Перейти к содержимому
Главная страница В Ленобласти присматривают места для заводов по переработке мусора

В Ленобласти присматривают места для заводов по переработке мусора

Ленинградская область совместно с Петербургом приступили к созданию компании, которая займётся разработкой единой концепции по переработке мусора в обоих регионах. Специалисты уже присматривают три потенциальные площадки для размещения мусороперерабатывающих предприятий. Об этом в среду сообщает ТАСС со ссылкой на губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко. Эколог Юрий Шевчук, член общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области, рассказал «Родине на Неве», что могут собой представлять будущие предприятия по переработке твёрдых коммунальных отходов.

Губернатор Ленобласти заявил, что мусоросжигательные заводы в регионе хотят запретить законодательно. В приоритете – сортировка и переработка мусора.

Ранее, в материале «Петербург и область демонстрируют курс на совместное решение мусорных проблем» «Родина на Неве» подробно писала о намерении властей регионов создать акционерное общество, в сферу ответственности которого войдёт участие в разработке концепции утилизации отходов, что в том числе подразумевает строительство современных мусороперерабатывающих предприятий. Подписи под «соглашением о намерениях» поставили Александр Дрозденко и Александр Беглов, а также генеральный директор ПАО «Интер РАО» Борис Ковальчук и президент – председатель правления Банка ВТБ (ПАО) Андрей Костин. Акционерное общество примет участие в конкурсе на статус регионального оператора в Санкт-Петербурге.

«Работа началась, мы сегодня уже работаем с экспертами “Интер РАО”, несколько специалистов, которые приехали в Петербург, Ленинградскую область, их сегодня интересуют площадки потенциальные, где можно разместить заводы, – сообщил Александр Дрозденко, уточнив, что речь пока идёт о трёх заводах. – И, конечно, их, прежде всего, интересовали предварительные итоги нашего конкурса, который мы проводили по выбору технологии и форм переработки мусора. Мы сошлись во мнении, что правильная идея – это не “зажигалки” [мусоросжигательные заводы – прим. ред.], которые мы законодательно хотим запретить, [а] это все-таки глубокая сортировка и переработка мусора».

Мы сошлись во мнении, что правильная идея – это не “зажигалки” [мусоросжигательные заводы], которые мы законодательно хотим запретить, [а] это все-таки глубокая сортировка и переработка мусора.

Со слов главы региона, эксперты оценили местный мусор как богатый на вторсырьё: в нём много пластика, стекла, металла. Мусор можно отсортировать и эффективно переработать. «Любая окупаемость таких проектов стоит на двух факторах – заработать на вторсырье и получить субсидию из бюджета. Чем больше заработают заводы на переработке вторсырья, тем меньше нужно субсидировать из бюджета», – высказал мнение Дрозденко.

Эколог, председатель общественной организации «Северо-Западный Зеленый крест» и член общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области, Юрий Шевчук рассказал «Родине на Неве» о технологии, которую эксперты считают приоритетной. Она позволяет полностью переработать коммунальные отходы, исключает мусоросжигание и обойдётся дешевле. Более того, технология опробована на предприятии в Петербурге и показала эффективность.

«Какая у нас основная задача? Сделать так, чтобы из смешанного мусора получился бы так называемый «вторичный материальный ресурс», – стекло, пластик, металл, бумага, текстиль и тому подобное. Также надо сделать так, чтобы использовался как полезная фракция не только вторичный материальный ресурс, но и всё остальное.

Первое, что надо сделать – это извлечь вторичный материальный ресурс. Его извлекают либо на месте образования, то есть, в домах, на производствах и иных местах, где мусор образуется, либо на конвейерной линии на заводе. Там он извлекается не с помощью ручного труда, а с помощью оптических, магнитных, водных сепараторов и других механизмов, в том числе и сит разного размера, они называются «грохота». И даже их мы будем давать не в руки людей, а машинам.

Первое, что надо сделать – это извлечь вторичный материальный ресурс. Его извлекают либо на месте образования, то есть, в домах, на производствах и иных местах, где мусор образуется, либо на конвейерной линии на заводе.

Первоначально мы отделяем вторичные материальные ресурсы и органоминеральную смесь. Из неё мы попробуем сделать техногрунт. Он не годится как компост, но может использоваться, допустим, для укрывания полигонов или для рекультивации карьеров. После того как он перегниёт, он будет безопасным, а чтобы он перегнил быстро, туда добавляют специального вида бактерии. В итоге остаются отходы в виде вторичных материальных ресурсов, которые передаются на переработку на уже другие заводы», – рассказывает эколог.

«Мы имеем органоминеральную смесь, техногрунт. После этого мы извлекаем оттуда всё мелкое, что может иметь теплотворность, отделяем от минералов и запускаем в пиролизную печь, делаем топливо. Пиролиз – это такой реактор, который без доступа кислорода производит разложение под воздействием высокой температуры. Вы, наверное, видели огромные газгольдеры, которые стоят у нас в Петербурге, какой газ туда загонялся? Светильный газ получался путём возгонки каменного угля, бурого угля, сланцевого угля, древесного угля  и всех остальных отходов, которые только были. Пиролиз работал у нас на протяжении века, освещая города Европы, в том числе и Петербург. Весь этот светильный газ, который использовался в фонарях, был оттуда, и в домах было газовое освещение. И паровое отопление тоже было из вот этого самого газа.

То есть, мы возвращаемся к старому. Более того, последние два года войны танки Вермахта ходили на этом самом искусственном топливе. Мы же делаем топливо для того, чтобы использовать его на самом мусороперерабатывающем заводе для получения электроэнергии и тепла. Если будут какие-то излишки топлива, то его в виде жидкого топлива можно продать кому-нибудь ещё», – продолжает собеседник издания.

Таким образом, цикл завершён – были выделены вторичные материальные ресурсы, техногрунт, тепло и электроэнергию, и камень. И никаких выбросов в атмосферу.

«Пять – пятнадцать процентов того, что мы загрузили в печь, составляет пиролизный осадок, потому что минералы никуда не деваются. Не хотелось бы его выбрасывать на полигон, поэтому ставится цех литификации, где из осадка делают камень. В камне может содержаться большое количество вредных веществ, но опасности они не представляют, так как они связаны. Хрусталь, например, содержит огромное количество свинца, однако никто не боится пить из хрустальной рюмки. Атомы связываются так, что становятся частью единой кристаллической решётки, и как бы ни раскололи камень, они всё равно останутся в нём. Камень, скорее всего, пойдёт на инженерную планировку территорий заводов. Таким образом, цикл завершён – были выделены вторичные материальные ресурсы, техногрунт, тепло и электроэнергию, и камень. И никаких выбросов в атмосферу», – завершил Юрий Шевчук.

По словам эколога, весь цикл реализуется в рамках одного завода, на территории которого располагаются разные цеха. Его площадь, ориентировочно, шесть гектар. Пары заводов мощностью порядка 400 тонн мусора в год хватило бы для покрытия нужд Ленинградской области, но так как регион раскинулся широко, целесообразнее организовать, например, четыре меньших по мощности предприятия. Запустить предприятие в работу можно за год. Собеседник уточняет, что речь идёт об утилизации таким образом исключительно коммунальных отходов, вопрос утилизации строительного мусора стоит отдельно.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: