Перейти к содержимому
Главная страница Заключённые вместо мигрантов: за и против

Заключённые вместо мигрантов: за и против

В России упорно ищут, чем компенсировать нехватку рабочей силы ввиду оттока мигрантов из-за пандемии. Уже озвучивались идеи внимательнее присмотреться к потенциалу россиянок на трудовом рынке. Сейчас возникла новая мысль — направить на благо родной страны мощь местных заключённых и дать им возможность проявить себя при строительстве дорог. В отечественной истории подобные примеры есть, но будет ли эффективным труд заключённых в наши дни?

Власти ломают голову, как компенсировать нехватку рабочей силы на крупных инфраструктурных объектах

Идею использовать труд заключённых на строительстве дорог в качестве альтернативы мигрантам на днях озвучило издание «Царьград», сделав отсылку к «властям». К публикации прилагался комментарий представителя федеральной службы исполнения наказаний РФ (ФСИН) о том, что сейчас около 180-ти тысяч человек по закону имеют право подать ходатайство о замене части срока лишения свободы принудительными работами. Речь идёт о лицах, которые, «доказав своим поведением в местах лишения свободы факт исправления, получили возможность вернуться в общество и продолжить отбывать наказание вне мест лишения свободы».

Строго говоря, тема с заключёнными возникла на фоне нехватки рабочих рук на строительстве крупного объекта — Байкало-Амурской магистрали (БАМ). В правительстве пошли разговоры о том, что заключённые могли бы поработать на возведении инфраструктурных объектов БАМ и Транссиба (Модернизация Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей входит в долгосрочную программу развития Российских железных дорог до 2025 года). Договариваться о нюансах предстоит Минтрансу, ФСИН и РЖД. Пока ситуация такова, что из-за оттока мигрантов рабочих не хватает, отчасти их могут заменить военные, но этого мало.

В ФСИН вполне благосклонно отнеслись к идее. «Принудительные работы представляют собой социальный проект, позволяющий отбывшим часть наказания в местах лишения свободы, адаптироваться к обычной жизни и это отвечает интересам общества», — высказалась начальник Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, Елена Коробкова. Кадры обеспечены местом проживания, получают зарплату, погашают иски и к тому же проходят таким адаптацию к нормальной жизни. Работать на БАМ могли бы осуждённые, являющиеся жителями тех субъектов страны, по которым проходит магистраль.

«Осуждённые из мест лишения свободы стремятся попасть в исправительные центры, они готовы работать на любых объектах и предприятиях, чтобы получать зарплату, помогать семьям, погашать иски. Этот вид наказания динамично развивается», — говорит Елена Коробкова. В России создано 114 учреждений для отбывания принудительных работ с возможностью размещения около 8,5 тысячи человек. Как уточняет источник, освобождение из колоний с переводом на принудительные работы возможно лишь по обращению самого осуждённого в суд, без подачи такого заявления он останется отбывать наказание в исправительной колонии до истечения срока приговора или до срока, когда сможет подать ходатайство об УДО.

Идею с заменой мигрантов заключёнными по просьбе «Родины на неве» оценил Генеральный директор частного агентства занятости «Трудовые резервы Евразии» Игорь Сумин: «История не нова, в США давно используются общественные работы.  Да и в России исправительные работы сейчас тоже есть. 180 тысяч человек — это много, и если можно не содержать их в тюрьмах, то это хорошо. Провернёт ли ФСИН эту историю — вопрос. Надо интегрироваться с работодателями, запросами, финансами и решать другие сопутствующие вопросы».

Историк, председатель экспертного совета международного общественного движения «Гражданский мир» Дмитрий Рущин предлагает шире взглянуть на проблему и попробовать ответить на вопрос, будет ли труд заключённых эффективным.

«Кстати, почему обязательно заключённые? Свободные россияне не могут заменить мигрантов? На самом деле, если предложить хорошие условия по заработной плате и условиям труда, то многие согласятся работать, в том числе, и на строительстве Байкало-Амурской магистрали, и в других местах. Это большой миф, что только мигранты согласны на тяжёлую работу. Просто такое положение дел многих устраивает, в том числе, и власть предержащих: мигранты более послушные, их легче обманывать.

Труд заключённых никогда не был, по большому счёту, эффективным. Они, конечно, могут работать, но это не очень продуктивно. Труд заключённых и сейчас используется. Эти люди в колониях получают возможность овладеть профессией, работать. Но решать народно-хозяйственные задачи с их помощью, думаю, вряд ли получится. И потом, если развивать тему дальше, мы вернёмся в 30-е годы, когда в связи с новыми стройками народного хозяйства спускались разнарядки по арестам “врагов народа”», — высказался Дмитрий Рущин.

«В целом, я думаю, что такая идея не очень продуктивна, но она, что называется, в тренде нынешних “инноваций”. Вполне возможно, у кого-то всерьёз возникают идеи вернуться к труду заключённых», — добавил собеседник издания. 

Экономист Дмитрий Прокофьев уверен, что «тот, кто предлагает заменить труд мигрантов, трудом заключённых, скорее всего не понимает, ни основных принципов функционирования рынка труда, ни особенностей рынка труда мигрантов в РФ».

«Первое — это высокий уровень мотивации мигрантов, —перечисляет Прокофьев. — Мы можем относиться к их труду как угодно, но нельзя отрицать, что это люди, работающие с максимальной для себя производительностью.

Второе — мигранты являют собой самый гибкий сегмент рынка труда, где действует не то, что временная, а подневная и даже почасовая занятость, с оплатой “по результату”.

Третье — исследования показывают, что основным преимуществом мигрантов российские наниматели видят их готовность работать во “внеурочное время”, без дополнительной оплаты

Четвертое — эффективность труда заключённых будет снижаться за счёт дополнительных расходов на охрану, и т.д.

Пятое — кто может ответить, чем и как заняты заключённые сейчас? Есть множество свидетельств о том, что “зоны” представляют собой производственные предприятия с максимальной загрузкой – значит, речь пойдет о перераспределении этих мощностей? Или кто-то планирует увеличение контингента заключённых?».

Председатель профсоюза «Трудовая Евразия» Дмитрий Жвания считает, что «пора прекратить спекулировать миграционной темой тем, кто сам никогда в жизни не возьмёт руки кайло, лопату или лом».

«В миграционной сфере давно пора навести порядок. Ограничения, вызванные пандемией, дают шанс на это, в том числе создавая все условия для реализации соглашений об организованном наборе мигрантов, что Россия подписала с Узбекистаном и Таджикистаном. Границы закрыты — и сейчас можно подсчитать, где нужны мигранты и в каком количестве, — сказал Жвания. — Я не очень хорошо знаком с нашей пеницитарной системой, но то, что в лагерях заключённые и так работают, известно всем. В среде заключённых, насколько я знаю, существует своя иерархия. Как это будет проявляться, если их привлекать на дорожные работы? Не исключено, что одни будут работать, а другие — курить, сидя на корточках… А вообще, идея заменить труд мигрантов трудом заключённых не могла не родиться в стране, где слишком много людей лишены свободы без достаточных на то оснований. У нас можно оказаться за решёткой за репост, за лайк, за слишком частые одиночные пикеты. Вот и возникла идея, как быть со всеми теми, кто “сидит” фактически ни за что. Ведь авторы идеи, как я понял, не предлагают отправлять на дорожные работы рецидивистов-разбойников, насильников, убийц и маньяков».

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2