«Почему один получает тысячи, а другой миллионы?»

zarplata1

На днях были обнародованы результаты исследования, посвящённого изучению так называемого «зарплатного неравенства» в российских регионах. Ленинградская область оказалась в середнячках, а вот Петербург вырвался в лидеры, опередив лишь Москву. Экономисты обратили внимание, что раньше в Петербурге такого разрыва между богатыми и бедными не было. Политологи говорят, что в целом положение дел вполне поддаётся объяснению.

Петербург – среди лидеров по зарплатному неравенству в России

Максимальное зарплатное неравенство в России зафиксировано в Москве, Санкт-Петербурге, а также Подмосковье и Тюменской области. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на свежее исследование международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. В столице доходы самых низкооплачиваемых специалистов от доходов самых высокооплачиваемых специалистов отличаются почти в 18 раз. Петербург занимает второе место в рейтинге.

В Москве наименее оплачиваемые десять процентов получают “на руки” около 20 тысяч рублей, а наиболее оплачиваемые десять процентов зарабатывают порядка 358 тысяч рублей. При этом средняя зарплата на крупных и средних московских предприятиях составила около 98 тысяч рублей после вычета подоходного налога. «Второе место в рейтинге занимает Санкт-Петербург, где зарплаты самых низкооплачиваемых (16,6 тыс. рублей) и высокооплачиваемых (211,5 тыс. рублей) отличаются в 12,7 раза», — говорится в исследовании. Но, к сведению, по размеру средней зарплаты — 66,6 тысячи рублей — Петербург вовсе не в лидерах, а всего лишь на 11 месте в рейтинге регионов.

По словам президента сети FinExpertiza Елены Трубниковой, зарплатное неравенство усугубила пандемия: «Приоритетом российских властей стала минимизация безработицы и сохранение занятости, пусть и ценой низких зарплат. Правительство стимулировало работодателей сохранять штат, однако у бизнеса в условиях кризиса не было возможности держать зарплаты на прежнем уровне. В результате значительная часть работников со средними зарплатами перешла в категорию низкооплачиваемых».

Экономист и политик Оксана Дмитриева отреагировала на результаты исследования по Петербургу. По её мнению, информация требует тщательного анализа и принятия мер:

«Раньше в Петербурге не было такого разрыва между самыми высокими и самыми низкими доходами. Дифференциация в зарплатах стала следствием перевода сюда структур и топ-менеджмента “Газпрома”. То есть верхняя граница — это 10% самых высоких доходов, обеспечена за счёт зарплат одного процента руководящего звена.

В предыдущие годы анализ показывал, что менее 1% граждан получают 40% доходов физических лиц. А зарплата топ-менеджмента на некоторых крупных предприятиях превышает фонд оплаты труда всех остальных работников. Неравенство в заработной плате и доходах требует масштабного статистического обследования и принятия адекватных мер».

В стороне от обсуждения не остался и околополитический певец Сергей Шнуров, посвятивший теме стихотворение с посылом «человечество, возьмись скорей за разум». В экспресс-произведении на злобу дня есть такие строки: «Кто не обладает щас снаровкой / Тот не выжмет в рукколу лимон/ Токарь доедает *** с морковкой/ А тиктокарь получает миллион». Как принято писать, авторская орфография и пунктуация сохранены.

По просьбе «Родины на Неве» ситуацию с зарплатным неравенством в Петербурге и Ленобласти прокомментировал директор Института современного государственного развития, политолог Дмитрий Солонников:

«Если говорить про Петербург, то нижняя планка зарплат в Петербурге такая же, как везде — чуть больше МРОТ. Это то, что платят в компаниях, где или основная оплата труда идёт вчёрную, или там, где действительно максимально дешёвый труд. Нижний уровень везде одинаковый. Петербург в этом отношении ничем не отличается от большинства субъектов Российской Федерации, кроме северных территорий, где самый нижний уровень выше, но и жить там нужно в совсем других условиях.

Верхний уровень зарплат в Петербурге совсем не такой как в среднем по стране. В Петербурге уже находится целый ряд крупнейших корпораций, в том числе мировых. Те же “Газпром”, “Газпромнефть”, здесь юрадрес ВТБ, здесь находится ОСК. И зарплаты менеджеров крупнейших корпораций находятся на мировом уровне и исчисляются десятками, сотнями тысяч долларов. В этом отношении верхняя планка зарплат не такая как по стране в целом.

Петербург логично находится в этой вилке разрыва. Я не думаю, что это какой-то критический показатель. Нижняя планка, повторюсь, такая же, как везде. А верхний уровень заметно вырос, после того как сюда переехал ещё и головной офис “Газпрома”. Действительно люди с очень высокими зарплатами, получающими как топ-менеджеры крупнейших мировых компаний, находящиеся на оплате в этих высших категориях, они теперь в Петербурге есть, поэтому разрыв сильно увеличился. Раньше этого не было.

В Ленинградской области таких компаний нет. В Ленинградской области в основном работают компании с местными брендами, со специалистами, ориентированными на потолок зарплат, исходя из того, что есть в субъекте. Там нет такого разрыва. Ленобласть находится в стандартной ситуации для большинства субъектов нашей страны. Нижний уровень зарплат в Ленобласти такой же, как и в Санкт-Петербурге.

Дальше вопрос в том, как рынок труда будет складываться в Петербурге и в области — есть ли возможность среднюю заработную плату поднять до средней заработной платы в Петербурге? То, что здесь есть разрыв, все понимают: чуть ли не 400 тысяч жителей области периодически или постоянно работают в Петербурге. То есть, трудовая миграция идёт из Ленинградской области в Санкт-Петербург, что говорит о том, что в Петербурге оплата труда выше. Это определённая проблема.

Зарплатный разрыв в Петербурге останется большим, с этим бороться фактически невозможно. Минимальная оплата труда за минимальную работу всё равно будет сохраняться везде. И существование серых и чёрных зарплат, при всей борьбе федеральной налоговой службы с этим явлением, никто не отменял».

Вопрос в том, как воспринимает население ситуацию, в которой разрыв между зарплатами такой большой. Не грозит ли ропот и недовольство социальными взрывами? По мнению председателя Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса Алексея Третьякова, по европейским меркам Россия должна была бы уже перейти порог социального бунта. Но в реальности этого не происходит.

«Слышали про цедильный коэффициент? Он показывает разрыв между 10 процентами самых богатых и 10 процентами самых бедных. Вся европейская социология строится на том, что когда этот коэффициент выше 10 — это порог социального взрыва, буча, бунта. В Европе стараются не доходить до 10, в Америке он порядка 14. А по России данные чрезвычайно разнятся, независимые эксперты дают больше 20. Такой разрыв строится на несправедливой приватизации, которая породила дикий капитализм со всеми вытекающими. Дисбаланс доходов — это интерес элиты. Посмотрите на Скандинавию: там есть налоги на роскошь, целая система выравнивания доходов. А у нас дикий капитализм. В нынешней системе, когда олигархи наше все, эта задача не решаема», — приводит слова Третьякова «Комсомольская правда».

У политолога Дмитрия Солонникова свой взгляд на потенциальную угрозу большого зарплатного неравенства:

«Здесь скорее идёт речь о несправедливости. Разница в зарплатах, конечно, должна быть: разные компетенции, разная ответственность, и зарплаты должны разниться. Вопрос в справедливости. Почему у одних людей зарплата столь высокая по сравнению с другими? Если этому объяснение есть, всё нормально. Если зарплата ректора университета от доктора наук отличается на два порядка, возникают вопросы. Когда зарплата отличается не в разы, а в порядки, это, конечно, проблема. Почему один получает тысячи, а другой миллионы? То же самое с руководителями крупных компаний.

Но когда мы говорили о зарплатах топ-менеджеров, то имели в виду европейский опыт. А есть китайский опыт, где зарплаты топ-менеджеров совсем не такие как во всём мире. Руководители крупнейших китайских банков получают денег на порядки меньше, чем руководители российских банков. То есть, оперируя заметно большими деньгами, получают ощутимо меньше. Но это китайское общество, мы от него сильно отличаемся. Я не уверен, что предложи такую справедливость россиянам со всеми другими нюансами китайского общества, россияне бы на неё согласились. Многие предпочтут неравенство, но чтобы не было такого тотального контроля и вмешательства государства в частную и коммерческую жизнь как в Китае. Думаю, большинство жителей нашей страны проголосуют против полноценной китайской модели общества. Я думаю, у нас она просто нереальна».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: