Перейти к содержимому
Главная страница Обратная сторона антироссийских санкций

Обратная сторона антироссийских санкций

В ответ на принятое президентом Владимиром Путиным решение о проведении специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины ряд стран ввёл жёсткие санкции в отношении России. Речь в том числе идёт о масштабном пакете экономических санкций со стороны Евросоюза в консолидации с Вашингтоном и Лондоном. Цель санкций провозглашена как «разрушение российской экономики». Однако эффект может оказаться прямо противоположным. «В припадке бешенства они выстрелили себе в ногу», — говорят эксперты и прогнозируют коллапс европейской экономики.

Экономические санкции против России уже привели к ажиотажу у банкоматов

Невозможно отрицать, что массированные экономические санкции нанесут России ущерб, но они же стимулируют укрепление национального суверенитета в экономической сфере, считает экономист Сергей Глазьев. Сценарий, с его точки зрения, мог бы быть даже более оптимистичным, если бы не пассивная политика денежных властей.

Эксперт напомнил, как предыдущие санкции и ответные меры российского правительства в виде ограничения импорта продовольствия способствовали росту отечественного сельхоз производства. Предприятия оборонной и энергетической промышленности научились обходить санкции, отказавшись от использования доллара, а заодно и американских банков в пользу национальных валют и банков стран-партнеров. На очереди, говорит экономист, освоение цифровых валютных инструментов, которые можно использовать, не прибегая к услугам банков, опасающихся попасть под санкции. Помимо этого, санкции станут толчком для возвращения в страну вывезенных олигархами капиталов, да и их самих — во избежание конфискаций и арестов.

Что касается последствий новых санкций, то они бьют и по тем, кто их поддерживает.

«Европейские политики под воздействием американских кураторов вводят крайне вредные для себя санкции против Банка России. Замораживая его валютные резервы, они уничтожают евро как мировую и даже евразийскую валюту, делают невозможным импорт российских товаров обычным образом, включая газ и удобрения, провоцируют Россию на замораживание европейских активов и прекращение импорта европейских товаров. Про неизбежный из-за этого рост цен и убытков в ЕС они не думают. В припадке бешенства они выстрелили себе в ногу», — пишет Глазьев в своём телеграмм-канале.

Эксперт говорит о последствиях и прямо указывает на главного бенефициара развязанной вакханалии. Многократный рост цен на углеводороды и минеральные удобрения приведёт к коллапсу европейской экономики и резкому падению уровня жизни. Европейским потребителям не останется ничего иного как переключиться на дороге американские энергоносители. «Вашингтон пока является главным бенефициаром спровоцированной его украинскими марионетками войны», — говорит экономист.

Он также указывает на то, что уже и предыдущие санкции снизили доверие к доллару. Доллар стал «токсичной валютой», и его доля в международных расчётах существенно снизилась.

«Санкции стали мощным стимулом для перехода на расчёты в национальных валютах и развития национальных платежных систем», — констатирует Глазьев, попутно отмечая дальновидность России при своевременном создании собственной платёжной системы «Мир», а также альтернативной SWIFT системы передачи электронных сообщений между банками (СПФС). «Отключение SWIFT уже не рассматривается как масштабная угроза — она пойдет на пользу развитию наших платёжных и финансово-информационных систем», — считает эксперт.

При всём этом ущерба от санкций не избежать, хотя его можно было бы существенно нивелировать, если бы не пассивная политика экономических властей. «Начиная с 2014 года, когда при попустительстве регулятора валютные спекулянты посредством манипулирования рынком обрушили курс рубля, последний используется санкционерами как безотказный взрыватель макроэкономической стабильности», — упоминает Глазьев.

Реакцию отечественных финансистов на новые вызовы Глазьев вновь не обходит критикой:

«Решение Совета директоров Банка России о повышении процентной ставки до 20% многократно усиливает негативный эффект введённых странами НАТО санкций для российской экономики. Это решение Банка России влечёт падение экономической активности, блокирует инвестиции, кредитуемые из внутренних источников, ведёт к удорожанию государственных заимствований. Как и в 2014 году, поднимая ставку процента, руководство ЦБ фактически подыгрывает противнику, создавая условия для нанесения России максимального ущерба».

«Если бы Центробанк выполнял свою конституционную обязанность по обеспечению устойчивости рубля — а у него для этого есть все возможности в силу трёхкратного превышения валютных резервов денежной базы — то финансовые санкции были бы нам ни по чём, — убеждён Глазьев. — Их можно было бы даже обернуть, как и в других отраслях экономики, на пользу банковскому сектору».

Тем не менее, даже при таком положении вещей, консолидированные «ужасные» санкции ЕС и Запада вовсе не являются фатальными. Отключение от SWIF создаст помехи только на первых порах, угроза запретить операции с российскими облигациями также пойдёт нам на пользу, так как их эмиссия в условиях профицитного бюджета является ничем иным, как источником наживы для зарубежных спекулянтов. На потенциальный риск ареста российских государственных активов можно ответить симметрично. Угроза отобрать активы российских олигархов стимулирует возврат капиталов.

Самым же уязвимым местом Глазьев называет чрезмерную оффшоризацию российской экономики. Он считает целесообразным ужесточение мер валютного регулирования с целью прекращения вывоза капитала, а также указывает на необходимость вливания в форсированного развития собственной технологической базы в затрагиваемых санкциями сферах — прежде всего, оборонной промышленности, энергетики, транспорта и связи. И это лишь часть процесса, в который входит и введение цифрового рубля, и многое другое.

«Многое ещё предстоит сделать для укрепления национального суверенитета в экономике. Американские санкции — это агония уходящего основанного на применении силы имперского мирохозяйственного уклада. Чтобы минимизировать связанные с ней опасности, нужно ускорить формирование нового — интегрального — мирохозяйственного уклада, восстанавливающего международное право, национальный суверенитет, равноправие стран, разнообразие национальных моделей хозяйствования, принципы взаимовыгодности и добровольности в международном экономическом сотрудничестве», — резюмирует экономист.

Доктор экономических наук Николай Межевич

Доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института Европы Российской Академии наук, Николай Межевич считает, что санкции — это тяжёлое испытание, но преодолевая его, можно стать сильнее. «Безусловно, мы можем стать сильнее, но для этого нам надо отразить внешний удар и ликвидировать пятую колонну внутри страны — это первая задача. Невозможно отражать внешний удар, когда тебя бьют в спину. Я очень надеюсь, что в ближайшее время мы услышим о мерах, которые будут направлены именно на это».

В общении с «Родиной на Неве» Николай Межевич не стал отрицать, что санкции очень серьёзные, но меры противодействия им в стране есть:

«Рычаги для противодействия есть, но меры против России предприняты, безусловно, серьёзные. Правы были те, кто говорили, давайте заниматься импортозамещением, давайте сами будем производить самолёты… И вот сейчас нам говорят, самолётов мы вам не дадим, летайте на коровах. Тут, правда, есть нюанс — если не дать нам гражданских самолётов, мы ведь можем полететь на военных, и тогда эта старая собака Боррель (Жозеп Боррель – верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности – прим. ред.) может немного удивиться».

Что касается адекватности мер ЦБ, то к их критике Николай Межевич пока не стал присоединяться — ситуация сейчас беспрецедентная. Хотя сложно игнорировать хор предпринимателей, крайне недовольных повышенной до 20 процентов ставкой. «Сейчас задача — вернуть курс к относительно нормальному состоянию, хотя бы 75-80 рублей за доллар, а после этого можно корректировать ставку. Я не готов сейчас критиковать руководство Центробанка, неделю назад был готов, сейчас — нет. На текущий момент речь, условно, не идёт об испанском хамоне, а о колбасе, и бизнесу надо понимать, что задача сейчас — пережить, прорваться, а потом уже будем возвращаться к нормальности».

Поделиться ссылкой: