Перейти к содержимому
Главная страница Вред от тайны обмена Тайры – Юлии Паевской

Вред от тайны обмена Тайры – Юлии Паевской

Вечером 17-го июня интернет-пространство взорвала новость, уже два дня остающаяся главной или одной из главных. Речь о появлении на Украине бывшего члена группировки «Азов» (запрещена в РФ) Юлии Паевской по кличке «Тайра», ранее попавшей в российский плен.

Автор – Станислав Смагин

«Тайру» обвиняли в тягчайших преступлениях – например, в убийстве родителей двух малолетних детей с целью прикинуться их матерью и выбраться из окружения. Об этом активно писали СМИ, а первым тему поднял военкор Дмитрий Стешин. С таким «послужным списком» даме с почти стопроцентной вероятностью светила смертная казнь по законам ДНР, а если не казнь, то уж не обмен точно. Тем не менее, состоялся именно обмен, пафосно освещённый Зеленским.

Российский официоз предпочёл по данному вопросу отмолчаться, каковой линии до сих пор и не изменяет. Telegram-каналы, особо лояльные властным структурам или прямо используемые ими для информационных «сливов», подтверждая в целом сам факт, пытались смягчить его сногсшибательными именами людей, полученными нами по обмену. Точнее, имена как раз не назывались – стоял многозначительный шепот: «Вы не представляете, о ком речь, это просто бомба». Параллельно обсуждались версии от самых нереальных вроде Ассанжа до более приземлённых – разведчиков и военлетов.

Ясность внесла военкор Ирина Куксенкова, кавалер ордена Мужества. Сначала она, опираясь на свои источники, опровергала «экстракшн» «Тайры», но затем, перепроверив, с сожалением его признала и поведала шокирующие подробности. «Тайра», согласно обнародованным сведениям, стала частью келейной сделки по вызволению некоего Адама Саидова, сына влиятельного человека, занимающего сейчас руководящие должности на освобожденных территориях Херсонщины. За него ещё и доплатили 25 миллионов рублей, и вообще вся сделка, по словам Куксенковой, имела очевидные коррупционные черты. Позже стали появляться новые занимательные подробности, например, что Саидов-младший мало того что не гражданин России, но ещё и убежденный «заукраинец», выступавший с призывами к чеченцам не участвовать в СВО.

Тяжёлый шок – основная реакция общества на эти новости. Возникают многочисленные вопросы, местами риторические, местами требующие незамедлительного ответа, местами важные, но частные, а местами стратегические; впрочем, все они тесно связаны меж собой.

Верна ли изложенная Ириной Куксенковой версия обмена «Тайры»? Есть ли опровержения этой версии в целом либо каких-то её деталей?

Почему официоз не удосужился озвучивания ладно бы правды, а хоть сколько-нибудь правдоподобной версии обмена, уровня объяснения Штирлицем отпечатков его пальцев на чемодане радистки Кэт? Почему самое внятное из сделанного это наивная попытка задним числом записать Саидова в «чеченские спецназовцы»?

Почему нелёгкую и неблагодарную миссию объяснения взвалили на хрупкие плечи анонимных и полуанонимных публицистов и интернет-комментаторов, избравших, правда, основной тактикой злобные выкрики «сам дурак» в адрес недоумевающих и возмущающихся?

Почему редкие частные комментарии лиц, в той или иной степени относящихся к российскому официозу, представляют собой всё те же выкрики «сам дурак»? Почему избрана ставка на подспудную дискредитацию Ирины Куксенковой, что, с учётом её работы на Первом канале и получения ордена Мужества, является дискредитацией заодно и самой же власти? Понимает ли, например, пресс-секретарь Россотрудничества Надана Фридрихсон (которая тоже делала репортажи из театра боевых действий – прим. ред.), что её пост в Telegram о Куксенковой («Орден Мужества через эти же “источники” [что и сведения по поводу обмена] был получен?») в мирное время подпадает статью 128.1. часть 2 УК РФ, а в «спецоперационное» – под некоторые соответствующие статьи?

Почему некоторые представители журналистского сообщества, первыми относительно публиковавшие заметки о зверствах «Тайры», теперь спрашивают, зачем нужна была её демонизация и не имелось ли в ней элементов преувеличения? Это расколотость личного или коллективного сознания, возможно, что-то ещё?

Был ли в курсе обмена уважаемый Рамзан Ахматович Кадыров и одобрил ли он его? Понимает ли он, что непрояснение своего отношения к обмену одного человека, по кадыровской классификации относящегося к «шайтанам», на другого такого же, ударит по его (Рамзана Ахматовича) репутации, которая в глазах российского общества после начала СВО улучшилась? Понимает ли, что сама эта история и неверно расставленные пропагандистами акценты в её освещении (доводилось уже видеть комментарий «чеченцы взяли Тайру в плен, им и решать, что с ней делать») могут ударить по перспективам улучшения отношений Чечни и остальной России больше, чем все прежние неоднозначности в ходе СВО?

Понимает ли федеральная власть, какой удар по всем оздоровлениям и улучшениям в стране, случившимся после начала СВО и благодаря ей, наносит обмен «Тайры» и неготовность честно, уважительно и недвусмысленно его объяснить без грязной брани в адрес в адрес вопрошающих? Понимает ли власть, что используемая долгие годы нехитрая схема поведения, согласно которой любой диалог с обществом и тем более ответственность перед ним социально неприемлемы и дискредитируют власть в её собственных глазах, сейчас несёт особенно разрушительные последствия?

Мы все дружно возмутились хамским выступлениям казахстанского президента Токаева на Петербургском международном экономическом форуме. Не знаем, были ли они неприятным сюрпризом для российской власти. Судя по некоторым экономическим санкциям, вводимым сейчас против Казахстана – как минимум частично были. Но кто будет уважать страну, не уважаемую своими же верхами, тем более и слово «свои» к ним применимо зачастую в кавычках? Очень символично, что выступление Токаева и новость о «Тайре» разделила всего пара часов.

Нет, ребята, всё не так. Всё не так, как надо.

Постскриптум:  

Вечером 19-го июня Ирина Куксенкова опубликовала новый пост в своём Telegram-канале:

«Лютый кипиш сейчас в ДНР. Большие разборки там будут в понедельник из-за преступной передачи Тайры на Украину. И да, если бы я вчера не начала дёргаться и надоедать большим людям звонками, то так бы они и думали, что ничего не произошло. Я говорила – Зеленский заявил, что они “освободили Тайру”. Мне сказали “успокойся, он и своих офицеров на Змеином похоронил, а мы их в плен взяли. Тайра как сидела, так и сидит. Никаких обменов не было. А потом когда проверять начали, оказалось, что я не зря тревогу подняла. Просто мне обидно стало за несправедливость».

Поделиться ссылкой: