Перейти к содержимому
Главная страница Выборы во Франции как первая ласточка трансформаций в ЕС

Выборы во Франции как первая ласточка трансформаций в ЕС

Итоги завершившихся на днях выборов в Национальное собрание Франции шокировали президента страны Эмманюэля Макрона и его сторонников. Президентской коалиции не удалось набрать большинство в парламенте, и как следствие, по ключевым вопросам теперь ей придётся договариваться с усиленными объединениями разношёрстного парламента. Более того, эксперты говорят о сдвиге с навязанной Западом траектории, а происходящее называют одним из признаков изменения политической ситуации в Европе.

Премьер Франции Элизабет Борн голосует на парламентских выборах Фото: rfi.fr

На прошедших в воскресенье выборах в Национальное собрание Франции партия Макрона «Возрождение» даже в составе коалиции с тремя другими партиями под названием «Вместе!» не смогла сохранить абсолютное большинство в нижней палате. Вместо минимально необходимых 289 мандатов блок получил всего 245 из 577, сообщает РИА «Новости». Второе место заняла коалиция левых сил под предводительством партии «Непокорившаяся Франция» Жана-Люка Меланшона с 131 местом. На третьем — крайне правая «Национальное объединение» во главе с Марин Ле Пен с 89 мандатами.

«Потеря абсолютного большинства означает, что теперь Макрон не сможет беспрепятственно проводить свои законодательные инициативы через нижнюю палату и через парламент в принципе, так как в верхней палате — Сенате — макронисты также не располагают большинством. Действующий премьер Франции Элизабет Борн после выборов сразу заявила, что “Вместе!” сразу же начнут искать пути формирования “активного большинства”. При этом другие крупные блоки и партии, прошедшие в Нацсобрание, уже заявили, что намерены оставаться в оппозиции», — сообщает источник.

Элизабет Борн говорит об угрозе стране в связи с обновлённым раскладом, «с учётом вызовов, с которыми [Франции] предстоит столкнуться как на национальном, так и на международном уровне». Эксперты же видят риски конкретно для правящей верхушки, вплоть до возможного импичмента президенту. Есть мнение, что России на руку сложившаяся конфигурация: Меланшон и его сторонники выступают за выход Франции из НАТО и независимую от США политику, а Марин Ле Пен противники причисляли чуть ли не к агентам Путина. Да и в принципе политический разброд в стране, причисленной к «недружественным», может кого-то порадовать.

Как вариант, могут появиться вопросы по поводу введения всё новых пакетов санкций против России и возникнуть сомнения в необходимости поставок оружия на Украину. Например, французский политик Режис де Кастельно опубликовал сообщение, пронизанное разочарованием по поводу бюджетных трат — предоставленные Украине самоходные орудия в полностью исправном состоянии попали в руки российских военных. «Еще одно достижение Макрона. Два французских самоходных орудия CAESAR были захвачены русскими целыми и невредимыми. В настоящее время они находятся на заводе “Уралвагонзавод” для изучения методом обратного инжиниринга. Спасибо, Макрон. Мы платим за это», — высказался политик.

Французские СМИ анализируют провал Макрона. Le Figaro пишет, что второй тур парламентских выборов «очень похож на референдум против Макрона», в числе принципиальных ошибок которого называют «украинскую эскападу» президента Франции, «шитую белыми нитками». Пресса упоминает провал внутренней политики с бесконечными локдаунами в пандемию и в принципе утрату влияния Франции на международной арене. Критикуется подверженность влиянию США и отсутствие авторитета в глазах Брюсселя.

Как бы то ни было, Россия утратила доверие к бывшим «партнёрам», и обновление парламента или даже полная смена руководства Франции былое доверие, конечно, не вернёт. Интереснее сейчас понаблюдать за глобальными процессами на территории Европы. Франция явила собой первую ласточку грядущих трансформаций, выразила мнение в общении с «Родиной на Неве» историк и политолог, доктор политических наук Наталья Ерёмина:

«Если говорить в общем, то нужно обратить внимание на политические сдвиги, которые происходят внутри страны. И Франция будет не единственным примером таких сдвигов. Будет постоянно наращиваться переход от поддержки мейнстримных партий, которые ассоциируются с принятием конкретных решений, к тем, кто им противостоит.

То есть, оппозиция будет набирать обороты, но оппозиция не мейнстримная. Важно понимать, что это оппозиция, которая будет связываться с антиэлитистскими подходами. Антиэлитизм в большей степени выражают более левые и более правые, фактически, крайне правые партии. И если общество ранее опасалось предоставлять больше возможностей именно таким партиям, то, понятно, что оно будет постепенно отходить от этого. Здесь есть сдвиг, он заметен.

Второй момент — это сомнения. Именно по этой причине мы не видим резкого сдвига. Он будет достаточно плавным, потому что нет понимания движения — куда, каким образом двигаться, какие инструменты для этого использовать. Поэтому этот сдвиг не будет радикальным. Он будет успокоительным для мейнстримных партий. Они могут не заметить этой тенденции. Они могут подумать, что это временное явление, и соответственно, что они держат в руках все ключевые позиции. Скорее всего, они будут пребывать в состоянии самоуспокоенности, и это касается не только Франции, а вообще всей европейской политики в целом.

И нужно казать, что внутренняя повестка будет связываться с позицией во взаимоотношениях с Россией. Мы видим это, поскольку сейчас в повестке этот вопрос был вынесен, и он будет выноситься. Позиция политических сил будет восприниматься с точки зрения, будут ли они нагнетать, вплоть до того, что они в итоге предложат — войну или мир. Потому что предложение вооружения, предложение разрыва отношений, предложение отказа от энергоносителей из России, означает в целом большую зависимость от США, в противовес развитию собственной страны.

Россия и США, вероятно, будут определять политическую повестку. Те, кто ратует за усиление взаимодействия с США, воспринимаются сейчас, по опросам общественного мнения, во многих странах Европы скорее негативно. Возникает парадокс: население постоянно убеждают, обрабатывают, что США — это единственный друг и партнёр, самый надёжный, но граждане почему-то всё больше и больше приходят к иному мнению, и доверие США всё время падает. В европейской повестке это тоже очень хорошо видно — эта тенденция падения доверия США. Поэтому, если партия предлагает большую зависимость от США, то и по этой причине она теряет позиции в обществе. Если меньшую зависимость, акцент на развитие своей страны, то рейтинг повышается. То есть, граждане всё время выступают за национальный суверенитет, и за самостоятельное определение своей позиции к той или иной стране, к той или иной позиции. Так же как к решению своих внутренних  проблем.

Во Франции Макрону в каком-то смысле везёт, по причине того, что в качестве той самой немейнстримной партии выступают как раз те, кого можно легко обвинить в радикализме, потому что они выступали с масштабными антимигрантскими лозунгами. Он может апеллировать к этой повестке — кого вы будете выбирать? А там, где всё-таки есть политические силы, которые смогут себя представить для всех более лояльными, в таком случае мейнстримным партиям возникает больше угроз.

Собственно, Франция — это такая первая ласточка. Мы видим, что все прошедшие выборы в других странах подтвердили уклон в сторону тех политиков, которые говорили о национальном суверенитете.

Мы видим, что то же самое произошло в Великобритании. То есть, национальные вопросы всплыли на повестке, идеи национальных регионов. Это какая-то, видимо, общая тенденция — обратиться к себе, а не действовать по траектории, которая предоставляется со стороны США. Постараться именно свою повестку отработать. Наверное, граждане хотят этого. Это просто настолько видно по всем странам Европы сейчас, что, скорее всего, это именно так. И это станет ключом к изменению политической ситуации.

Ну а страны, где выбирают, соответственно, НАТО и США, такие как Финляндия и Швеция, могут потерять свою политическую стабильность и межпартийное согласие. У них его точно уже не будет. У них будет также, как и в других странах Европы».

Поделиться ссылкой: