Прах и пепел усадьбы Колчаново

Kolchanovo_3

На днях в Волховском районе Ленобласти практически полностью сгорел уникальный помещичий дом, построенный из дерева во второй половине XIX века и умудрившийся хорошо сохраниться до нынешних времён. Теперь полюбоваться им можно только на фотографиях.

Архитектор усадебного дома в Колчаново неизвестен. Здание было построено в духе скандинавской деревянной архитектуры / Фото Алексей Слёзкин

Тайны старинной башни

Изложенная в путеводителях история усадьбы такова. По реке Сясь, на берегу которой и появилось поместье, проходил тихвинский водный путь, соединявший Балтийское море с Волгой. По нему от Петербурга до Рыбинска для судов пролегал самый короткий маршрут в 924 километра. Но использоваться здесь из-за мелководья могли только небольшие плоскодонные корабли, которые так и назывались «тихвинки». Движение здесь было открыто в 1811-м, а примерно через 20 лет в Колчанове построили пристань, склады и каменную башню, которая использовалась как маяк для обозначения местных речных порогов.

Складские помещения на пристани принадлежали купцу Михаилу Родионовичу Шарапову, который в середине XIX века и завладел земельным участком, где около 1870 года построил усадебный дом, использовав при этом и башню-маяк. Вокруг дома был разбит большой парк.

По реке Сясь, на берегу которой и появилось поместье Шарапова, проходил тихвинский водный путь, соединявший Балтийское море с Волгой

Теперь о нестыковках. В путеводителях говорится, что Шарапов купил участок и построил дом с использованием маяка, потому что местный водный путь потерял своё значение из-за появления железной дороги на Тихвин. Но таковая была построена только в начале ХХ века. То есть судоходство здесь продолжалось ещё как минимум 30 лет после строительства усадьбы, а значит и маяк, по идее, по-прежнему был нужен – пороги-то на реке никуда не делись.

Кроме того, достаточно даже не экспертного взгляда на башню, чтобы возникли сомнения в её предназначении. Конечно, возможно, что её использовали в качестве маяка, но явно не только для этого. Может быть, она служила и как водонапорная, или была частью какого-то внушительного грузоподъёмного механизма, или же вообще изначально построена как элемент усадебного дома.

Хозяева и строители затерялись во мраке

О Михаиле Шарапове почти ничего неизвестно. В разных источниках его именуют лесопромышленником и потомственным почётным гражданином. Он скончался в 1889-м и похоронен на кладбище в Колчаново. Имение перешло по наследству его дочери Пелагее, выданной замуж за купца Александра Ефимовича Пименова, ставшего владельцем поместья в 1899-м после смерти супруги.

Новый владелец был сыном Ефима Григорьевича Пименова, по национальности вепса, по происхождению крестьянина из села Шокша (нынешний Прионежский район Карелии), который стал купцом первой гильдии, избирался председателем Олонецкой губернской земской управы, в 1871-1873 годах был городским головой Петрозаводска. Александр Пименов, судя по информации ряда источников, после революции 1917 года покинул Россию и умер в середине 30 годов прошлого века в эмиграции.

Движение по Тихвинской водной системе было открыто в 1811-м

Архитектор усадебного дома в Колчаново неизвестен. Интересно, что здание было построено в духе скандинавской деревянной архитектуры. Её образцы сохранились кое-где на Карельском перешейке. Много было таких дач сооружено и в предместьях Петербурга. Возможно, там тоже потрудились финны, что не очень удивительно, а вот откуда эта стилистика появилась на территории нынешнего Волховского района Ленобласти, который не граничит ни с Карелией, ни с Финляндией – вопрос для исследователей.

Кстати, в том же духе построен особняк для строителя Волховской ГЭС Генриха Графтио, где теперь расположен краеведческий музей.

В колчановском поместье в советское время располагались рабоче-крестьянский клуб и дом отдыха. Во время Великой Отечественной войны здесь располагался госпиталь, где однажды выступила с фронтовой агитбригадой Клавдия Шульженко. Позднее в усадьбе Шараповых-Пименовых обосновался детский пульмонологический санаторий Министерства здравоохранения РФ. Для него было построено несколько спальных и лечебных корпусов, историческое здание использовалось для учебных и административных целей.

Восстановлению не подлежит?

24 декабря 2020 года в 15.30 на пульт дежурного регионального главка МЧС поступил сигнал о пожаре в колчановской усадьбе. Локализовать возгорание удалось, когда его площадь достигла 750 квадратных метров. Окончательно потушить здание удалось только к утру следующего дня. Остались лишь фрагменты одного из деревянных фасадов и каменная башня. К счастью, никто из обитателей и сотрудников санатория не пострадал.

Здание является объектом культурного наследия регионального значения. Вопрос о его дальнейшей судьбе будет решаться на федеральном уровне, поскольку санаторий принадлежит Минздраву РФ. При этом неизвестно, был ли памятник застрахован, сохранились ли его строительные чертежи или хотя бы профессиональные обмеры.

24 декабря 2020 года в 15.30 на пульт дежурного регионального главка МЧС поступил сигнал о пожаре в колчановской усадьбе

Вполне возможно, что даже как новодел в историческом виде усадебный дом Шараповых-Пименовых восстановлен не будет, а на его месте построят для санатория современный безликий корпус – вполне в духе нынешнего «технократизма» и «оптимизаторства».

К сожалению, памятники деревянной архитектуры в Ленинградской области исчезают один за другим. Напомним, в частности, что ночью 8 мая 2014 года в Вырице сгорел старинный деревянный особняк, который в своё время принадлежал отцу Ивана Ефремова и где прошло детство выдающегося учёного и писателя. Двухэтажный дом на берегу реки был прекрасным образцом дачной архитектуры конца XIX – начала ХХ века.

Игорь Теплов

Вам будет интересно