Перейти к содержимому
Главная страница Дряхлеющая власть

Дряхлеющая власть

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил об уходе со всех занимаемых должностей, чтобы расчистить дорогу преемникам. «За мной никогда застоя не будет», — провозгласил Владимир Вольфович с одной ремаркой — уступить место он готов к своему 90-летию. То, что у Жириновского на языке, вероятнее всего, на уме у большинства представителей власти в России. Да и не только в России. О воцарившейся геронтократии говорят многие специалисты. Историк Дмитрий Рущин в общении с «Родиной на Неве» называет сложившуюся тенденцию одним из факторов, тормозящих развитие страны.

Лидер ЛДПР намерен руководить партией до 90 лет

«Сам я написал уже заявление, что “прошу освободить меня от всех занимаемых должностей с 1 мая 2036 года” в день моего 90-летия. <…> Я заранее написал заявление. Как только исполнится 90 лет, отойду чуть-чуть в сторону: был начальник, стану первый замначальника, то есть дам дорогу. Всегда хочу, чтобы так было, за мной никогда застоя не будет», — сказал Жириновский в начале марта в эфире радиостанции «Говорит Москва», попутно посетовав, что в партии его просто не пускают на пенсию.

Вообще о сложении полномочий и уходе в год своего 90-летия Владимир Жириновский говорил и ранее. В 2018 году на партийном сайте появлялась его прощальная речь, которую планировалось зачитать в 2036 году с трибуны Мавзолея Ленина. Владимир Вольфович в ней обращается к землянам в статусе главы России и в конце просит прекратить россиян плакать по поводу его ухода.

Это всё, конечно, беллетристика, но, кажется, похожие речи могли бы написать многие представители нынешней власти. Уступать свои кресла они готовы, но когда-то потом, в сильно отдалённом будущем, которое нескоро ещё наступит. Удивляться тут в общем-то нечему, но тенденция может иметь неприятные последствия, поделился мнением по просьбе «Родины на Неве» историк, председатель экспертного совета международного общественного движения «Гражданский мир» Дмитрий Рущин:  

«Принцип геронтократии — то есть принцип управления, при котором власть принадлежим старшим — достаточно древний, он был и в период архаики, и в Спарте, и Древнем Риме, и в Европе, и даже в Советском Союзе, особенно в поздний брежневский период. Причём дело касалось не только самого Брежнева, но и его окружения. Сам-то Брежнев несколько раз просился в отставку, но окружение понимало — он уйдёт, и им придётся уходить. Его держали до последнего.

Что касается современной ситуации, то здесь сказалось несколько факторов. С одной стороны, это увеличение продолжительности жизни и старение населения. Благодаря большим достижениям науки и медицины, особенно в отношении властьимущих, у них неплохое самочувствие в довольно-таки немолодом возрасте. Они готовы и дальше управлять страной. И это касается не только России. Посмотрим последние американские выборы: двум кандидатам — Байдену и Трампу — за 70 лет, и их общий возраст превысил 150 лет.

Сейчас, кстати, снимаются разные законодательные ограничения, и чиновники могут работать практически до своей смерти. А дальше — их дети, внуки. У нас социальные лифты работают, в основном, для своих. Владимиру Путину 68 лет, Владимиру Жириновскому в апреле будет 75 лет, это не малый возраст, Геннадий Зюганов ещё старше. Правда, у него подрастает внук, уже депутат. Немолод и Сергей Миронов. Даже Григорий Явлинский, которого всегда называли «молодой экономист», сейчас уже человек в возрасте, в апреле следующего года он отметит 70-летие.

Во всём этом есть серьёзная проблема. Во-первых, в руководстве должны быть всё-таки представлены разные поколения, а не только люди пожилого возраста. Для более молодых, получается, закрыты возможности карьерного роста — ключевые позиции заняты. Кроме того, пожилые люди стремятся к консервированию существующих порядков, им не хочется ничего менять, хочется всё сохранять. Что-то сохранять, конечно, надо, но время сейчас такое, что всё время происходят разные вызовы, требуется развитие, нужен образ будущего у страны. У пожилых этого уже нет, они не могут предложить пути развития страны.

Исключения бывают, есть китайский опыт, когда Дэн Сяопин стал руководителем страны в немолодом возрасте — за 70 лет. Он занимался общим руководством страной, не занимался мелкими вопросами, а самое главное, что он установил там преемственность — каждые десять лет происходит смена руководителей, и это хорошо. Это происходило до последнего времени, когда нынешний руководитель Си Цзиньпин внёс изменения в китайское законодательство и решил оставаться руководителем и после десяти лет во власти. Возможно, он перенял российский опыт.

Есть разные моменты в управлении, которые надо учитывать. Но в целом, когда происходит перебор с людьми преклонного возраста в руководстве, страна начинает деградировать. В итоге можно наблюдать кризисные явления. Хотя выпячивать только проблему геронтократии я бы не стал — это просто сигнал: когда бывает системный кризис, он охватывает все стороны жизни: и экономическую, и политическую, и культурную, и не может обойти кадровый вопрос.

Но, безусловно, это проблема. Сейчас очень большой запрос — и это подтверждают социологи — на новые лица. По большому счёту, нынешняя обойма всем поднадоела. Это касается и руководства на высшем уровне. В Белоруссии Александр Лукашенко у власти с 1994 года, Путин в России — с 2000-го года.

Страны испытывают серьёзнейшие трудности, а какой-то перспективы развития страны не видно. Руководители держатся за власть, но предложить проект, который объединил бы людей, они не могут. В своё время у Коммунистической партии был проект, пусть в значительной степени иллюзорный, но он, тем не менее, людей объединял, они многое делали. А сейчас проекта в стране не видно, и это не очень хорошо, потому что население должно понимать, куда движется страна, что впереди, какие есть цели. Это важно».

Интересно посмотреть в плане баланса возраста во власти на арабский мир. Собеседник издания обращает внимание на то, что, например, в Саудовской Аравии к управлению привлечены и молодые люди, что в целом даёт возможность стране развиваться более интенсивно:

«Во многих странах по-разному используются те природные богатства, которые были накоплены. Например, нефть и газ. В Саудовской Аравии существует довольно сложная система родового наследования. Благодаря этой системе короли оказываются очень пожилыми, потому что наследование идёт от брата к брату — только когда все братья умирают, приходит следующее поколение, поэтому сейчас король Салман 1935 года рождения. Тем не менее, наследный принц Мухаммед бен Салман аль Сауд уже из молодого поколения, он 1985 года рождения. Это поколение понимает, что стране надо развиваться, не только получать доходы от продажи природных ископаемых. Кроме того, он понимает, что надо бороться с такими негативными явлениями, как коррупция. Принц Мухаммед бен Салман — глава антикоррупционного комитета в Саудовской Аравии с 2017 года.

В стране отдают приоритет современным технологиям, а не только престижному потреблению. Мы долгое время представляли арабских шейхов лишь как умеющих красиво жить и с размахом потреблять. Правда, сейчас наши олигархи и чиновники арабов в этом вопросе затмили.

В Саудовской Аравии есть понимание, что надо развивать страну, хотя, есть и серьёзные проблемы, связанные с обвинениями в нарушениях прав человека. Но, так или иначе, даже в странах, которые живут за счёт ископаемых, растёт понимание, что надо диверсифицировать источники доходов, получать прибыль от новых технологий, современных возможностей, которые даёт научно-технический прогресс, а не только жить на природную ренту».

Для справки: 65-летний рубеж (новый возраст выхода мужчин на пенсию в России) в мире среди глав государств перешагнули президент России, премьер-министр Японии, президент ЮАР, президент Южной Кореи, президент Турции, президент США, король Саудовской Аравии, мексиканский президент, китайский председатель, премьер-министр Индии, федеральный канцлер Германии, президент Бразилии.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2