Перейти к содержимому
Главная страница Опера непринуждённого комизма

Опера непринуждённого комизма

Как и все великие театры, Мариинка входит в новый сезон с премьерой. На этот раз – с оперой Джоаккино Россини «Итальянка в Алжире». Её поставила режиссёр Екатерина Малая. Это первая постановка «Итальянки в Алжире» на сцене Мариинского театра.

Сюжет оперы Джоаккино Россини «Итальянка в Алжире» связывают с турецкой легендой о Роксолане. Либретто оперы написал в 1808 году историк, профессор красноречия и политический деятель Анджело Анелли (1761-1820)

«Итальянку в Алжире» двадцатиоднолетний Россини написал за 23 дня, и её премьера прошла в венецианском театре Сан-Бенедетто 22 мая 1813 года. Публика приняла оперу с восторгом.

Сюжет «Итальянки в Алжире» связывают с турецкой легендой о Роксолане. Пятнадцатилетнюю итальянку (по другим данным славянку) в 1520 году похитили корсары и продали её в гарем султана Сулеймана. Девушка вскоре приобрела над правителем неограниченную власть. Она заставила осудить на смерть визиря и старшего сына султана Мустафу, бежать другого сына и составила заговор против султана, а после его раскрытия осталась безнаказанной. Либретто «Итальянки в Алжире» в 1808 году написал историк, профессор красноречия и политический деятель Анджело Анелли (1761-1820), который в 1793-1817 годах был постоянным либреттистом миланского театра Ла Скала.

В середине апреля 1813 года импресарио театра Сан-Бенедетто предложил Россини, успевшему прославиться оперой «Танкред», контракт на оперу-буффа. Композитор, выбрав «Итальянку в Алжире», справился с работой меньше чем за месяц. В венецианской премьере участвовали два крупнейших исполнителя эпохи Россини – контральто Мариетта Марколини в роли Изабеллы и бас Филиппо Галли в роли Мустафы.

«Музыкант в разгар эпохи “Бури и натиска” продолжает беззаботно смеяться. Бетховен уже написал восемь симфоний, подняв героические бури, а Россини, моложе его лет на двадцать, продолжает жить в атмосфере совершенного веселья; правда, у него это не просто легкомысленное поведение, но лихорадочный пыл, подчиняющийся, впрочем, разуму. Увертюра – одно из первых крупных инструментальных произведений совсем молодого автора, в котором он демонстрирует свою способность смеяться без помощи текста – а тот всё же остаётся необходимым для понимания духа комической оперы. 1813 год – дата рождения Верди, и Россини, можно сказать, идет прямо, не сворачивая, по пути, ведущему от романтизма к реализму, по пути, которым пойдёт Верди.

Когда мы говорим о реализме, то должны объясниться. Критики часто пишут о сюрреальном комизме Россини, то есть о том, что его фантазия, подобно вихрю, сметает привычный порядок вещей, так что всё начинает кружиться в некоем безумном полёте. Этот бурный, безудержный, близкий к головокружению восторг можно, конечно, назвать абсурдным, но в нём нет ни моральных экивоков, ни скрытых разочарований. За исключением нескольких нежных элегических сцен, перед нами комизм в чистом виде, воплощённый в музыке и вызванный – вот где реализм композитора – желанием нарисовать очень смешные карикатуры, но без мучительного гротеска – здесь он чужд сюрреальному. Россини – не одинокий интеллектуал, но очень умный выходец из средних слоёв, который после долгих лет притворных реверансов, едких смешков и затаённой злости, наконец бросил в лицо обществу всё, что накопилось в его душе» – таково мнение историка оперного искусства Густаво Маркези.

По мнению Стендаля, Россини погружает нас «в море самого непринужденного комизма». «Итальянка в Алжире», считает писатель, – «высшее достижение жанра буффа». «Музыка оперы блещет остроумием, пленяет лирической прелестью, щедрой мелодикой», – настаивал советский музыковед Абрам Гозенпуд.

Конечно же, комичен и сюжет. Действие развертывается в фантастическом Алжире, при дворе Мустафы-бея, который, пресытившись любовью жены Эльвиры, не прочь тряхнуть стариной с избранницей помоложе – благо корсары захватывают в плен Изабеллу, итальянку с корабля, разбившегося у берегов Алжира. Мустафа-бей влюбляется в Изабеллу, а Эльвиру собирается выдать замуж за своего любимого раба Линдоро, давно любящего Изабеллу. Прекрасная итальянка тоже любит Линдоро. С помощью Эльвиры она решает провести султана, полного, по его словам, «небывалых ощущений». Пока Эльвира отвлекает внимание своего мужа, Изабелле и Линдоро удаётся бежать. А одураченному Мустафе ничего другого не остается, как вернуться к своей жене. «Важное место занимают хоровые эпизоды, ранее жанру буффа не свойственные. В сцене побега они приобретают совсем необычный – воинственный, героический – характер», – отмечала советский музыковед Алла Кенигсберг.

Несмотря на легкомысленный сюжет, некоторые эксперты видели если не во всей опере, то в некоторых её сценах политические аллюзии, отмечали, как Кенигсберг, что опера «вызвала взрыв патриотических чувств у итальянцев, мечтавших об объединении и возрождении угнетённой чужеземцами родины».

Маркези пошёл дальше и разглядел феминистские смыслы «Итальянки в Алжире». «Изабелла, не отступающая перед турком – укротителем женщин – и призывающая своих земляков показать, каковы итальянцы. Эта неожиданная страница – настоящий митинг кануна Рисорджименто – дополняет портрет Изабеллы, подлинной героини Россини, властвующей собой, богатой на выдумку, цельной, более смелой, чем мужчина, – жертва собственных пороков. Это олицетворение практического реализма, образ, в котором, как в зеркале, отражаются странности мужчин. Разумеется, женщины любят, это их единственное слабое место. После патриотического наполеоновского гимна она, лиричная и мечтательная, хотя и с ружьём в руках, бросается в объятия Линдоро. В улыбчивом марше воспевается власть женщин, а далёкий звук валторны словно слегка издевается над мужским воинством, смирным и послушным, следующим за обезумевшим голосом Изабеллы», – трактовал историк оперы.

Современные критики соглашаются, что в опере «время от времени встречаются острова нежной лирики и рефлексии: Россини способен как смешить, восхищать, кружить голову, так и трогать и воодушевлять» (Христина Батюшина). А вообще нам предлагают не утруждать себя поиском смыслов, а вспомнить строки Александра Сергеевича Пушкина из «Евгения Онегина»: «Но уж темнеет вечер синий, пора нам в оперу скорей, там упоительный Россини…» 

В Мариинском театре «Итальянку в Алжире» ставят впервые. Режиссёр-постановщик Екатерина Малая, уроженка Перми, выпускница Пермского государственного института искусства и культуры (кафедра режиссуры драматического театра) и Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова (кафедра режиссуры музыкального театра, мастерская народного артиста России, профессора Станислава Леоновича Гаудасинского). Екатерина принята в Мариинский театр в 2017-м, но «Итальянка в Алжире» её первая постановка. До этого она в Петербурге ставила оперу Жоржа Бизе «Кармен», на сцене Эрмитажного театра (2015), и оперу Тирсо де Молина «Ревнивая к себе самой», в Санкт-Петербургской консерватории (2016).

Впервые «Итальянка в Алжире» в постановке Малой была показана в рамках фестиваля «Звёзды белых ночей» 27 июля 2022 года.

Спектакль пройдёт на главной сцене Мариинского театра 7, 8 и 15 сентября. Начало в 19 часов.   

Подготовил Дмитрий Жвания

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2