Перейти к содержимому
Главная страница В Норвегии наступают «красные»

В Норвегии наступают «красные»

Немногим более чем за неделю до думских выборов в России в соседней с нами стране Норвегии тоже прошли выборы в национальное законодательное собрание — Стортинг. Если результаты выборов в России всегда предсказуемы (не считать же сюрпризом прохождение в российский парламент проекта Администрации президента под названием «Новые люди»), то итоги норвежских выборов кажутся парадоксальными. В этой богатой стране в восемь раз своё представительство в парламенте увеличила Красная партия, созданная троцкистами и маоистами.

Красная партия, насчитывающая в своих рядах примерно 13 тысяч членов, была основана в 2007 году на базе Красного избирательного альянса, в котором тон задавали в основном идейные неотроцкисты, и Рабочей коммунистической партии (марксистско-ленинской) — политического субъекта маоистской традиции

Норвегия практически по всем социальным показателям намного опережает Россию. Достаточно отметить, что валовый внутренний продукт на душу населения в скандинавском королевстве в 2020 году составлял чуть менее 68 тысяч американских долларов. Среднемесячный доход норвежцев, опять же в долларах США, приближает к 7000.

Однако в такой богатой, благополучной, а по многим международным рейтингам и самой счастливой стране (!) избиратели почему-то не исходят из принципа «от добра добра не ищут». Стабильность их не очаровывает. Наоборот, норвежцы, решив, видимо, поискать ещё большее «добро», выборах в Стортинг «прокатили» правительственные правые партии. Или «буржуазные», как их по старой, но ещё сохраняющейся традиции называют в Скандинавии. Причём там этого не стесняются ни их оппоненты, ни сами правые!

Первое место на выборах в норвежском королевстве завоевала социал-демократическая Норвежская рабочая партия (НРП). Скорее всего, лейбористы сформируют с двумя другими оппозиционными партиями новое левоцентристское правительство, с созданием которого, к слову, все североевропейские континентальные страны окажутся под властью кабинетов во главе с социал-демократией.

Однако такие итоги выборов опросы и предрекали. В общем-то, и лейбористы, и левые социалисты выступили на выборах примерно так, как предсказывали социологи. Но настоящий качественный скачок совершила политическая сила, рассматривавшаяся норвежскими политологами как маргинальная и «уличная»: Красная партия (КП) набрала почти пять процентов голосов и увеличила своё представительство в 169-местном Стортинге ровно в восемь раз: с одного до восьми депутатов.

Красная партия, насчитывающая в своих рядах примерно 13 тысяч членов, была основана в 2007 году на базе Красного избирательного альянса, в котором тон задавали в основном идейные неотроцкисты, и Рабочей коммунистической партии (марксистско-ленинской) — политического субъекта маоистской традиции. Не удивительно в данной связи, что КП называет себя марксистской, революционной и коммунистической партией.

То, что революционеры превратились в реальную парламентскую силу не в какой-то относительно бедной южноевропейской стране, не в Латинской Америке, а в одном из самых зажиточных обществ планеты, на самом деле, удивительно. Тем более, что на протяжении всех 14 лет существования КП в своём нынешнем виде, ведущие масс-медиа страны постоянно вешали на «красных» ярлыки экстремистов и бунтарей.

Конечно, для Норвегии политическая программа «красных» выглядит радикально. Она выступает с республиканских позиций (отметим, что для общественности Норвегии это является весьма экзотичным моментом), отстаивает ценности прямой и базовой демократии на всех уровнях, ставит в качестве перспективы цель достижения всеобщей занятости. Но в плане практической политики КП делает ставку на защиту и «перезагрузку» норвежского государства благосостояния, что, кстати, и приносит КП рост поддержки в рабочей, трудовой среде.

«Красные» отстаивают сам принцип норвежской модели, даже если в прошлом она была «социал-демократической». Постольку, поскольку эта модель обеспечивает высокие зарплаты для трудящихся, успешную интеграцию трудовых мигрантов в норвежскую социальную систему, качественные и щедрые пенсии, а также высокий уровень пособий по безработице и социальной помощи. Одновременно «красные» устами своего лидера Бьёрнара Мокснеса заявляют о том, что «свобода слова, свобода ассоциаций, свободные выборы, свободные СМИ и независимые суды, которые гарантируют верховенство закона для людей являются основополагающими для социалистического общества».

Аналитики полагают, что немало голосов КП сумела аккумулировать и благодаря своей жёсткой внешнеполитической линии. Интернационализм норвежских «красных» проявляется, в частности, в неприятии деятельности блока НАТО и повышения расходов на оборону. «Красные» выступают категорически против участия норвежских военнослужащих в каких-либо операциях Североатлантического договора. КП возражает против милитаризации Арктической зоны и в данной связи призывает власти Норвегии проявлять разумный и трезвый подход к отношениям с Российской Федерацией. Красная партия выступает против сближения с Европейским союзом, поскольку это может нанести ущерб суверенитету Норвегии и её национальной социальной модели.

Вместе с тем, будучи крайне левой партией, КП выступает за гуманную политику по отношению к трудовым мигрантам и беженцам, заслуживающим, по мнению «красных» предоставления им реальной социальной и гуманитарной помощи.

Электоральный рывок в общем-то юной политической силы не следует считать большой случайностью. Партия с 2009 года участвовала в выборах в национальный парламент, в 2017 году КП впервые провела депутата. С 2007 года «красные» всякий раз увеличивали количество голосов.

На выборах в Стортинг в 2013 году за «Красных» проголосовал 30 751 человек (1,1 %). На следующих парламентских выборах 2017 года партия выступила гораздо успешнее — собрала 70 522 голоса и сумела провести одного депутата в парламент. И вот на выборах 2021 года за «красных» отдали свой голос 135 574 норвежцев (в 4,5 раза больше, чем за восемь лет до этого).

Неплохие результаты показывают «красные» и на местных выборах. В 2015-м за них голосовали 2% избирателей, через четыре года уже почти 4%. Это позволило партии получить 20 мандатов в региональных органах представительной власти и провести по стране почти 200 муниципальных советников. Их деятельность по защите прав трудящихся, в частности, на уровне столицы страны Осло и прилегающих к нему муниципалитетов, также способствовала укреплению доверия по отношению к КП в обществе.

В условиях поправения Норвежской рабочей партии и некоторого застоя во второй по силе левой партии королевства — Социалистической левой партии, КП всё второе десятилетие XXI века неизменно набирала как численный вес (ведь начинала объединённая партия в 2007 году с от силы полутора тысячами «бойцами»), так и электоральную поддержку. В том, что на сентябрьских выборах за КП отдали голоса свыше 135 тысяч норвежских избирателей, думается, немалую роль играет и фактор лидера.

С 2012 года норвежских «красных» возглавляет Бьёрнар Мокснес; тогда ему было всего 31 год. Мокснес — социолог по образованию, выпускник Университета Осло. Уже в подростковые годы он участвовал в молодёжном антифашистском движении, что называется, бился со скинхедами. В начале 2000-х возглавлял молодёжные структуры норвежских крайне левых, был секретарём Красной партии, а в 2012 году был избран её председателем, уже будучи муниципальным советником в Осло. В 2017 году от столичного региона Мокснес был избран в Стортинг, став первым депутатом в национальном парламенте от КП.

На местном уровне Мокснес получил известность, принимая участие в судьбе столичных рабочих и беженцев, а также в действиях, направленных на большую прозрачность муниципальной власти. Даже будучи единственным членом Стортинга от «красных», Мокснес сумел получить общенациональную медийную известность, жёстко критикуя экономическую политику правого правительства. Мокснеса нельзя назвать «твёрдым ленинцем», но он учитывает, что партийный актив всё ещё очень восприимчив к марксистско-ленинским принципам. Лично для Мокснеса важен вопрос о сохранении норвежского суверенитета вне Европейского союза, поскольку он считает эту организацию «антидемократической машиной европейских элит и чиновничества».

Действительно, феномен норвежской КП весьма любопытен. Казалось, в такой благополучной стране, как норвежское королевство, нет реального политического пространства для партии, подобной «красным». Однако, благодаря упорнейшей работе на местах, самоотверженности рядового актива и умелой пропагандистской стратегии партия сумела получить поддержку почти пяти процентов избирателей, многократно расширив своё парламентское представительство, опередив по числу голосов Либеральную партию, христианских демократов и «зелёных».

Но, конечно, тут надо уточнить, что в Норвегии действующая власть, избирательная комиссия и судебные инстанции всё-таки играют по-честному: они не отказывают в регистрации тем, кто им не «нравится», не мешают кандидатам вести нормальную агитационную кампанию. И, что самое важное, не фальсифицируют результаты выборов…

Руслан Костюк, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Поделиться ссылкой: