В Россию вернулось её сердце

Novorossia

Семь месяцев назад, 21 февраля, произошло историческое и долгожданное событие – признание Российской Федерацией независимости ДНР и ЛНР. 30 сентября на наших глазах свершилось дело ещё более грандиозное – официальное возвращение Донбасса, Запорожья и Херсонщины домой.

Автор — Станислав Смагин

Для меня и, полагаю, для многих, это более значимый день, чем возвращение Крыма и Севастополя. При всём огромном пиетете перед полуостровом и особенно городом русской воинской славы, многолетней кропотливой работой тамошних русских общественников и политиков, солидарным народным порывом севастопольцев и организационным гением Алексея Чалого, наконец, блестящим и практически бескровным проведением самой операции «Вежливые люди».

И всё-таки, ничуть не умаляя перечисленного, март-2014 был сродни счастливой сказке, выигрышу в лотерею. К тому же выигрышем на фоне триумфа киевского майдана и собственного (точнее, кремлёвского) отказа от остальной Новороссии и конкретно хотя бы сухопутного коридора между Крымом и материковой Россией. Отказа, обернувшегося многочисленными проблемами для самих крымчан, драмой для жителей самого несостоявшегося тогда коридора и кровавой восьмилетней трагедией для Донбасса. Лишь сейчас мы по-настоящему заканчиваем (и то «заканчивать» это пока процесс, а не результат) эту трагедию.

Донбасская сказка совсем другая, чем крымская, суровая, страшная. Хочется сказать, что в итоге всё же со счастливым концом, но пока перед нами ещё совсем не конец, и тем более не эпилог. У меня напрашивается аналогия с фильмом «Большой» Валерия Тодоровского, главная героиня которого, талантливейшая девочка из неблагополучной провинциальной семьи, должна по заслугам стать примой Большого театра, но цепь личных и социальных обстоятельств приводит к тому, что она оказывается в кордебалете, во всех смыслах за спиной подруги-конкурентки с богатыми влиятельными родителями. Через много лет обстоятельства и сама подруга дают девушке хрупкий шанс выйти на первые роли, станцевав Одетту в «Лебедином озере». Финальная сцена – стоп-кадр посредине прыжка. Даже успешное завершение прыжка и всего спектакля не гарантируют успешного ренессанса, это лишь шаг, за которым, может быть, последуют новые, а, может быть, и нет, и далеко не всё зависит от самого человека. Такой вот очень умеренно положительный конец.

Донбасс (а с ним и ещё две области) всё же завершает свой затяжной прыжок. Хотя некоторые тревожные события после американской, называя вещи своими именами, диверсии против наших газопроводов намекали на пусть махонькую, но вероятность «стоп-кадра». Например, некоторую тревогу вызывал отказ от внеочередного заседания Совета Федерации, хотя в случае с Крымом и Севастополем было именно внеочередное, на фоне неизлечимой любви нашего правящего класса к закулисным и обычно односторонне, но не для России выгодным «договорнякам» с Западом и Киевом. К сожалению, наш правящий класс сам старательно создал себе репутацию, заставляющую патриотов относиться к любым его действиям с презумпцией виновности.

Вот и верховный главнокомандующий в своей по-настоящему зажигательной пятничной речи, вынесшей суровый обоснованный приговор Западу и на 90 процентов занятой этим приговором, всё-таки предложил самому Западу и его киевским сателлитам «вернуться за стол переговоров». А ведь этому противоречат и сами изложенные Владимиром Владимировичем факты: и преступный античеловеческий характер киевского режима вкупе с его принципиальной неадекватностью, и поставленные в начале цели денацификации и демилитаризации Украины как таковой, и фактическая необходимость полного переформатирования украинской государственности. Что ж, остаётся сдержанно надеяться, что это лишь риторический приём с пониманием его нереализуемости, а не пролог к очередным «жестам доброй воли». Да и сама История делает пространство для таких жестов всё меньше.

Добавлю, что нынешние исторические я встречаю уже не на информационном, а на вполне материальном фронте, став военнослужащим 107-го батальона Народной милиции ДНР – боеспособной крепкой части с командиром, бережно относящимся к личному составу, налаженным тылом и хозяйством, идейной составляющей, которая привлекает добровольцев из «старой» России в дофевральских границах. Дай Бог, чтобы в не закончившейся, а только усиливающейся борьбе за Новороссию у нас были хорошие командиры, тыл, и нас не оставляли наши высокие и святые идеи.

PS. Тревожные новости из Красного Лимана, в день воссоединения ставшие ещё тревожнее, лишь в очередной раз показывают, сколь далека от завершения наша ратная брань. И сегодняшние торжества по случаю возвращения – заслуженные, выстраданные, но со своеобразным оттенком. Впрочем, сразу после подписания договоров, на момент окончания данного материала начали приходить сдержанно оптимистичные сводки.

Станислав Смагин, политолог, публицист, военнослужащий 107-го батальона Народной милиции ДНР

Поделиться ссылкой: