Мягкотелость или благородство?

nobilta_russo

Почему Россия так много прощает Украине и Западу

Многие россияне задаются вопросом, почему наша власть так гуманна, благородна и терпелива к врагам. Страны Запада давно уже в глаза нам плюют, но в риторике российских властей по-прежнему продолжают оставаться «партнёрами». 

На протяжении восьми лет, когда Донбасс сидел под обстрелами, Россия продолжала поставлять на Украину энергоресурсы и ещё много чего.  Когда уже началась военная спецоперация, она длительное время велась «в белых перчатках». Делалось (да и сейчас делается) всё для того, чтобы не допустить жертв среди мирного украинского населения. А поначалу заботились даже о том, чтобы было поменьше потерь и среди ВСУ.

В то время, как многие российские пленные подвергались пыткам и истязаниям (порой демонстративным, на камеру), с украинскими пленными на нашей стороне чуть ли не делились последним. Мне запомнились кадры в одной из больниц. Раненные украинские пленные лежат на кроватях, а наша охрана спит на голом полу. Или совсем свежее видео, как украинцы после обмена пленными идут по дороге и демонстративно выкидывают данные им в дорогу российские пакеты с едой.

И таких примеров тьма тьмущая. Что это с нашей стороны? Глупость, слабость, мягкотелость? Мой ответ – благородство и истинно христианский подход. Россия так поступала всегда. Такое поведение – в российских традициях.

Благородство к шведам

Показательный случай произошёл между Петром I и Карлом XII за полгода до решающей Полтавской битвы. Шведская армия уже находилась на Украине. И в разгар этой военной компании, вскоре после локального поражения от русских при Красном Куте, Карл XII отправил посланника к Петру I с просьбой:

«Мои войска не могут обеспечить себя провиантом, многие солдаты больны, а поляки-союзники просят за поставки непомерно дорого, а потому был бы благодарен, если бы русские нашли возможность продать шведским фуражирам зерно, вино и необходимые лекарства, а также сколько возможно пороха и свинца, но по разумной, умеренной цене».

И Пётр I откликнулся! Свинец и порох посылать, конечно, не стал – ими шведы продолжали бы убивать русских. Но велел отправить в расположение противника три обоза зерна, обоз вина и «три колымаги разного аптекарства». Причём даже не «по разумной цене», а бесплатно!

А ведь Карл XII шёл на Москву. Он планировал уничтожить и расчленить русское государство. Намеревался отторгнуть от России в пользу Швеции весь Русский север, включая Псков с Новгородом. Украину, Смоленщину и другие земли на западе собирался отдать своему вассалу – Польше. А остальную территорию России – раздробить на удельные княжества.

Благородство к французам

Нечто похожее происходило и в Отечественную войну 1812 года. Войдя в Москву, французы превратили храмы в казармы и конюшни. Со всеми вытекающими последствиями.

«Мощи святых были изуродованы, их гробницы наполнены нечистотами, украшения с гробниц сованы. Образа, украшавшие церковь, были перепачканы и расколоты» – так описывал увиденное в Успенском соборе Кремля участник той войны Александр Бенкендорф. Оставляя Москву, Наполеон приказал поджечь все публичные здания и взорвать Кремль (но из-за спешки последнее удалось осуществить лишь частично). 

В то же время, когда наши войска заняли Париж, им строго настрого высочайшим указом были запрещены грабежи и насилия. Даже возле Вандомской колонны, увенчанной статуей Наполеона, выставили караул, чтобы воспрепятствовать её разрушению французами – противниками Бонапарта: желающих это сделать было немало.

Русским солдатам было запрещено покидать расположение войск и разгуливать по Парижу. Как вспоминал Николай Муравьёв, «государь был пристрастен к французам до такой степени, что приказал французской национальной гвардии брать наших солдат под арест, когда их на улицах встречали…».

А по воспоминаниями одного англичанина, бывшие наполеоновские офицеры, вернувшиеся в Париж с королём Людовиком XVIII, «видя спокойное поведение союзных войск, начали дерзить и наглеть, в особенности по отношению к хорошо дисциплинированным и терпеливым русским».

И это при том, что Наполеон нанёс колоссальный экономический урон России. Наводнил русский рынок фальшивыми рублями, обесценившими национальную валюту, была уничтожена Москва – крупный центр промышленности и торговли.

Если вы думаете, что столь благородное отношение к противнику было только блажью или пристрастием царей, то вы ошибаетесь. Не меньшее благородство проявлял и русский народ. Достаточно вспомнить отношение к немецким пленным во время Великой Отечественной войны и после неё.

Благородство к немцам

Я в журналистской карьере не раз сталкивался с такими свидетельствами в том числе и от ветеранов вермахта. Вот, например, что рассказывал один из них, Фриц Шауэр, сидевший в лагере под Псковом: «В лагере я был бригадиром. Нас посылали качать воду из реки Великой. Помню, не раз русские часовые, здоровые парни, приходили к нам на помощь и наравне с пленными работали на помпах, хотя их никто не заставлял это делать».

А вот фрагмент интервью петербурженки Еленой Принцевой, которая во время Великой Отечественной войны, будучи школьницей, находилась в эвакуации в Магнитогорске:

«В Магнитогорске наша школа находились на площади рядом с театром. Эту площадь мостили пленные немцы в 40-градусный мороз. Немцы очень мёрзли и все были одеты в женские лохмотья. Были замотаны платками вокруг головы, вокруг пояса, вокруг ног – делали из платков юбки. Лишь много лет спустя я поняла почему. Это женщины приносили им одежду. Но только свою, не мужскую. Мужья у всех были на фронте, женщины их ждали и отдать их одежду немцам не могли. А свою отдавали.

Еще немцам давали еду. Даже я, и другие девочки, если у нас оставалось что-то от завтрака в школе, делились с немцами. Охрана смотрела на это спокойно».

И это происходило везде. Даже в Ленинграде после блокады! И я убежден, такое поведение не блажь, не позёрство, не слабость, а одно из проявлений силы духа и благородства, присущих нашему народу. Пётр I, отправляя обозы Карлу XII, заявил, что сделал это «во имя людского к болящим соболезнования и Господней милости».

И российские цари, и простолюдины, и даже те, кто считал себя советскими атеистами, многократно являли миру эти «соболезнования» и наивысшую степень христианского отношения к людям, включая врагов.

Сегодня, когда мы живём в эпоху утраты многих истинных ценностей и тотального расчеловечивания, примеры подобного благородства многим кажутся противоестественными. Но это только потому, что мы в противоестественном, безбожном мире живём. И именно сегодня как никогда важно продолжать держаться за такие примеры, и не поддаваться общему «тренду». Не переходить на сторону зла. Не скатываться в дикость по примеру наших врагов, а оставаться людьми.

Владлен Чертинов

Поделиться ссылкой: