Возвращение мощей небесного покровителя Невского края

Возвращение мощей небесного покровителя Невского края

30 лет назад мощи небесного покровителя Петербурга Александра Невского перенесли в Троицкий собор

Утром 3 июня 1989 года из Троицкого собора Александро-Невской Лавры вышло духовенство во главе с епископом Тихвинским Проклом и епископом Ташкентским Львом и крестным ходом направилось к Святым вратам. Прихожане устлали весь их путь до площади Александра Невского живыми цветами и еловыми ветвями.

В 1547 году Русская Православная Церковь канонизировала Александра Невского, причислив его к лику святых

На площади их встретил митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий. Из стоявшего рядом с ним автомобиля священнослужители достали ковчег. Под звон колоколов Лавры и колокольный перезвон всех городских церквей, ковчег внесли в собор, и после совершения Божественной литургии обнесли вокруг храма. Затем ковчег установили на прежнее место под сенью за правым клиросом. Мощи небесного покровителя Санкт-Петербурга святого благоверного князя Александра Невского, спустя 67 лет, вернулись в Александро-Невскую Лавру.

От Владимира до Санкт-Петербурга

Великий князь Александр Невский скончался 14 ноября 1263 года в возрасте 42 лет в монастыре Городца, неподалеку от Владимира, куда он возвращался после поездки в Орду. Затем его тело перевезли во Владимир и предали земле в Рождественском монастыре.

В 1547 году Русская Православная Церковь канонизировала Александра Невского, причислив его к лику святых. Столь поздняя канонизация во многом связана с двойственным отношением к деятельности князя. С одной стороны, он прославился победами над шведскими и немецкими рыцарями, остановив их экспансию на восток. С другой – его тесные взаимоотношения с Ордой расценивались многими как едва ли не предательство национальных интересов. Лишь по прошествии времени стало очевидно, что дипломатия Александра Невского преследовала прежде всего цель предотвратить новые ордынские нашествия и выиграть время для восстановления военно-экономического потенциала Руси.

Рака, в которой находились мощи Александра Невского, как памятник барокко находится в Эрмитаже. На её сооружение ушло 1,5 тонны (!) высокопробного серебра

Ещё до канонизации, в 1380 году, началось местное почитание князя как святого: его останки были отрыты и помещены в раку.

Согласно спискам Никоновской и Воскресенской летописей XVI века, во время пожара во Владимире, случившегося в 1491 году, мощи сгорели вместе с монастырём Рождества Богородицы. Однако в записях тех же летописей, датированных XVII веком, утверждалось, что останки князя чудесным образом огонь не повредил. Как было на самом деле, теперь уже не установить, однако Русская Православная церковь придерживается версии, что во время пожара мощи сильно пострадали, но, тем не менее, частично сохранились.

Как бы то ни было, после пожара рака с мощами по-прежнему была предметом поклонения верующих, а после канонизации Александра Невского, они стали «всероссийской» святыней, которой приписывались многочисленные чудеса исцеления. Так, в 1551 году царь Иван Грозный перед походом на Казань провёл в Рождественском монастыре целую неделю и утверждал потом, что вылечил от мощей свою больную руку.

Мощи находились во Владимире вплоть до середины 1723 года, пока Пётр I не повелел перенести их в новую столицу – Санкт-Петербург. Вначале раку с мощами перевезли в Шлиссельбург, а 30 августа 1724 года погрузили на галеру, рулевым которой был сам царь, и перевезли к Александро-Невскому монастырю. Когда под колокольный звон и артиллерийский салют раку вынесли на берег, Пётр открыл её ключом, заглянул внутрь, закрыл и выбросил ключ в Неву. После этого раку установили в монастыре.

Когда к власти пришла «дщерь Петрова» – императрица Елизавета Петровна, она повелела изготовить для мощей новую раку, на создание которой ушло пять лет. Изготовленная по рисункам художника Георга Грота и эскизам гравёра Якоба Штелина, рака стала настоящим произведением искусства. На её сооружение ушло 1,5 тонны (!) высокопробного серебра, а также ценные породы дерева.

Она состоит из семи частей: малого ковчега, изготовленного московскими мастерами в 1695 году, саркофага с крышкой, большой пятиярусной пирамиды, двух пьедесталов с трофеями и двух подсвечников.  Саркофаг и пирамиды украшены многочисленными барельефами и скульптурными композициями.

В середине второго яруса пирамиды помещён барельеф Александра Невского со знаменем в руке, на боковых сторонах саркофага – рельефы, изображающие важнейшие события из его жизни: Невская битва, Ледовое побоище, освобождение Пскова, а также сцена смерти и погребения князя.

Южную сторону саркофага украшает медальон с эпитафией, сочиненной Михаилом Ломоносовым. Ещё одна его эпитафия отчеканена на двух серебряных щитах, которые держат в руках два серебряных ангела, сидящие на верхних углах пирамиды.

«Все детали искусно отлиты и составляют в целом роскошный убор этого уникального произведения, поражающего грандиозностью конструкции и широтой творческой фантазии», – пишет в своём исследовании «Памятники XVIII в. и первой половины XIX в.» историк-искусствовед Галина Нетунахина.

В 1753 году мощи Александра Невского были помещены в новую раку, установленную в Благовещенской церкви, а в 1790 году, когда был построен собор Пресвятой Троицы, её перенесли в этот храм, где она и находилась вплоть до середины 1922 года.

Безбожные годы

22 февраля 1922 года Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) РСФСР издал постановление об изъятии церковных ценностей «для нужд голодающих» Поволжья и других регионов разорённой страны.

3 июня 1989 года владыка Алексий и министр культуры РСФСР Юрий Мелентьев прибыли в Казанский собор, где в присутствии представителей духовенства и городских властей подписали акт о передаче святых мощей, после чего их перевезли в Александро-Невскую лавру, где ковчег занял своё историческое место в Троицком соборе

С реквизированными ценностями, многие из которых являлись уникальными произведениями искусства, не церемонились: нередко их попросту переплавляли и продавали за границу «на вес». Разумеется, рака с мощами Александра Невского, в которой было аж полторы тонны серебра сразу же привлекла внимание Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов во главе с его председателем Григорием Зиновьевым.

Однако митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин не побоялся выступить с решительным протестом против планировавшегося осквернения мощей и «изъятия» раки. Он предложил компромисс: церковные ценности, имеющие большое значение для верующих, останутся в их пользовании, а взамен прихожане и священнослужители соберут и передадут властям соответствующие им по весу золото и серебро.

Но для большевиков изъятие церковных ценностей было основанием для развертывания антицерковной кампании. В мае 1922 года при их поддержке было создано Высшее церковное управление (ВЦУ) Российской православной церкви, состоящее из так называемых обновленцев –  представителей движения, возникшего после февраля 1917 года и декларировавшего курс на «демократизацию» православной церкви и полную поддержку политики советских властей. ВЦУ сразу же объявило о незаконности патриаршества Тихона, который был задержан чекистами и заточён в Донском монастыре в Москве. Главой ВЦУ стал епископ Антонин (Грановский), возведённый в сан митрополита. Таким образом, и судьба всех «региональных» митрополитов теперь зависела от просоветских раскольников.

12 мая 1922 года в Троицкий собор прибыла внушительная делегация из представителей райкомов партии, воинских частей и прессы. В их присутствии рака была вскрыта. Весь процесс фиксировал знаменитый фотограф Карл Булла.

Согласно бюллетеню ВЦУ Российской православной церкви, опубликованному в 1923 году, «в раке Александра Невского, в Петрограде, было найдено 12 небольших костей разного цвета (значит от разных мощей). К тому же в раке оказалось две одинаковые кости одной правой ноги».

Мощи, помещённые в малую раку, некоторое время продолжали находиться в Лавре, а затем были перевезены в Казанский собор, в котором в 1932 году был устроен Государственный музей религии и атеизма. А большая серебряная рака отправилась в Государственный Эрмитаж, где находится и поныне.

Что же касается митрополита Вениамина, который был вынужден с болью в сердце наблюдать за осквернением мощей, то после того, как 28 мая он выступил с посланием к пастве о том, что патриарх Тихон не отрекался от своего поста и должен по-прежнему почитаться всеми верующими, его арестовали по обвинению в воспрепятствовании изъятию церковных ценностей. После скорого суда он был приговорён к расстрелу. Место казни митрополита, как и его упокоения, не известно до сих пор…

Возвращение

С началом перестройки стали меняться и взаимоотношения советских властей с церковью. В 1988 году в Сергиевом Посаде состоялся Поместный собор Русской православной церкви, четвёртый после 1917 года. На нём был принят новый Устав РПЦ, а также канонизированы девять подвижников православия, включая князя Дмитрия Донского, иконописца Андрея Рублева и блаженную Ксению Петербургскую.

«Мы молитвенно уповаем, что изменившиеся условия религиозной жизни в нашем Отечестве позволят всем нам вновь почувствовать наше духовное родство…», – говорилось в обращении, принятом на Поместном соборе.

…На следующий год усилиями будущего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, возглавлявшего тогда Ленинградскую и Новгородскую митрополии, была достигнута договоренность с Министерством культуры и руководством Государственного музея религии и атеизма о возвращении Церкви мощей святого благоверного князя Александра Невского. При этом при осмотре содержимого ковчега специалистами никаких сомнений в том, что останки принадлежат одному и тому же человеку, высказано не было.

Утром 3 июня 1989 года владыка Алексий и министр культуры РСФСР Юрий Мелентьев прибыли в Казанский собор, где в присутствии представителей духовенства и городских властей подписали акт о передаче святых мощей, после чего их перевезли в Александро-Невскую лавру, где ковчег занял своё историческое место в Троицком соборе, будучи помещён во временную раку.

Что же касается большой раки, то она по-прежнему стоит в концертном зале Эрмитажа, несмотря на неоднократные просьбы митрополии, поддержанные в 2012 году министром культуры России Владимиром Мединским. Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский продолжает настаивать на необходимости нахождения раки, выдающегося памятника русского барокко, предлагая изготовить для Александро-Невской лавры её копию. В настоящее время продолжается реставрация раки. Возможно, в 2021 году, когда в России будет отмечаться 800-летие со дня рождения Александра Невского, этот вопрос наконец-то будет урегулирован.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий