Перейти к содержимому
Главная страница Пороховница в Лисьем Носу: приглашение на казнь

Пороховница в Лисьем Носу: приглашение на казнь

Руинам пороховых погребов в Лисьем Носу рекомендовано придать статус выявленного объекта культурного наследия. В истории этого здания много тайн, в том числе и связанных с приведением в исполнение смертных приговоров.

Выгоревшее здание ныне представляет собой заброшенные руины

Петербургский комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры сообщил на днях, что работающая при нём специальная комиссия приняла решение о включении здания пороховых погребов и лаборатории в Лисьем Носу в соответствующий реестр.

Цитируется глава ведомства Сергей Макаров, который «специально съездил» посмотреть это здание, «производящее сильнейшее впечатление». «Безусловно, такая шикарная монументальная постройка, связанная со славой русского оружия, заслуживает статуса памятника», — заявил чиновник.

История этого объекта, относящегося к фортификационным сооружениям Кронштадта, естественно, окутана военной тайной. По мнению специалистов, обустройство гавани, орудийной батареи и поселения для обслуживающего их персонала на оконечности мыса Лисий Нос связано с защитой Петербурга от возможной атаки английского флота в ходе Крымской войны в 1854 году.

КГИОП в своём информационном сообщении отмечает, что «большой одноэтажный кирпичный пороховой погреб был построен, вероятно, в 1864-1868 годах в ходе реконструкции системы оборонительных сооружений Кронштадтской крепости».

Кстати

Проект этих работ разработали выдающиеся военные инженеры Эдуард Иванович Тотлебен (1818-1884), широко известный по обороне Севастополя в ходе Крымской войны, и основательно забытый Константин Яковлевич Зверев (1821-1890), именем которого назван один из построенных им фортов на Северном фарватере Кронштадта.

Многочисленные отдельные кирпичи и целые фрагменты обрушенных стен здания порохового погреба в Лисьем Носу маркированы клеймом «Стуккей». Этот завод был построен в середине 1870-х в новосаратовской колонии немецких переселенцев на правом берегу Невы и принадлежал коллежскому асессору Егору Егоровичу Стуккею (1817-1882) — выходцу из Шотландии.

Кирпичей с такой маркировкой на развалинах пороховых погребов в Лисьем Носу великое множество

Кстати

Его младший брат Вениамин Егорович (1823-1898) — академик архитектуры российской Императорской академии художеств. Работал в Департаменте уделов, Министерстве финансов, преподавал в Институте гражданских инженеров, был архитектором Монетного двора и Горного института, где перестроил здание лаборатории. По его проектам в Петербурге сооружены несколько особняков и доходных домов. По некоторым данным, Стуккей участвовал и в работах по укреплению фортов Кронштадта.

Завод затем несколько раз менял владельцев, которые, тем не менее, по-прежнему использовали клеймо «Стуккей». Можно предположить, что эти кирпичи были использованы при реконструкции здания в Лисьем Носу на рубеже XIX-ХХ веков, когда, судя по архивным документам, был надстроен второй этаж, где разместилась лаборатория, и увенчанное фронтоном, богато оформленное в «кирпичном» стиле сооружение приобрело более-менее сохранившийся поныне внешний вид. Несколько ранее вокруг погреба был создан земляной вал, также дошедший до наших дней.

Так выглядит мыс Лисий Нос со зданием пороховых погребов на дореволюционной открытке

Вплоть до 1917 года, да и позднее, здание использовалось по прямому назначению, то есть в качестве арсенала. Существенных перестроек советского времени специалисты не отмечают. После Великой Отечественной войны комплекс построек и прилегающую территорию занимал филиал ЦНИИ военного кораблестроения Министерства обороны СССР, позднее — 18-й арсенал Военно-морского флота.

Здесь занимались проектированием и моделированием корабельных ракетных установок, в том числе и для недавно погибшего флагмана российского Черноморского флота крейсера «Москва».

Уже примерно десять лет бывший военный объект заброшен, основное здание, которое теперь хотят внести в охранный реестр, выгорело, но находится на балансе Федерального государственного автономного учреждения «Управление имуществом специальных проектов» Министерства обороны РФ. Дальнейшая судьба памятника и прилегающей к нему территории неизвестна.

В этих прочных казематах моделировали торпеды для советских боевых кораблей

Ещё одна тайная страница истории этого объекта и окружающей его местности связана с практикой приведения в исполнение смертных приговоров.

После подавления революции 1905-1907 годов и введения военно-полевых судов для террористов и иных «врагов существующего строя» в Петербурге возникла проблема с подходящим местом казни. Естественно, что оно должно было быть удобным для палачей и максимально секретным.

В архиве канцелярии петербургского градоначальника сохранился документ за подписями чиновника особых поручений Муре, штабс-капитана Михайлова и помощник управляющего речной полицией подполковника Свешникова, который стоит процитировать:

«При исполнении нами возложенного на нас поручения по осмотру местности, предназначенной для приведения в исполнение приговора над присуждёнными к смертной казни, мы выяснили, что перевозка преступников и конвоя к месту казни («Лисий Нос») по Приморской ж. д. от станции «Новая Деревня» не представляет удобств, так как на станции этой, благодаря летнему времени, постоянно находится масса отъезжающих и приезжающих дачников…

Наиболее удобным способом доставки преступников к месту казни является перевозка их морем от Петербурга через Морской канал или Невский фарватер к Кронштадту на пристань «Лисий Нос». Таковая перевозка удобна тем, что суда, имеющие выполнить это поручение, подойдя к пристани «Лисий Нос» в период времени от 12 час. 30 мин. ночи до 7 час. 35 мин. утра, могут произвести высадку приговорённых, каковая совершенно незаметна, так как в это время ни поезда, ни пароходы не ходят…

Вблизи места казни расположены пороховые погреба, которые с прилегающей к ним местностью охраняются часовыми от караула 2-го крепостного Кронштадтского полка. Караул — унтер-офицерский. На правах дежурного по караулам при карауле находится того же полка прапорщик Петров, состоящий в непосредственном подчинении коменданта Кронштадтской крепости генерал-лейтенанта Гусакова, без предписания которого допустить к названной местности никого не может. В ведении того же прапорщика Петрова находятся предметы, необходимые для производства казни. Местность пороховых погребов и места казни лесистая, безлюдная и вполне соответствует этому назначению. На случай приведения в исполнение приговора в местности «Лисий Нос» начальник караула должен быть об этом предупреждён комендантом Кронштадтской крепости официальной бумагой, так как ему необходимо некоторое время на приготовление эшафота и принадлежностей, и без письменного приказания высадку на пристани он не разрешит».

Призраки казнённых и поныне бродят по этим мрачным развалинам?

Велика вероятность, что местность использовалась для проведения казней и в советское время — в период красного террора и в ходе сталинских репрессий. Кроме того, есть сведения, что в марте 1921 года возле пороховых погребов в Лисьем Носу в братских могилах были похоронены жертвы кронштадтского восстания (с обеих сторон) и 120 тел погибших, у которых не было обнаружено документов, то есть их невозможно было идентифицировать.

Эти тайные и мрачные страницы истории пороховых погребов в Лисьем Носу ещё предстоит исследовать.

Игорь Теплов

Использованы иллюстрации с сайта КГИОП

Поделиться ссылкой: