Ищи, кому выгодно

Valieva

Спортивный журналист Борис Ходоровский задает вопросы, связанные с ситуацией вокруг Камилы Валиевой

Команду ОКР, выигравшую командный турнир по фигурному катанию, должны были наградить золотыми медалями ещё во вторник. Только церемонию постоянно откладывали, и не факт, что российские фигуристы вообще получат завоёванные в честной спортивной борьбе медали. Первое, что приходит в голову, когда анализируешь многочисленные, порой противоречащие друг другу комментарии, это ставшая мемом фраза Анастасии Мишиной. Её можно услышать, набрав соответствующий запрос, но нельзя привести посредством печатного слова.

По-прежнему остаются без ответа главные вопросы: допустят ли Камилу Валиеву к выступлению в индивидуальных соревнованиях на Олимпиаде и сохранят ли за командой ОКР заслуженно завоёванные золотые медали? / Фото Елизаветы Грякаловой
 

История с допинг-пробой Камилы Валиевой уже напоминает детективную. Мастера этого жанра могут начинать писать роман, героиней которого станет фанатка Елизаветы Туктамышевой, подсыпавшая запрещённый препарат в минеральную водичку фигуристки из группы Этери Тутберидзе. Это, конечно, грустная шутка. Только, как в любом детективе, пытаясь докопаться до истины, нужно искать ответ на вопрос: «Кому это выгодно?»

Первым сообщил о якобы найденном в допинг-пробе российского фигуриста запрещённом препарате британский портал Inside The Games, специализирующийся на олимпийских «скандалах, интригах и расследованиях». Назвать этот источник заслуживающим абсолютного доверия сложно. Накануне исполкома МОК в декабре 2017 года британские инсайдеры утверждали, что Томас Бах и его команда не допустят Россию на Олимпиаду в Пхенчхан, а возможно, и в Токио. Мрачный прогноз не сбылся.

Пусть и в урезанном составе, но «независимые атлеты из России», получившие приглашение МОК, в Южной Корее выступили. Хоккейная сборная и Алина Загитова даже стали олимпийскими чемпионами. В нынешней ситуации британские инсайдеры оказались на высоте. Они умело нагнетали страсти. Сначала заинтриговали публику сообщением о допинге. Его мгновенно подхватили не утруждающие себя проверкой фактов российские инсайдеры, а вслед за ними и некоторые средства массовой информации. Появились даже сообщения, что запрещённым препаратом было не лекарство, а наркотик.

Затем назвали имя нарушителя — 15-летней Камилы Валиевой. Версия о наркотиках сразу же отпала, но при этом только британские инсайдеры продолжали дозированно выдавать «на гора» сенсационную информацию, ставшую предметом комментариев заслуженных спортсменов, модных блогеров и депутатов Госдумы РФ. Официальные лица МОК, Международного союза конькобежцев (ISU) и ВАДА хранили молчание. Официальные представители ФФККР, ОКР, Минспорта РФ и даже администрации президента РФ своё молчание аргументировали отсутствием официальной информации ISU, МОК и ВАДА.

Обычно даже не обращающая внимание на журналистов Этери Тутберидзе прокомментировала атаки на свою ученицу коротко: «Сплетни не комментирую». Только, как оказалось, это не сплетни. Официальные лица после подтвердили информацию британских инсайдеров. В пробе Валиевой, взятой на победном для неё чемпионате России 25 декабря, были обнаружены микроскопические следы запрещённого препарата триметазидина.

Зададим первый вопрос: зачем нужно было применять его перед ответственным соревнованием? Триметазидин повышает выносливость и стимулирует сердечную деятельность, за что и внесён в список запрещённых ВАДА. Интересно, что задолго до грянувшего в Пекине скандала авторский коллектив российских учёных опубликовал в авторитетном научном журнале исследование, в котором был поставлен под сомнение запрет на использование спортсменами триметазидина. Кстати, его можно купить в любой аптеке под торговой маркой «предуктал», чем и пользуются многие пенсионеры-сердечники.

Обратим внимание на три важных обстоятельства. Во-первых, триметазидин не зарегистрирован во многих странах, включая США. Во-вторых, его запрещено выписывать пациентам, которым не исполнилось 18 лет (Валиевой, напомним, 15). В-третьих, в отличие от мельдония, ставшего приговором для многих российских спортсменов, триметазидин выводится из организма всего за несколько дней. Не отсюда ли и микроскопическая доза, обнаруженная в допинг-пробе чемпионки России?

На таких нюансах могут быть выстроены и обвинение, и защита. Сумел же оправдаться Сергей Шубенков, которого грозились не допустить к Олимпиаде в Токио! Правда, возникают серьёзные вопросы к медицинскому персоналу из тренерского штаба Тутберидзе. Самой Валиевой предъявить обвинения не могут ни ВАДА, ни ISU, ни МОК. В силу возраста она является так называемой «защищённой персоной».

Серьёзные международные спортивные инстанции запутались в юридических коллизиях, но, как выяснилось после нескольких дней разбирательства дела, РУСАДА, узнав о результатах пробы, наложило на Валиеву временное отстранение от участия в соревнованиях. Спортсменка оперативно его обжаловала и добилась снятия отстранения. Бой с РУСАДА был выигран, но возникает вопрос: кто и как контролировал медицинский персонал отделения «Хрустальный» школы «Самбо-70»? Совершенно точно — не руководители ФФККР, ОКР и Минспорта РФ.

Сейчас РУСАДА в полном соответствии со своими функциями подобную проверку инициировало. Хотя любому специалисту в области медицины понятно: без фармакологической поддержки исполнять четверные прыжки и тройные акселя 15-летние девочки, которые к тому же растут, сидя на жёстких диетах, не могут. Конечно, в рамках внедрения антидопинговой культуры во все спортивные школы рассылаются соответствующие инструкции, но кто и как контролирует их исполнение?

Возникает и ещё один вопрос: почему хватились так поздно? Ведь Валиева успела выиграть чемпионат Европы, а главное — командный турнир на Олимпиаде, где без проблем прошла допинг-контроль. Как известно, РУСАДА лишено аккредитации ВАДА. Пробы, взятые у российских фигуристов на национальном чемпионате, исследовали в Стокгольме.

У Валиевой её взяли, напомним, 25 декабря, а в столицу Швеции доставили… 19 января. Её голубиной почтой посылали, обычной посылкой на «Почте России» или всё-таки DHL? Сейчас президент ОКР Станислав Поздняков удивляется, как же так затянули обнародование результатов допинг-пробы, ведь в его практике подобного не было. Почему же до вылета в Пекин соответствующие службы ОКР не поинтересовались, как обстоят дела с пробами? 

Естественно, возникает вопрос, на который вряд ли кто-то даст ответ: станут ли манипуляции со сроком обнародования результатов допинг-тестов инструментом для отстранения отдельных спортсменов и даже целых спортивных делегаций? Не будем уподобляться политикам, которые видят в «деле Валиевой» происки западных спецслужб. Просто зададимся вопросом и отметим, что в ОКР почему-то решили отказаться от услуг многоопытного функционера, почётного президента Олимпийского Комитета России и почётного вице-президента МОК Виталия Смирнова, который многое сделал для допуска «независимых олимпийцев из России» в Пхенчхан и Токио. Поздняков просто отрапортовал президенту РФ Владимиру Путину, что сейчас с допингом проблем нет.

Обратим внимание на ещё одно странное совпадение. Перед самым стартом Олимпиады совет ISU принял решение обсудить на предстоящим летом конгрессе в Таиланде вопрос о повышении возраста перехода из юниоров во взрослые. Его предлагается повысить с нынешних 15-ти лет до 17-ти у одиночников и 16-и у спортивных пар и танцевальных дуэтов. Эту идею активно отвергает ФФККР, но сейчас отстаивать свою позицию «нашему человеку» в ISU Александру Лакернику и президенту федерации Александру Горшкову будет намного сложнее.

И снова вопрос: если какая-то взаимосвязь между решением совета ISU и «делом Валиевой»? У сторонников повышения переходного возраста, которых с каждой победой учениц Тутберидзе становится всё больше, появилось сразу несколько неотразимых аргументов. Сейчас невозможно привлечь к ответственности «защищённую персону» 15-ти лет от роду, а вот олимпийской чемпионкой, причём даже двукратной, она стать может. Да и обратить внимание на то, что запредельные нагрузки приходится нивелировать употреблением запрещённых препаратов, сторонники реформ не преминут.

Хотя по-прежнему остаются без ответа главные вопросы: допустят ли Камилу Валиеву к выступлению в индивидуальных соревнованиях на Олимпиаде и сохранят ли за командой ОКР заслуженно завоёванные золотые медали? Забыв о презумпции невиновности, уже заранее 15-летнюю чемпионку объявили врагом чистого спорта. Снова заговорили о том, что команды ОКР не должно было быть на Олимпиаде. И всё это на основании пока что инсайдерской информации. Только спустя несколько дней после первой утечки ISU и МОК обратились в Спортивный арбитражный суд, который оперативно рассмотрит дело на выездной панели в Пекине. Многое, если не всё, будет зависеть от квалификации юристов, нанятых российской стороной.

Ответные аргументы от отечественных политиков и экспертов рассчитаны, скорее, на внутреннее использование. Снова знакомая песня о происках врагов, атаках на Россию и её лучших спортсменов. Особый упор делается на то, что Валиевой 15-ть. Искать тех, кто должен отвечать на поставленные выше вопросы, никто, похоже, в России не собирается. И хочется просто использовать фразу Мишиной, которую невозможно воспроизвести посредством печатного слова.

Поделиться ссылкой: