«Жизнь в Донбассе – русская рулетка»

Marsov

Репортаж о встрече с военкором Россом Марсовым в петербургском культурном пространстве «Солнце Севера»

Росс Марсов в петербургском культурном пространстве “Солнце Севера”

– Я балдею от цивилизации, – смеется Росс, плюхаясь в кресло. – Горячая вода круглые сутки. Можно еду заказать.

На рукавах его военной ветровки – шевроны: чёрный «баклановский» с черепом и надписью «Чаю воскресения мёртвых и жизни будущего века. Аминь», шеврон оружейного магазина «Линия огня», российский триколор, полевой триколор. На чёрной футболке – принт с Моторолой.

– Сначала непривычно было, что не стреляют.

Ведь что такое работа военкора на Донбассе?

– Выход. Ложимся. Прилёт. И так – три-четыре раза. Над головой постоянно свистит.

Марсов даже получил контузию, когда ездил на «Камаз-центр»: «В ушах несколько дней звенело». Но что поделать – такая работа.

Иногда нужно и спасением людей заниматься:

– Вижу – женщина в красном платье. И ребёнок пытается встать. Подъезжаем. Вылезаю из окна: «Садись!». Она такая: «А что, можно?». «Да можно, можно!».

Оказалось, что спасённые просто вышли погулять и попали под обстрел.

Жизнь в Донбассе – русская рулетка. Или смерть в Донбассе:

– Снаряд, который тебя ранит или убьёт, ты не услышишь. Это – игра с удачей.

Интуиция в этих условиях работает на грани фантастики. И спасает:

– Я пошёл снимать и просто сам внутри себя понял, что мне туда идти не надо. Только захожу в дом – туда прилёт.

Как в целом можно описать увиденное?

– Смотрели фильмы про зомби-апокалипсис?

Мариуполь называют Маритруполем: в каждом дворе – могила… В Попасной – «ни одного целого здания, ни одного гражданского»… Но самое страшное – смерть детей. Самое травмирующее.

У некоторых бойцов от такого «крыша едет», признается Росс. А ведь среди этих бойцов – ветераны и Чечни, и Афганистана. И все в одни голос говорят: эта военная операция – самая жестокая.

«Культ жестокости на той стороне» – Росс Марсов не первый военкор, от которого слышишь подобное. Но что значит эта фраза для тех, кто лично не общался с местным жителем, ставшим корректировщиком наших войск после того, как укровояки надругались над его дочкой? Для тех, кто между делом прочтёт историю супругов, которых всушники «покарали» за «вражеские» сигареты: застрелили мужа и изнасиловали жену – она после этого сошла с ума? Для тех, кто не видел русских солдат, покончивших с собой после оскопления. Для тех, кто… Примеры можно приводить бесконечно.

Неудивительно, что местное население, пожив под гнётом таких «героев», с радостью встречает наши войска.

– По тому, что видно сейчас – участие западных стран максимальное. Дальше – только открытая война с Россией.

При штурме Северодонецка наши бойцы слышали английскую речь. У пленных «укропов» – лекарства из пяти европейских стран. У их офицеров – корочки о прохождении военной подготовки в Англии. Они «напичканы» оружием. А кем корректируются удары ВСУ по нашим позициям, очень даже заметно:

– Если выйти на передовую – увидишь, как в небе мигают красные огонёчки спутников.

Этим же в своё время занимались и миссионеры ОБСЕ – очень уж часто прилетало после их визитов.

– Погибли все мировые организации, – отмечает Росс и иронизирует. – Они (украинцы) хотели независимости – они стали полностью зависимы от Запада.

Но тем, кто на российских позициях гибнет от ударов вражеской артиллерии, от этого не легче:

– Ты попадаешь в ситуацию, где ты бесполезен, и тебя убивают. Мы сжигаем поля – они работают точечно.

Почему так?

– Очковтирательство, – честно заявляет военкор. – То, что мы имеем – в основном советское вооружение. На бумаге всё было, а массово не внедрялось – те же беспилотники, которые делают в Кронштадте.

Здесь вмешивается взволнованный слушатель. Да, подтверждает он, наши инженеры «придумывают чудеса», а их разработки не внедряются: сделали штук 30, а в армии нет!

Правда, и на той стороне проблем хватает. Например, заканчиваются люди. И это понятно, учитывая отношение хунты к пушечному мясу:

– Им пофиг на солдат – они делают медийную картинку для Запада.

Ради медийной картинки всё лучшее снабжение доставалось «героям Азовстали». Ведь именно к ним было приковано внимание мирового сообщества. И украинского тоже – киевская власть очень трепетно относится к общественному мнению. А многие всушники и нацгвардейцы в это время голодали – им ведь не повезло оказаться в центре внимания мировых СМИ.

Росс отмечает, что, если бы не их политические амбиции – украинская армия могла бы спокойно уйти из Мариуполя, не положив столько своих солдат и гражданских. Не превратив его в Маритруполь.

Судя по рассказам Марсова, то немногое позитивное, что он вынес из этого ада – образ русского солдата, как бы пафосно и избито это не звучало.

– Я горжусь, что я – часть русского народа. Я жил с солдатами, ездил на задания, параллельно снимая материал.

Лучшего способа для того, чтоб войти в доверие и снять правдивый материал, нет. Аккредитация ничего не даёт – «решают личные связи». Даже если ради этого приходится идти на жертвы:

– Армейские консервы с курицей – самое страшное, что я ел.

Зато все характеристики русского воинства, давно ставшие клише, получают живое подтверждение. Россу повезло лично видеть примеры и легендарного долготерпения («жалуются, но всё равно воюют… бывает, по несколько дней нет еды»), и упёртости, и умения оставаться людьми – наши не зверствуют. И, конечно же, способности шутить – вот типичный диалог, который происходит в самый разгар боя:

– Хохлы!

– Шо?

– А это правда, что вы все [гомосексуалисты]?

– Нет, цэ не правда!

Кстати, относительно того, кто хохол, а кто русский – Марсову довелось познакомиться с армейским поваром, который говорил на суржике, гордился тем, что он украинец, но при этом люто ненавидел киевскую власть и кормил наших бойцов прекраснейшим борщом.

Война пробуждает в человеке не только худшие, но и лучшие качества. На «передке» отношения между людьми честнее:

– Ты говоришь прямо, когда в любой момент тебя могут убить.

И простая человеческая доброта вырастает в цене. Например, доброта солдат, которые отдавали свои сухпайки жителям освобождённых территорий.

Прогнозы у Росса Марсова не самые радужные. Он считает, что сейчас будет заключено перемирие. А потом всё продолжится. Ещё жестче. Но побеждать нужно. Здесь наш военкор приводит в пример бокс:

– Пробита печень – бежит кровь. Либо побеждаешь, либо тебя забью ногами. Жалеть нас никто не будет.

По Украине после всего увиденного мнение категорично: этого государства не должно быть. Хоть и будет очень нелегко, ведь по степени упёртости хохлы нам не уступают.

– Нас ждут интересные времена, – подытоживает Росс.

А какие ощущения по возвращении с территории зомби-апокалипсиса?

– Хочется чего-то светлого.

Иван Гладин

ТГ-канал Росса Марсова https://t.me/rhosmarsson

Поделиться ссылкой: