Перейти к содержимому
Главная страница Нужна ли стране новая пионерия?

Нужна ли стране новая пионерия?

К вековому юбилею советской пионерии возобновились разговоры о воссоздании организации, которая завершила своё существование в 1991 году. На днях стало известно, что в Госдуму был внесён законопроект о российском движении детей и молодежи «Большая перемена», которое по обозначенной на бумаге форме очень напоминает Всесоюзную пионерскую организацию имени В. И. Ленина. «Родина на Неве» поинтересовалась мнением экспертов на этот счёт. Одно из мнений — главное, чтобы это не превращалось в движение карьеристов.

Узнаваемая атрибутика члена Всесоюзной пионерской организацию имени В.И. Ленина

Днем рождения советской пионерии считается 19 мая 1922 года, когда на 2-й Всероссийской конференции комсомола было принято решение о повсеместном создании пионерских отрядов. В 1991 году пионерская организация завершила свое существование. Стоит ли создавать аналог этой структуры? В Госдуме, видимо, уверены, что стоит. Проект «Большой перемены» подразумевает формирование массового движения по всей стране, куда войдут дети от шести лет, школьники, а также учащиеся колледжей и техникумов.

Общественные объединения и НКО также смогут войти в российское детское движение, однако этого права будут лишены иноагенты. Подразумевается, что участие будет добровольным. «У нас в стране много детских организаций, но они охватывают лишь небольшую часть детей. Нынешние вызовы требуют от нас современных, фундаментальных, сильных решений в вопросе воспитания, ответом на эти вызовы станет как раз создание движения “Большая перемена”», — приводит ТАСС слова главы комитета Госдумы по молодежной политике Артём Метелева.

Многие вспоминают о своём участии в пионерской организации с теплотой. «Для тех из нас, кто учился в школе в советское время, пионерия стала символом подростковых лет. Мы волновались, когда нас торжественно принимали в организацию, гордились своими красными галстуками, верили, что нам предстоит строить лучшее будущее. Это была пора крепкой школьной дружбы, летнего отдыха в пионерских лагерях, кружков и увлечений…» — пишет председатель петербургского парламента Александр Бельский.

С энтузиазмом говорит о возрождении пионерской организации депутат от КПРФ Ирина Иванова: «В последнее время все чаще говорят о возрождении этой практики. Нужны ли пионеры сегодня? Я считаю, безусловно — да. Вспомните торжественную клятву пионера: быть трудолюбивыми, честными и доброжелательными. Яркий галстук, к которому относились очень трепетно».

«19 мая мы отмечаем вековой юбилей со дня основания Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. В СССР в пионеры принимали детей от 10 до 14 лет. И это было по-настоящему важным событием в жизни каждого школьника. <…> Множество интересных мероприятий — от азартного сбора макулатуры и металлолома до зарниц и пионерских слетов. Вообще, в культурном коде русских людей заложено быть в коллективе, помогать друг другу. Ну, а как еще воспитывать настоящий патриотизм?» — высказалась депутат.

Абсолютно противоположное мнение озвучил в соцсетях политолог и публицист Ярослав Белоусов. С его точки зрения, «пионерия не нужна никому — ни родителям, ни детям, ни государству».

«Опыт XX века показал, что все формы деятельности на добровольно-принудительной основе обречены на провал даже в том случае, если имеют привлекательную эстетику. А если нет и её, то дело это изначально пропащее и быстро вырождающееся в концертно-парадную профанацию, — пишет Белоусов. — Однако это не значит, что детей не надо вовлекать в патриотические формы деятельности. В России на частной основе существуют десятки кадетских организаций, апеллирующие к традициям Российской империи. Никакой помощи от государства они не получают и держатся на чистом энтузиазме. В то же время десятки иностранных НКО в России годами получали иностранное финансирование. Очевидно, что прозападное и подлинно патриотическое воспитание детей в нашей стране долгое время находились в неравных условиях. Результаты этого мы пожинаем сейчас, когда слабые умом молодые люди устраивают “коктейльные” атаки на военкоматы, а уровень поддержки спецоперации среди молодежи оказался ниже, чем среди других возрастов».

«Российскому руководству следовало бы задуматься об учреждении различных форм поддержки для патриотических досуговых организаций, занимающих обучением и воспитанием детей», — резюмировал Белоусов.

Постоянный собеседник «Родины на Неве», политолог Юрий Светов указывает на то, что у пионерской организации было важное положительное свойство — она сплачивала молодёжь. Но, к сожалению, постепенно верх взял формализм, и в таком варианте смысл оказался утрачен. В необходимости возрождения пионерии в наше время политолог сомневается. А что касается названия думского проекта, то оно вызывает у Светова недоумение.

«Положительного в пионерской организации, членом которой я был, я вижу только то, что она объединяла ребят, давала чувство общности, возможность участвовать в коллективных делах. Но при этом на моих глазах всё становилось всё более формальным. Дело в том, что организация, которая построена на идеологии, всегда стремиться стать всеобъемлющей, и была борьба за количество. Если сначала в пионеры принимали лучших ребят, и было желание туда попасть, то потом фактически принимали всех. Если в школе были не пионеры, значит, как-то не так работает педагогический коллектив. Такие вещи превращаются в формализм.

Я помню несколько массовых занятий. Первое — мы делали торфоперегнойные горшочки. Были проблемы в сельском хозяйстве, и кто-то родил идею, что если смешать в горшочках торф и перегной и сажать туда семена, то урожайность повысится. В школу привозили торф, перегной, сколачивались сита, и мы сидели и набивали смесь. А потом мы как-то увидели, что всё это свалено в школьном подвале, и на этом всё закончилось. Вторая идея с сельским хозяйством — это сбор золы. И вот мы ходили в поисках домов, где ещё топят печки, и должны были уговорить хозяйку отдать золу. Потом мы собирали макулатуру, которая могла долго ещё валяться на школьном дворе, потом мы собирали металлолом… То есть происходила формализация, и это, мне кажется, и отталкивало ребят от пионерии.

Сейчас я достаточно скептически отношусь к созданию подобной организации, как и к заявлениям, что она не будет такая, как пионерская. А какая? Фактически за все прошедшие годы было придумано два движения — скауты на Западе, и как некое противопоставления скаутам у нас были пионеры. У них были синие галстуки, у нас — красные. Если конечно, будет желание создать что-то неформальное — дай Бог. Я вот смотрю на волонтёрское движение, оно где-то очень жизненное, важное, молодёжь туда входит, а где-то начинают выстраивать показатели, и сразу это становится движением карьеристов. Я сейчас смотрю на своего десятилетнего внука, и не уверен, нужно ему это движение или нет».

«А название [российского движения детей и молодежи] меня просто поразило: что это за “Большая перемена”? Я понимаю, они закладывают в подтекст, что “перемена” — это изменения. Но всё-таки большая перемена для школьника — это, прежде всего, время, когда он может отдохнуть, побегать и ничего не делать. Повторюсь, у меня отношение ко всему это довольно скептическое», — отметил собеседник издания.

Историк, главный редактор «Родины на Неве» Дмитрий Жвания опубликовал отдельную колонку по поводу своего отношения к возрождению пионерской организации в том или ином виде. По его мнению, «новая пионерия выродится в очередной симулякр»:

«Если новое детско-юношеское движение будет реинкарнацией “Наших” и прочих “молодых гвардий”, то есть — очередной бюджетной кормушкой, ничего хорошего не выйдет. Наоборот, даже: патриотизм будет отвергать ещё больше российской молодёжи. Копировать пионерию глупо. Пионерия была одним из звеньев в коммунистической цепочке: октябрята, пионеры, комсомольцы, кандидаты в члены КПСС, полновесные члены КПСС. Не все проходили весь путь до конца, но очередность этапов соблюдалась: нельзя было стать коммунистом, минуя стадию комсомола. Сегодня в России нет государственной идеологии, в связи с чем непонятно, на какой идейной основе будет формироваться “новая пионерия”. Точнее, понятно, что всё сведётся к профанации, имитации и симуляции. Но я согласен с публицистом Ярославом Белоусовым, что это не значит, что детей не надо вовлекать в патриотические формы деятельности».

Интересно, что к середине дня пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отреагировал на бурное обсуждение общественностью проекта «Большая перемена» и дал комментарий в духе «никто не планирует возрождать в России пионерию». Идея, с его слов, состоит в создании движения, «под зонтиком которого» существующие молодежные организации могли бы солидаризироваться и действовать.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: