роботизации является Южная Корея с показателем 710 роботов на 10 тысяч рабочих, за «Страной утренней свежести» следуют Сингапур с 658 роботами и Германия с 322 роботами. Замыкают рейтинг из 27 стран Россия и Индия с показателями четыре и три робота на 10 тысяч производственных рабочих, соответственно. В США 200 роботов на 10 тысяч занятых в экономике.

Наиболее бурно процесс роботизации происходит, судя по статистике, в Китае. Из 160 тысяч промышленных роботов, которые, по прогнозам IFR, будут проданы в Китае в 2019-м, около 100 тысяч будут произведены китайскими же компаниями.

По оценкам Всемирного экономического форума (WEF), уже к 2020 году робототехника и искусственный интеллект в 15 развитых странах, включая Австралию, Китай, Германию, Японию и США, займут пять миллионов рабочих мест. Наиболее бурно процесс роботизации происходит, судя по статистике, в Китае. Из 160 тысяч промышленных роботов, которые, по прогнозам IFR, будут проданы в Китае в 2019-м, около 100 тысяч будут произведены китайскими же компаниями. Это – четверть мирового производства.

И роботы действительно могут вытеснить людей. По оценкам международной консалтинговой компании McKinsey & Co., 73% функций сотрудников кафе и ресторанов можно автоматизировать, применяя уже имеющиеся технологии. И эксперименты в этом направлении активно ведутся. Так, в июле 2016 года робот BratWurst Bot приготовил 200 порций сосисок на гриле для гостей вечеринки. В Сан-Франциско работает автоматизированная бургерная Momentum Machines, где робот готовит 400 бургеров час. Без всякой помощи человека он нарезает ингредиенты, обжаривает булочки, составляет бутерброды и даже упаковывает их.

Количество роботов на 10 000 работников в 2017 году. Источник: ITIF

Роботы приходят в американское сельское хозяйство. По данным Министерства сельского хозяйства США, более 78% рабочей силы на фермах — иностранные граждане, и большая их часть находится в стране нелегально. В Вермонте на молочных фермах заняты в основном низкоквалифицированные работники, некоторые из них наркозависимые или проходят реабилитацию. «Фермеры жалуются на сломанное оборудование, отсутствие требуемой концентрации и постоянное нарушение условий безопасности со стороны наёмных рабочих. В связи с этим многие местные фермы начали серьёзно инвестировать в роботов, чтобы избавиться от этих проблем. Современных роботов для коровников продают по 200 тысяч долларов за штуку — дорого, но зато они легальные, надёжные и не совершают ошибок», — рассказывает издание «Хайтек».

Роботами собираются заменить не только низкоквалифицированных мигрантов, но даже моряков. The Wall Street Journal пишет, что «в недалёком будущем грузовые суда будут обходиться минимальным экипажем или плавать полностью автономно, управляемые одним оператором с берега». Вице-президент отдела по морским инновациям Британского производителя двигателей Rolls-Royce Оскар Левандер полагает, что автономность снизит транспортные расходы в судоходстве на 22%. Основная экономия будет достигаться благодаря обнулению затрат на содержание экипажа. А раз исчезнет экипаж, то отпадёт необходимость возить груз, необходимый для поддержания его жизнедеятельности, что обернётся сокращением топливных расходов или увеличением полезной нагрузки.

Клаус Шваб: «Четвёртая промышленная революция создаёт меньше рабочих мест в новых отраслях, чем предыдущие революции… главными её выгодоприобретателями являются поставщики интеллектуального или физического капитала — изобретатели, инвесторы, акционеры».

Если корабли-беспилотники — это пока ещё проект, то Google получил лицензию на использование курьеров-беспилотников вот уже больше двух лет назад. Продавец товаров и услуг через интернет фирма Amazon активно использует роботов не только на складах товаров, но и занимается   службы доставки дронами. В России прошли испытания беспилотного Яндекс-такси.

Techinsider составил список из 13 специальностей, которые в скором будущем исчезнут в США из-за развития технологий. На первом месте — телефонисты, на втором — сортировщики почты и операторы машин для обработки данных на почте, на третьем — операторы телефонных станций и диспетчерских, на четвёртом и пятом местах — заливщики металла и формовщики, в конце «чёртовой дюжины» — операторы и наладчики металлообрабатывающих станков и станков по обработке пластмассы.

Роботизированные склады Amazon:

Тревожные ожидания подбавила книга «Четвёртая промышленная революция»основателя Всемирного Экономического Форума Клауса Шваба, в которой он предрекает не только роботизацию, но и внедрение компьютерной машинерии в самого человека.

«Многие категории профессий, в частности, те, что предусматривают механический монотонный и точный ручной труд, уже автоматизированы. За ними последуют другие категории, поскольку вычислительные мощности продолжают расти в геометрической прогрессии», — рассуждает Шваб. По его мнению, даже «такие профессии, как юристы, финансовые аналитики, врачи, журналисты, бухгалтеры, страховые агенты или библиотекари, могут быть частично или полностью автоматизированы значительно раньше, чем можно предположить». «Четвёртая промышленная революция создаёт меньше рабочих мест в новых отраслях, чем предыдущие революции», а главными её «выгодоприобретателями являются поставщики интеллектуального или физического капитала — изобретатели, инвесторы, акционеры», — утверждает он перед тем, как перейти к описанию дивного нового мира, где тон будет задавать «синтетическая биология» и процветать трансгуманизм.

Спекуляция против роботов

Мощные научные открытия и технические прорывы всегда порождали завышенные ожидания. Вспомним телевизионщика из «Москва слезам не верит», утверждавшего, что в скором будущем «везде будет одно телевидение». А какой щенячий восторг вызвало изобретение паровой машины? А что творилось с людьми, когда человек полетел в космос? И было бы странно, если бы компьютерная, цифровая революция не породила гипотезы о полном изменении социально-экономической матрицы. Однако излишний трансформационный оптимизм или, наоборот, чрезмерный страх перед грядущими переменами — признак дремучей наивности. Все явления следует разбирать к социальном контексте.

Роботизированный сборочный цех производителя электромобилей Tesla:

Компьютерная революция произошла и разворачивается в контексте неолиберализма и финансового капитализма, где большая часть прибылей извлекается на спекулятивном рынке. Финансовые спекуляции существовали и раньше — на заре капитализма. Вспомним романы Бальзака или, например, роман Эмиля Золя «Деньги». Но сегодня этот способ извлечения прибыли стал доминирующим. Деньги вкладываются не в производство, а… в деньги! Так, 87% ВВП США, самой богатой страны мира, создаётся в финансовом секторе и сфере услуг.

Ведущий капиталист прошлого продавал продукт: уголь, сталь, ткань; ведущие капиталисты современности продают деньги. «Главным в мире стал кредит – обмен будущих зарплат на право владеть чем-либо – например, как ипотека. По сути ипотека – это обмен будущих зарплат на право жить в квартире или в доме», — верно заметил профессионал фондового рынка, известный финансист, член экспертных советов Московский межбанковской валютной биржи (ММВБ) Александр Лосев.

Виртуальный спекулятивный рынок нуждается в высоких технологиях. Поэтому не следует удивляться появлению «Кремниевой долины» и тому, что её учредителями стали в основном IT-компании.

Сегодня миром правят хедж-фонды, а не капитаны индустрии. И виртуальный спекулятивный рынок нуждается в высоких технологиях. Поэтому не следует удивляться появлению «Кремниевой долины» и тому, что её учредителями стали в основном IT-компании. Их продукция требуется спекулянтам. Вот и произошла смычка высоких технология и больших барышей.

«Цифровизация – это то, что позволяет создавать деньги из денег, масштабируя возможности. И вот эта модель прекрасно показывала рост, надувались пузыри. Рост – долг, потому что это всё финансировалось в долг, — объясняет Александр Лосев. — Информация стала товаром. Данные – это новая нефть, как нам говорят те, кто двигает финансовый капитал, потому что информация становится ресурсом для создания благ».

Продукция IT-индустрии используется в оборонной промышленности и космической отраслях, а это уже — государственная сфера. Недаром среди пионеров «Кремниевой долины» мы находим Lockheed Martin Corporation — компанию, которая работает в оборонной и в авиа–космической отраслях, а её основной заказчик и потребитель — правительство США. Можно проследить связи и других компаний «Кремниевой долины» с американским военно-промышленным комплексом. И так везде. И так всегда. Как только мы начинает изучать историю того или иного технологического прорыва, то неизбежно перед нами начинает маячить тень государства.

Прав публицист Валерий Коровинутверждая: «Как только в Америке или где-либо на Западе начинался экономический спад, депрессия или же возникала идея совершить экономический рывок, как тут же происходило обращение к самым нелиберальным мерам – кейнсианство, инсуляция, автаркия больших пространств, протекционизм, патернализм, закрытие границ, заградительные пошлины — и т.д.» Да и не будем забывать: вначале был рейгановский план СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), а потом мы получили интернет.

Наиболее бурно роботизация идёт в госкапиталистическом Китае

Так или иначе, никакого противоречия между развитием IT-индустрии и деиндустриалицией капитализма в целом нет. IT-индустрия — орудие спекулятивного финансового капитализма. Что не сказать о следствии компьютерной революции — роботизации. Одно дело — робот в бургерной в Сан-Франциско, недалеко от «Кремниевой долины», а другое — на массовом производстве.

Информации о роботах немало. Но в основном она касается startup. Не нужно, пуская слюни, завороженно смотреть на эти startups, словно папуас на блестящие бусы. «В США нет робототехнических компаний, которые были бы лидерами мирового рынка», — отмечает издание Forbes. Ссылка на роботизацию складов фирмы Amazon не работает, ибо Amazon — это сфера услуг. Это — торговля через интернет, где чем больше объём продаж, тем выше прибыль. Где время — деньги. Роботы на складах работают быстрей человека и не устают, поэтому и их внедрение окупается за короткий срок. Что касается, допустим, тех отраслей экономики, которые приносят всего 13% ВВП США, а это в основном отрасли экономики группы А, в них роботизация, по замерам экспертов, окупится лет через 25-30. Не выгодно. Спекулировать на бирже гораздо выгодней, пусть и рискованней. Инвестиции в финансовый сектор отзываются тройной прибылью через три месяца.

Американская экономика — это не только и не столько хайтек. Это и «ржавый пояс» умершей металлургии, это и город-призрак Детройт, который ещё в недавнем прошлом был мировой столицей автомобилестроения.

Foxconn, который внедряет 40 тысяч роботов, оставляя без работы 60 тысяч человек, — производитель электроники, и роботизация этой фирмы тоже вполне в цифровой логике финансового капитализма. Как и «тотальная роботизация» Южной Кореи.

Чтобы роботы внедрили в обрабатывающей промышленности, нужна государственная поддержка. В Китае, не будем забывать, экономика плановая. Сейчас в Поднебесной идёт реализация 30-го пятилетнего плана, который и предписывает внедрять роботов. В Германии роботизация внедряется по государственной программе под названием «Индустрия 4.0». Да и американское государство, когда речь заходит о нуждах обороны, деньги на инновации не жалеет. Но государственная поддержка — очередное подтверждение того, что финансовый капитализм и долгосрочные инвестиции — две вещи несовместные.

Что касается «Кремниевой долины», то капиталистическая система выстрелила дублетом, дабы удовлетворить как запросы спекулянтов, так и оборонные нужды. Однако американская экономика — это не только и не столько хайтек. Это и «ржавый пояс» умершей металлургии, это и город-призрак Детройт, который ещё в недавнем прошлом был мировой столицей автомобилестроения. Недаром Дональд Трамп пришёл к власти под лозунгом реиндустриализации, которая создаст новые рабочие места в реальном секторе экономики.

А как же производство электромобилей Tesla в США, где сборочные цеха роботизированы почти полностью? Да так… На протяжении последних восьми лет компания показывает чистый годовой убыток. Наибольшие убытки имели место в 2017 году — 2,24 миллиарда долларов. В первом квартале 2018 года компания обновила рекорд по убыточности. Убыток составил 710 миллионов долларов. Суммарно за 2018 год убытки Tesla составили около 976 миллионов долларов. При этом компания Tesla пользуется финансовой помощью со стороны государства. Информация об этом есть в открытых источниках.

Миграция роботов

А что Россия? Работоспособное население России каждый год сокращается на один миллион. Через 10 лет мы недосчитаемся 10 миллионов рабочих рук. Что делать, чтобы наша экономика не встала, как автомобиль без бензина? Одни предлагают организовать массовый завоз в Россию мигрантов, в основном — из Средней Азии. Но это всё большей частью — неквалифицированная рабочая сила. Как на молочных фермах Вермонта. И её обилие будет тормозить модернизацию экономики, порождая этнографические и культурные проблемы. Понимая это, некоторые товарищи предлагают всё доверить роботам. Но кто их будет производить в промышленных масштабах в стране, где разрушено машиностроение? И будут ли предприниматели ждать, когда окупится дорогостоящая роботизация?

В России роботостроение развивается в военно-промышленном комплексе, серийного производства промышленных роботов для гражданских нужд нет, отмечает издание Forbes, предлагая российским производителям «выходить на рынок Китая, как это сделали лидеры мирового роботостроения ABB, Fanuc, Yaskawa и другие».

Выход для нас — роботы-мигранты из Китая. Для развития собственного массового роботостроения нужна новая индустриализация России, которая возродит отечественное машиностроение.

«В России 14 февраля 2017 года утверждён план мероприятий («дорожная карта») «Технет» (передовые производственные технологии) Национальной технологической инициативы (НТИ). Объём финансирования дорожной карты «Технет» в рамках НТИ составит 15,6 миллиарда рублей в 2017-2019 годах, из которых семь миллиардов – внебюджетные средства. На фоне инвестиций в робототехническое направление китайской провинции Гуандун — 150 миллиардов долларов, инвестиции в реализацию дорожной карты «Технет» не выглядят обнадеживающе. Не вселяют оптимизма и ожидаемые результаты: по этому плану к 2019 году доля России на мировых рынках «Фабрик будущего» в сегменте инжиниринга и конструирования должна составить 0,5%, а к 2025 году — 0,9%. Количество фабрик к 2019 — три, к 2025 году — десять», — рассказывает Forbes.

Получается, что выход для нас — роботы-мигранты из Китая. Для развития собственного массового роботостроения нужна новая индустриализация России, которая возродит отечественное машиностроение. А это — глобальная государственная программа.

А пока споры на тему, кто больше нужен российской экономике, роботы или мигранты, представляются просто упражнениями для мозгов. В советской армии бытовала поговорка: «Три солдата из стройбата заменяют экскаватор». Сейчас место солдат из стройбата надолго заняли мигранты.

P.S.

Разбирая вопрос роботизации, мы намеренно не затрагивали гуманитарный и культурный аспекты проблемы. Наверное, робот-официант в закусочной быстрого питания — это даже лучше, чем задёрганный и искусственно улыбающийся малый. Но в семейном ресторане всё-таки хочется пообщаться с хозяевами, обсудить с ними их новые фирменные блюда. Это лишь один, может быть, не самый удачный пример. Если роботы освободят человека от труда, а искусственный интеллект будет и думать за него, то кем тогда станет сам человек? Труд, помимо всего прочего, — это ещё и этическая категория.

А вообще интересно, сколько трудится людей на предприятиях, где собирают роботов? Много или мало? Собирают ли роботы таких же роботов?

С другой стороны, не нужно бояться новых «машин и механизмов». Всё, что освобождает человека от тяжёлого, монотонного, отупляющего труда — это благо. Если бы мы думали иначе, то предложили бы крушить стиральные машины и посудомойки. Да и экскаваторы тоже.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий