Перейти к содержимому
Главная страница Как победить в экономической войне

Как победить в экономической войне

Ситуация в экономике остаётся внешне стабильной. Общее ощущение у большинства предпринимателей, руководителей компаний сходится: скоро закончатся запасы комплектующих, сырья, товаров, и тогда будет понятно реальное положение дел – в какой точке мы находимся.

Автор — Дмитрий Пищальников, председатель совета директоров ОАО «Краснокамский Завод Металлических Сеток», ТМ «РОССЕТ»; соавтор программы «Повышения производительности труда и роста экономики ООО «ОПОРЫ России»

Что происходит

А пока центры принятия решений видят где-то снижение активности (операции по расчётным счетам, чекам, поступления налогов, платежи по кредитам), а где-то даже рост за счёт перераспределения рынка (там, откуда ушли европейские и американские компании, появились отечественные производители и производители из Китая, Турции и других стран, не попавших в список недружественных).

Ситуация поддерживается за счёт, во-первых, наличия запасов комплектующих и материалов, товарных остатков разного качества на складах производственных и торговых компаний; во-вторых, пока ещё не перекрыт полностью поток товаров и комплектующих из Европы; и, наконец, в-третьих, нарастающего потока через новый логистический хаб – Турцию.

Факт: цены ввозимых через Турцию даже тех же самых товаров, оборудования выше где-то на 5-7%, а где-то на 15-20%.

Закупочные цены в Турции растут потому, что, во-первых, турецкие компании хотят заработать (непонятно, насколько долго продержится их роль главного поставщика санкционных товаров в Россию); во-вторых, европейские компании, особенно немецкие, просто отказываются продавать товары турецким компаниям, если те не предоставят информацию, куда пойдёт товар или оборудование, и если они из ассортимента, ранее поставляемого в Россию, то либо отказываются от поставки или соглашаются поставить через два года, но дороже на 20-30% – турецким посредникам приходится решать эту задачу, что увеличивает издержки; ну и, в-третьих, Турция технически и организационно оказалась не готова к резкому, на 200-300%, росту товарооборота: не хватает складов, пропускной способности подъездных путей, морских контейнеров, кораблей, мощности портов и т.д.

Смотрите также на эту тему:

Разберём фактор Китая. Китайские компании нарастили свою активность, но не в поставке сырья, запчастей и комплектующих (поставляют, но не всегда охотно), а в поставке готовой продукции. Приоритет именно такой – китайские компании предлагают свою продукцию или через российских представителей или напрямую. Конкретно про моё предприятие – ПАО КЗМС – распространяются слухи закрытии завода или его банкротстве, мол, у нас нет сырья и прочее. На самом деле завод работает стабильно. Круглосуточно.

Классическая схема: закрытое производственное предприятие в России – это вновь созданные рабочие места и производство где-то в мире.

Китай мощная производственная, технологическая система с активной стратегией экспансии. Под эту стратегию за 50 или более лет выстроен государственный механизм, финансовая система: поддержка предпринимателей и производителей в Китае. Это официальная государственная политика.

Например, груз комплектующих для моего производства может быть задержан таможней, или СВХ (склад временного хранения) – по любой, даже малозначительной, причине. Так, отклонение веса на 1 грамм привело к задержке 22-тонной фуры на пять дней. Это увеличивает издержки российских производителей. Стоит отметить, что формально все соответствует законодательству, а, по сути, создаёт дополнительные издержки, снижает конкурентоспособность российских компаний в «экономической войне».

Пример Китая: груз российского предпринимателя по пути из России в Китай был задержан на два дня китайской таможней. Груз был скоропортящийся, какая-то его часть была безвозвратно утеряна. По факту этого происшествия в Китае было проведено расследование по жалобе российского (!) предпринимателя. Виновные были наказаны с формулировкой «препятствие законной предпринимательской деятельности», противодействие решениям Компартии Китая. Этот «китайский» пример характеризует уровень вовлечения государственного аппарата в развитие экономики Китая, развитие предпринимательства, производства. Государство и бизнес работают сообща.

Структурная перестройка

Сегодня со стороны предпринимателей главный запрос такой: когда наш Центральный Банк России снизит ставку до уровня ставок стран-конкурентов: Европейского ЦБ, ФРС США, Банка Китая? Я считаю, что снижение ставки не решит текущие российские экономические проблемы и задачи. Даже если ставка ЦБ будет «ноль».

Рост экономики произойдёт только благодаря структурной её перестройке за счёт реорганизации системы управления народным хозяйством страны. У нас кризис экономический и управленческий. Реализовать возможности – главная задача сейчас. Действовать нужно решительно, профессионально и быстро, если не стремительно.

Смотрите также на похожую тему:

В рамках существующей системы управления решить задачу обеспечения экономического роста, перестройки структуры экономики представляется маловероятным: система управления настроена на работу в обычном режиме, для решения типовых задач, стоявших перед страной и экономикой до 24 февраля.

Новые вызовы, задачи требуют не стандартных решений. Проблемы в управлении связаны с инерцией – ­­установленные планы, бюджеты никто не отменил и не скорректировал. Кроме того, недостаток полномочий, ответственности, ресурсов у органов власти и институтов порождает переадресацию проблемы из ведомства в ведомство и т.д.

Конечно, все понимают, что ситуация изменилась, что мы живём в другой парадигме, но управленческая система устойчива, громоздка и обладает большой инерционностью.

Важный стратегический вопрос: курс на индустриализацию, локализацию производства в России, обеспечения экономического, промышленного, технологического суверенитета.  Пока он не обозначен как главная задача или как одна из главных задач. Отсюда – так и не появился орган, должность, конкретный человек ответственный за этот вопрос. Нет чёткого сигнала бизнесу: модернизируйте производство, замещайте импорт – поддержим, поможем всем.

Уверен, что решение задачи будет реализовано по такому сценарию или близко к нему. Так как зависимость, даже от дружественных стран, провоцирует на увеличение этой зависимости, ограничение нашего суверенитета.

ЦБ может поднимать или, наоборот, опускать ставку до того уровня, который был до начала экономической войны, но это – решения в рамках «старой стратегии». В сегодняшних условиях ставка ЦБ важна, но она не является определяющим фактором. Повышение ставки неприемлемо, так как этот шаг усугубит текущую ситуацию, катализирует негативные процессы в экономике.

Снижение ставки снизит затраты компаний, нагрузку на реальный сектор экономики, но не решит задачи по привлечению инвестиций в новые производства. Снижение ставки, по нашему мнению, в большинстве случаев, не подвигнет большинство компаний на инвестиции и расширение производства.

Остро стоит вопрос о стратегии «управления развитием России». Кто реализует эту задачу? Какой институт? В действующей модели федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) и финансового сектора есть проблема ограничения полномочий и ответственности в каждом конкретном институте власти. Это помножено на инерцию системы в реализации целей и задач, бюджета KPI министерств, ведомств, системообразующих предприятий и банков. Также сдерживающим фактором являются внутренние нормативные акты министерств, ведомств и всего спектра госкомпаний, госбанков и финансового сектора.

Напрашивается вывод о том, что существующая система управления народнохозяйственным комплексом России не может решать нестандартные задачи в новых условиях «экономической войны». По факту, качество управления не соответствует ситуации. Все институты ограничены в полномочиях – и каждый по-своему. За ситуацию в целом отвечает, так или иначе – Президент.

Естественным образом возникает задача – реализовать новый, адекватный ситуации, поход к управлению, который позволит осуществить структурную перестройку экономики, локализацию производств и технологий на территории России.

Для этого требуется создать специальный орган управления, государственный институт с необходимым и достаточным объёмом полномочий, ресурсным обеспечением – как финансовым, так и административным. Например, Комитет по импортозамещению при Президенте Российской Федерации. Оперативное взаимодействие и координация будет идти через Председателя Правительства РФ. (Выполнение целей и задач Комитета должно быть высшим приоритетом, а потому финансирование его деятельности должно осуществляться немедленно.)

Что думают предприниматели, руководители? Необходимо получать обратную связь от участников «экономической войны».

Рассуждения на тему рисков о том, что, если снизить ставку до «нуля», то дешёвые деньги попадут на финансовый или валютный рынок – не имеют под собой реальных оснований. У правительства, финансового мониторинга, федеральной налоговой службы, Центрального Банка достаточно инструментов для купирования этих рисков.

Более реалистичными видятся вопросы из реального сектора экономики, от предпринимателей, производственников. Как купить и где оборудование (покупали раньше в Европе)? Как его привезти в Россию? Как его обслуживать?

Дешёвые или дорогие это кредиты? Деньги, которые нужно вернуть в банк или государственный фонд. Реальный риск – в этих условиях добросовестные предприниматели в большинстве своём не будут брать деньги.

Помимо денег на оборудование, нужны оборотные средства-восстановить товарный кредит, пополнить запасы.

Главный фактор при ограниченности ресурсов – наличие стратегии для всего народнохозяйственного комплекса и ВРЕМЯ. Нужно незамедлительно использовать имеющиеся резервы для изменения структуры экономики. Должно измениться и качество работы ФОИВ (закупка зерна, оборудования, решение прочих стратегических вопросов, функционирование Контрольно-надзорных органов и так далее).

Импортозамещение

Далее – тезисы программа по импортозамещению и локализации производства.

Разрыв цепочек поставок, и связанные риски остановки производств преодолеваются двумя путями:

Первый – перестройка логистики: обход санкций недружественных стран через Турцию, ОАЭ и другие страны, переориентация на поставщиков из Китая, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки.

Второй – локализация стратегически значимых производств на территории России: обеспечивающих безопасность, кросс-отраслевых производств (например, производство высокотехнологичных фильтров для целлюлозно-бумажного производства (ЦБП). Вся отрасль – это более 300 тысяч работников, более 10 миллиардов долларов производимой продукции.

Стратегически предпочтительна локализация производств. Она обеспечивает устойчивый рост, конкурентные преимущества: создает рабочие места, квалификацию, развивает науку, задействует смежные отрасли.

Сроки локализации для предприятий малого и среднего бизнеса – от трёх месяцев до года (в подавляющем большинстве кейсов). Для локализации крупных производств потребуется более года, и каждую такую локализацию следует рассматривать как отдельный проект.

В сложившихся условиях предлагаем рассмотреть два варианта.

Первый. Трансфер технологий и квалификации, то есть покупка предприятий, компаний в Европе, перевоз оборудования, всего производства или его части и локализацию этого производства в РФ с адаптацией под имеющееся в России сырьё.

Преимущества: значительная экономия на оборудовании (от 30% до 70%). Сроки локализации – от трёх месяцев до года с последующим выходом на зарубежные рынки.

Трансфер технологий можно осуществлять как для организации новых производств в России, так и усиления производственного потенциала действующих российских предприятий (установка дополнительно приобретённого оборудования для увеличения объёмов, повышения качества продукции, расширение ассортимента производимой продукции).

Второй. Создание благоприятных условий для локализации в России производств компаниями из недружественных стран. Для этого необходимы:    

– налоговые льготы (ставка ноль процентов на все налоги, кроме зарплатных – на зарплаты налоги 50%);

– фиксация арендной платы на уровне один рубль на 25 лет на землю, платы за электроэнергию и т.д.;

­– защита инвестиций, соблюдение конфиденциальности инвестора (возможность участия не напрямую).

Предлагаемые льготы и меры поддержки должны быть сопоставимы с уровнем риска, субъективно воспринимаемым предпринимателями из недружественных стран.

Считаем, что сейчас сложились благоприятные условия для индустриализации ряда секторов экономики России, причём в кратчайшие сроки и с минимальными затратами как на приобретение оборудования, трансфер технологий, так и на подготовку кадров.

Считаю также, что использование свободных производственных мощностей, то есть незагруженных на 100% станков и оборудования, позволит в значительной степени решить задачу поставки запчастей, материалов.

Загрузка производственных мощностей (далее ПМ):

– в ОПК около 60%, резерв ПМ – 40%;

– в гражданском секторе 45%, резерв ПМ – 55%.

Основной инструмент реализации – IT-платформа по логистике станочного парка: как на бирже принимаются заявки от гражданского сектора, исполняются предприятиями ОПК.

Предлагаю:

– создать проектную группу в Минпромторге, для определения приоритетных направлений локализации производств;

– подчинить проектную группу министру Минпромторга (еженедельный отчёт-справка), оперативно – профильному замминистра;

– создать IT-платформу по логистике производственных мощностей. Первый этап: каталог производственных мощностей, открытый для заказов с рынка; второй этап: предоставление доступа гражданским предприятиям с наличием свободных производственных мощностей.

Дмитрий Пищальников, председатель совета директоров ОАО «Краснокамский Завод Металлических Сеток», ТМ «РОССЕТ»; соавтор программы «Повышения производительности труда и роста экономики ООО «ОПОРЫ России».

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2